12+

Премьера спектакля «В открытом море» по пьесе мастера абсурда Славомира Мрожека состоялась в Театре для детей и молодежи

Историю о парадоксальности человеческих взаимоотношениях представили в Театре для детей и молодежи. 18 декабря 2014 года на малой сцене состоялась премьера спектакля по пьесе мастера абсурда Славомира Мрожека «В открытом море».

Встреча со зрителем началась с небольшого ликбеза о трактовках абсурда в искусстве. Рассказчица Алла Петрик, будто на одной волне со спектаклем периодически меняя очки, представила и это направление, и автора пьесы. И весь абсурд начинается именно отсюда, ведь зрителям рассказывают, кто такие артисты, словно публика этого не знает. Театр по своей природе сродни абсурду: он не может ответить на вопросы, а лишь пытается хоть чуточку приблизить зрителя к ответу, да и сам спектакль – явление абсурдное, его нельзя потрогать, а можно лишь почувствовать и запомнить свои ощущения и мысли, – ведет разговор рассказчица.

Абсурд дал театру много новых неординарных путей: в манере игры, в использовании технического потенциала, а самое главное – он будит смелую режиссерскую мысль. Первые абсурдистские пьесы появились во Франции в начале 50-х годов XX века. Термин «театр абсурда» был обозначен в 1962 году критиком Мартином Эсслином, так он охарактеризовал в своих книгах театральное движение того времени. Принципы театра абсурда разлетелись по всему миру, в том числе приобрели свою популярность и в России, где на идеи этого направления в искусстве оказали влияние члены группы ОБЭРИУ. И как бы неожиданно это не звучало, но одним из родоначальников абсурда в театре считается Антон Чехов, он использовал как раз те приемы, которые стали потом популярны у сторонников этого направления. А ими были Альбер Камю, Льюис Кэрролл, Сэмюэль Беккет и Эжен Ионеско, Даниил Хармс. И Славомир Мрожек, чью пьесу представили на сцене театра.

В повседневной жизни слово абсурд – чушь и бессмыслица, а в искусстве – это система философских взглядов, в рамках которой утверждается отсутствие смысла человеческого бытия. Абсурд – это нечто алогичное, смехотворное, лишенное цели, антимир – каждый словарь дает свое определение, хотя любой зритель может сам вывести для себя значение этого слова. Отчасти это и попытался своим спектаклем доказать режиссер народный артист РФ Борис Гранатов. В этой постановке нет логики происходящего, есть просто своя инерция движения, каждый диалог воспринимается как нелепость, ведь герои пытаются выяснить, кто из них будет съеден.

Бессмыслица присутствует во всем – начиняя с того, что герои появляются не из двери, а из шкафа. Кто они, зачем пришли сюда? Они не друзья и не знакомые, хотя откуда-то осведомлены друг о друге. Их трое – на плоту, который отчасти символизирует жизнь. Выясняется, что они потерпевшие кораблекрушение. Каким-то образом на этом же плоту в открытом море отказывается холодильник – причем черный, советский, а на его стенке – магниты и наклейки, что уж точно черта сегодняшнего дня. Но, пожалуй, самой нелепицей во всем этом «море» кажется хрустальная люстра: откуда ей тут взяться, да и зачем? Она как маяк: в те или иные моменты начинает мерцать, чтобы герои не сбились с какого-то своего пути. Вокруг чайки, вокруг темнота, а на плоту всего три стула и три урчащих от голода живота. И вот она идея: надо кого-то съесть. Вроде уже не до раздумий, но у героев все же находится желание и время даже устроить выборы на «должность» съеденного. Вот тут-то и открывается каждый из персонажей. Первый – Мелкий (заслуженный артист РФ Вячеслав Теплов) – это неуверенный в себе, где-то жалкий, не умеющий повести за собой, но в то же время готовый на жертвенность. Хотя с другой стороны вопрос – а нужна ли она эта жертва, опять же абсурд. Второй – Средний (Виктор Харжавин) – согласен идти за тем, кто поведет, выбирает сторону сильного, готов терпеть пощечины и лицемерить. И, наконец, третий – Крупный (Эдуард Аблавацкий), истинный лидер, умеющий и речи произносить, и вывернуться из любой ситуации. Каждый из них в какой-то мере ассоциируется с той или иной частью общества – интеллигенция, рабочий класс, власть. Кого же съесть? Хотя выбор и так известен, буквально с первых моментов. Но герои долго думали, выбирали, кто же станет обедом или ужином. Этих людей, оставшихся одних в открытом море, не волновало больше ничего. А ведь можно было поискать и другой выход, хотя никто его даже не увидел. Даже когда была подсказка в виде Четвертого (Илья Греднев), который появился из ниоткуда и ушел в никуда, ею никто не воспользовался.

История по своей сути очень печальная – надо выжить за счет другого, смоделировать так ситуацию, чтобы человек сам был готов пойти на жертву. Но в спектакле столько нелепицы, курьезов, что зритель не мог сдерживать смех. Юмор в абсурде находка – только он может спасти, дать волю эмоциям.

«В открытом море» – одна из самых популярных пьес польского драматурга Славомира Мрожека. В острой, гротесковой форме здесь исследуется проблема манипулирования человеческой личностью, если она не способна противостоять насилию. Во все времена этот вопрос волновал людей, актуален он и сегодня, поэтому Борис Грантов и обратился к данной пьесе.

Ирина Сорокина