12+

Режиссер-аниматор Ирина Евтеева представила вологжанам свои картины

5 июля 2011 года санкт-петербургский режиссер-аниматор Ирина Евтеева представила вологжанам свои картины – «Клоун» и «Маленькие трагедии».

Перед показом она подчеркнула, что фильмы будут «немного необычные», ведь технику, в которой работает Ирина Всеволодовна, сложно назвать истинно анимационной, она как будто объединяет рисунок и фильм: на экране актеры, чей образ нарисован красками на стекле. Удивительным кажется и то, что в своей работе режиссер не использует компьютеры.

Десятиминутная картина Ирины Евтеевой «Клоун» по мотивам спектакля «Snow show» мима и клоуна Славы Полунина получила «Серебряного Льва» на 59-м Венецианском международном кинофестивале в 2002 году. Вячеслав Полунин сам сыграл клоуна, переведенного в анимационное пространство. Это мультфильм о человеческом одиночестве, о грусти, любви и смерти, мечтах и снах, о том, что она – жизнь – проходит.

Последняя работа режиссера – «Маленькие трагедии» – создана по мотивам произведений Александра Пушкина. Картина, обозначенная как «фильм-фантазия», открывает по-новому трагедии Пушкина. С одной стороны, это действительно фантазии – легкие, невесомые (что создается особой пластичностью движения актеров и предметов в кадре), светящиеся (в этом особая манера съемки Ирины Евтеевой), мимолетные, мелодичные и очень красивые. С другой стороны, это небольшие фильмы, внутри которых раскрываются важные проблемы, и с помощью анимации они становятся как будто более осязаемыми, четкими.

После просмотра фильмов зрители и программный директор фестиваля «VOICES» Игорь Гуськов продолжили разговор с Ириной Евтеевой о ее творчестве.

У нас часто облегченное восприятие анимации, но на самом деле анимация, как и любое кино, бывает очень разная. Существуют различные техники, и они дают многообразие возможностей. Ирина, как вы нашли этот способ анимации, в котором в нашей стране вы первопроходец?

– Если честно, такая форма изображения приснилась мне во сне, и я решила ее воплотить.

– Расскажите более подробно о самой технике создания работ.

– Мне всегда хотелось рисовать светом, не цветом, а именно светом. Сначала я снимаю актеров (иногда на фоне, потому что тогда легче потом наносить краски), весь спектр требуемых изображений. Затем я покадрово прорисовываю изображение с этих так называемых заготовок. Я не пользуюсь компьютером при создании картин. Я работаю с проекциями, и с помощью нескольких кинопроекторов и стекол трансформирую изображение посредством краски. Ее я нашла не сразу, и это не совсем краска, а театральный грим. С его помощью получается особое изображение – светящееся. Создается некая условность кадра, условность полученной картинки.

– В этом отличие от компьютерной графики?

– Да, я не стремлюсь к натуральности изображения, а стремлюсь к той условности, которая позволяет делать вот такие почти что театральные постановки, как, например, «Маленькие трагедии». Их визуальный ряд – это почти что балет. Я живу для того, чтобы эти "светящиеся" фильмы были. Кино – это пучок света, разноцветный, поэтому, когда ты входишь в него при помощи того же света, световой основы, мультипликация позволяет вот таким светящимся персонажам перемещаться в пространстве совершенно особенным образом.

– Сколько времени занимает работа над фильмом?

– За 20 лет моей работы я сняла 8 фильмов. Одни короткие, другие длинные. Самый долгий – «Петербург» – идет 52 минуты. «Клоун» – это 6 месяцев рисования, «Маленькие трагедии» – это 9 дней съемок и два с половиной года рисования.

– Как создается музыка для ваших картин?

– Музыкальной обработкой почти для всех фильмов занимался Андрей Сигля. Он является продюсером и композитором фильмов Александра Сокурова, Светланы Проскуриной, Дмитрия Светозарова и многих других. Я люблю "слушать" изображение, поэтому сначала я снимаю все без музыки, потому что она должна ритмически создаваться внутри. При заготовках, конечно, используются какие-то тонированные композиции, чтобы актер мог двигаться органично. Затем мы с Андреем прорабатываем характер музыки. После создается звуковой ряд со звукооператором, особенно тщательно отрабатывается звучание на фоне текста. Потом я прослушиваю готовое и оставляю то, что нравится. В моих фильмах очень важна музыка, она драматургически организует весь анимационный ряд и иногда берет на себя роль фабулы.

– Как проходила творческая работа над мультипликационным фильмом «Клоун»? Насколько плотно принимал участие Вячеслав Полунин в создании работы, в идее картины?

– Он позвонил мне и предложил сделать совместный проект. Я приехала к нему в Лондон на спектакль «Snow show». Тогда он думал, что картина будет представлять собой маленькие кусочки из его спектакля, но я решила сделать немного другое кино. И согласилась на его предложение с условием, что я буду делать так, как вижу сама. Он актер, а я режиссер.

– То есть минорная линия была все-таки выбрана вами?

– Да, в ленте в итоге человек остается один в мире.

– Как возникла идея создать «Маленькие трагедии», почему среди них нет «Пира во время чумы»?

– Я закончила фильм «Вечные вариации. Тезей. Фауст», и после этого мне хотелось создать что-то подобное. Несколько историй, которые я могла бы перевести на тактильный уровень, именно поэтому большое внимание в «Маленьких трагедиях» уделено пластике.

«Пира во время чумы» действительно нет, потому что он стал как бы сквозной темой всех историй, идея этой маленькой трагедии объединяет все представленные. Мое нахальство больше заключалось в том, чтобы уменьшить текст Александра Сергеевича Пушкина, перевести его в изобразительный ряд, что очень сложно. Мне было интересно идти вслед за лингвистом Юрием Лотманом, у которого есть замечательные работы, посвященные «Маленьким трагедиям».

– Над чем вы работаете сейчас?

– Буквально через неделю начнется работа над новой картиной. Она называется «Наваждение». Она будет включать в себя две истории. Первая часть – это китайская притча, и я представляю ее как некий кинобалет. Сюжет достаточно прост: старый художник ходит по горам со своим учеником, и вдруг на него набрасывается стража, тащит его в императорский дворец, где на троне восседает молодой и красивый император. Он говорит, что убьет старца. Старец вопрошает: "Почему?". И император говорит, что воспитывался на картинах художника, и именно он владеет этой империей, а император – нет. Перед смертью старец должен завершить свою картину «Морской пейзаж». Художник рисует, и постепенно императорский зал наполняется водой, все тонут, даже не замечая этого и не замечая художника, который садится в лодку и уплывает в свою картину. Эта притча о взаимоотношении искусства и жизни, о грани между ними. А вторая картина по рассказу Александра Грина «Фанданго». Фанданго – это испанский танец, который танцует главный герой. Но делает он это не в реальности, а в картинах различных художников.

Юлия Шутова