12+

На малой сцене Театра для детей и молодежи поставили «Котлован»

Антиутопия Андрея Платонова стала материалом для самостоятельной работы артистов театра. Над инсценировкой, режиссурой и оформлением спектакля работал Андрей Камендов, сыгравший одну из ролей, остальные роли исполнили Анна Терентьева, Лариса Кочнева и Анатолий Макаровский. В спектакле звучит голос заслуженной артистки России Августы Кленчиной, ушедшей из жизни в сентябре этого года: радиорепродуктор «передает» фрагменты повести Платонова и отрывки из его ранних газетных статей. Работа над спектаклем шла под руководством народного артиста России Бориса Гранатова, художественного руководителя ТЮЗа.

Сюжет «Котлована» отсылает к эпохе строительства нового миропорядка: потрясения послереволюционных лет, ломка всего существующего ради светлого будущего, которое еще только предстоит создать, привели, как известно из истории, к непредсказуемым последствиям. Пытаясь построить «общепролетарский дом» (для фундамента которого и предназначен котлован), герои повести хоронят девочку Настю – единственное реальное воплощение будущего, представителя того поколения, для которого трудятся и страдают люди сегодня. Жанр спектакля не случайно определен как черная комедия – это полный боли рассказ о том, что насильственно насаждаемое добро неизбежно оборачивается злом.

Повесть Платонова – очень неожиданный и сложный материал для драматической постановки. Сложен он и в эмоциональном плане, и в плане восприятия особого «платоновского» языка. Андрей Камендов так объясняет выбор этого непростого текста: «Он красивый, чистый и добрый. Удивительно – хотя и не сразу заметно – то, что автор никого не осуждает. Все его герои – дети, сироты, и этим ощущением покинутости, заброшенности пронизана вся повесть. Эти люди, хотели только хорошего – а что получилось? Они строят дом для счастья и вечного отдыха, но в основании этого дома лежит ребенок. Каким оно будет, это будущее, если в его «проекте» изначально допущена ошибка? И получается, что они все – калеки…».

Текст лишен обычной «событийности», поэтому показать происходящее в действии особенно трудно. Но было найдено неожиданное сценическое решение. В спектакле заняты четыре актера: двое из них (Андрей Камендов и Лариса Кочнева) выступают как своего рода «чтецы», способные, впрочем, активно включаться в действие, а третий (эта роль досталась Анатолию Макаровскому) нарочито бессловесен. Самый «узнаваемый» персонаж – героиня Анны Терентьевой, воплощение девочки Насти. Она словно соткана из противоречий: воздушный наряд – и ужасный быт, праздничная красота – и горе потери матери, пуанты на ногах – и инвалидное кресло. Она словно олицетворяет собой попытку совместить несовместимое, осуществить неосуществимое.

Еще один неожиданный ход для драматического спектакля: у Насти и у всех других героев есть альтер эго – двойники-куклы. Вообще у спектакля несколько планов, разворачивающихся перед зрителем одновременно. Это проекция всего происходящего на сцене на экран (получается как бы вид сверху) и своеобразный театр в театре: тот самый бессловесный персонаж по ходу действия расставляет на столе свои «декорации» и «актеров» – таблички с надписями, деревянные ящики и глиняные фигурки. «Что касается оформления – можно сказать, что это большой привет авангардному искусству, отсылка к идеям Малевича и Лисицкого, который попытался перевести супрематизм в объемные формы, придумав так называемые проуны – проекты утверждения нового, – объясняет Андрей Камендов. – Глиняные фигурки для спектакля сделал вологодский керамист Иван Беляев. Почему нужна была именно глина? Потому что она чувствуется, это не папье-маше, а настоящий природный материал, и это то, что они копают. Одни фигурки большие – это главные герои, остальные мелкие – масса. Но все они – из одного материала».

Зрителя спектакля Андрей Камендов как режиссер видит таким: это те, кому неловко ходить строем. Как известно, повесть «Котлован» – произведение школьной программы, и преподать его детям очень непросто. Логично предположить, что постановка адресована в том числе и старшеклассникам, которые, увидев сценическую трактовку сложного текста, смогут составить о нем свое собственное представление.

Светлана Гришина