12+

Яков Рубин: «Нам хотелось размаха греческой трагедии». На сцене Камерного драматического театра состоялась премьера «Федры»

Как средствами камерной труппы раскрыть глубокий конфликт между разумом и чувством, грехом и добродетелью, роком и свободной человеческой волей? Как в небольшом сценическом пространстве при минимуме декораций воссоздать атмосферу античного театра? Свой ответ на эти вопросы дает вологодский Камерный театр, где 19 и 21 февраля 2015 года прошла премьера трагедии «Федра» по одноименной пьесе французского драматурга эпохи классицизма Жана Расина.

Расин написал свою трагедию по мотивам трагедии Еврипида «Ипполит». Премьера пьесы, которая считается одной из вершин его творчества, состоялась в 1677 году. В предисловии автор объяснил, почему он обратился к этому античному сюжету и какие изменения внес в него. У Расина на первый план выходит Федра – супруга героя Тесея, терзаемая преступной страстью к пасынку Ипполиту. Она пытается противиться своим чувствам, но оказывается не в силах победить их и погибает, увлекая за собой любимого. Следуя мифу, французский драматург, тем не менее, заботится о том, чтобы показать психологическую подоплеку поступков героев. Например, Федра у Расина не обвиняет Ипполита в покушении на ее честь, чтобы выгородить себя перед Тесеем – вместо нее этот низкий поступок совершает ее наперсница Энона, опасаясь за себя и за свою госпожу. Ипполит, известный своим презрением к женщинам и любви, не может сопротивляться внезапно вспыхнувшему чувству к Арикии, дочери врагов его отца, находящейся в заточении по велению Тесея. Воле богов, насылающих на Федру смертельно опасную страсть или убивающих Ипполита, проклятого отцом, казалось бы, невозможно противостоять, но герои Расина пытаются делать это.

Чем интересен этот сюжет сегодня? Современный человек привык считать себя хозяином своей судьбы, и тема неотвратимого рока, казалось бы, не должна звучать для него актуально. А в ситуации выбора между чувством и долгом, из которой у героя классической трагедии есть только один выход, можно увидеть множество нюансов, делающих выбор не столь жестоким, а наказание – факультативным… И тем не менее извечное противостояние низости и благородства, трагизм неразделенного чувства и горечь ревности не могут не задевать за живое.

Незаметно погрузить зрителя в стихию греческой трагедии позволяет игра с условностью действия. Спектакль начинается буднично и прозаично: участники некоей актерской труппы, вполне современные люди, собираются ставить пьесу Расина. Они деловито осматривают помещение, где будут проходить репетиции, наводят в нем порядок, находят костюмы, получают тексты ролей. Но в финале аналогичного хода режиссер не делает. Артисты настолько вживаются в судьбы своих персонажей, что ими и остаются до конца: их жизнью живут и их смертью погибают. Условность подчеркнута предельной лаконичностью декораций: у артистов лишь две «точки опоры» на сцене, а на задник время от времени проецируется вид морского прибоя. Лаконичны и костюмы актеров – это не столько древнегреческий антураж, сколько средство подчеркнуть «нездешность» героев, живущих вполне понятными нам чувствами.

Трагичность финала – не только в гибели главных героев. Наедине с мучительным осознанием непоправимости своей ошибки остается Тесей. Прославленный герой, победивший Минотавра и совершивший множество других подвигов, оказывается бессилен перед страстями, поднявшими бурю в его душе и в душах любимых им людей.

Комментирует режиссер-постановщик спектакля Яков Рубин:

«К этому сюжету и к пьесе Расина мы обратились по целому ряду причин. Во-первых, нам хотелось размаха греческой трагедии. Но переводы античных текстов сделаны в XIXвеке, написаны александрийским стихом и довольно трудны для восприятия современным зрителем. Поэтому мы остановились на переводе Валерия Брюсова, выполненном в 20-е годы ХХ века – это прекрасные стихи и почти современный язык. Вторая – и главная – причина, по которой театр взялся за постановку «Федры» – актриса Ирина Джапакова. Я считаю, что если в труппе есть актер, способный сыграть такую роль, то такую пьесу надо ставить. Кроме того, Расин привлек еще и потому, что это пьеса камерная, в отличие от трагедии Еврипида, многофигурной постановки. Будучи камерным театром, мы должны уметь добиться эффекта довольно аскетичными средствами.

Роль Тесея в спектакле играет Алексей Бренёв. Это его дебют на драматической сцене, но он, тем не менее, демонстрирует неподдельную правду существования в предлагаемых обстоятельствах. Надеюсь, что мы и дальше будем с ним работать.

Кто несет главную нагрузку в этом спектакле? Думаю, что это не артисты – это зрители. Артисты поглощены проживанием жизни своих героев, между ними идет настоящий поединок, а все море страстей, бушующих на сцене, обрушивается на зрителя. Вообще обращаясь к классическим сюжетам, мы всегда стараемся рассказать их как истории про нас самих и про тех, кто сидит в зрительном зале. И если это интересно нам, значит, обязательно будет интересно кому-то еще».

Ближайший показ трагедии «Федра» состоится 13 марта 2015 года.

Светлана Гришина