12+

Вологодский ТЮЗ представил комедию «Дорога»

26 июня 2012 года Вологодский театр для детей и молодежи представил на фестивальных подмостках «Голосов истории» комедию «Дорога» по мотивам поэмы Н.В. Гоголя «Мертвые души».
 

В сценической фантасмагории, вихрем проносящейся перед зрителями, попеременно сменялись яркий неаполитанский карнавал и бравурный парад российских чиновников, картины, живописующие причуды и пороки помещиков, губернаторский бал и лирические наблюдения как Николая Васильевича Гоголя, так и его «героя», персонажа поэмы Павла Ивановича Чичикова. И тот и другой – путешественники, но если для Гоголя путешествие – настоятельная потребность души, единственный возможный образ жизни и способ творчества, то для Чичикова – сплошное неудобство, вызванное лишь необходимостью составленной им «негоции». Автор до последних сцен не хочет ссориться со своим персонажем: уставшим, алчущим и по-детски обидчивым. Как бы в пристяжку к Чичикову, он дорисовывает Селифана – кучера Павла Ивановича. Чичиков и Селифан в спектакле Бориса Гранатова – своеобразный кентавр, несущийся, согласно задуманного Гоголем сюжету, по дороге к предпринимательской и духовной катастрофе, разразившейся в финале спектакля.
 

Как известно еще со школьной скамьи, для Гоголя «мертвые души» – не предмет торговой сделки прохиндея Чичикова, а галерея помещичьих образов. Они, как и сама оставшаяся России со времен средневековья система крепостничества, уже давно отжили свое время, умерли, превратившись в порой комичных, но чаще жутких и отвратительных персонажей. Помимо них, режиссер Борис Гранатов выводит на сцену и сам предмет купли-продажи – тройку «мертвых» крестьян: инфернальных, страшных то ли разбойников, то ли упырей, встречаемых Чичиковым и Селифаном на Российской Дороге. Это еще одна птица-тройка, которая, в противовес Гоголевской, свободно несущейся, летящей Руси, выползает тут и там, словно туман стелется из закоулков и теней… Увы, из всех птичьих голосов этой подходит лишь воронье карканье.


Наталья Молчанова