12+

Вологодскую крепость теперь будут представлять именно так

Из привычного взгляду на современную Вологду в этом пейзаже – только Софийский собор, и то с шлемовидными, а не луковичными куполами, которые появились позже. Однако благодаря собору это место легко узнается – вот здесь сейчас стоит «памятник коню» (т.е., конечно, Батюшкову), здесь идет улица Ленинградская, а здесь находится то, что мы сегодня называем «Вологодским кремлем». На самом деле Вологодский кремль – это как раз то деревянное сооружение, которое изобразил на своей картине художник и архитектор Алексей Смирнов. Тот самый кремль, который стали возводить при Иване Грозном и который был вдвое больше кремля Московского. Хочется верить, у Вологды все-таки был шанс стать столицей.

Картину Алексея Смирнова представили публике на прошлой неделе в Доме Левашова. На ней изображена часть Вологодской крепости второй четверти XVII века. Оценить труд художника, изучившего при подготовке произведения огромное количество источников, собрались вологодские историки, археологи и реставраторы.

По признанию самого Алексея Смирнова, идея написать такую картину появилась после выхода книги археолога Игоря Кукушкина «Вологодская крепость», которую он перечитал несколько раз. Вдохновившись темой, обратился к другим историческим материалам, а затем приступил к созданию художественного образа средневековой Вологды. В качестве ориентира была взята графическая реконструкция крепости, сделанная Кукушкиным.

Для большинства вологжан Вологодская крепость второй половины XVI–XVII веков – скорее легенда, чем исторический факт. Наземных элементов сооружения не сохранилось, но ученые, обратившись к летописям, архивным документам, старым картам, проведя археологические изыскания, довольно достоверно воссоздали облик и размер этого оборонительного сооружения. Вологодская крепость занимала площадь около 47 га и имела вид неправильного четырехугольника: одна его сторона шла по правому берегу реки Вологды, вторая – вдоль современной улицы Ленинградской до нынешней Октябрьской, третья – по Октябрьской до улицы Мира, четвертая – по улице Мира вдоль речки Золотухи до ее впадения в реку Вологду.

Алексей Смирнов воплотил на картине небольшой и благодаря Софийскому собору самый узнаваемый фрагмент бывшей крепости – идущий вдоль реки и заворачивающий по краю нынешнего Кремлевского сада. На месте современной псевдоготической колокольни изображена одна из ее деревянных «прабабушек», которых в XVII веке сгорело несколько. «В Переписной книге 1628 года я нашел много описаний зданий – церквей, домов, и в том числе колокольни, – рассказывает художник. – Интересный нюанс: оказывается, она уже тогда была с часами. При изображении церквей я опирался на сохранившиеся аналоги. Кое-что правил в ходе работы, узнавая какие-то детали». Например, решил, что в композицию картины хорошо впишется деревянный мост и спросил мнение у Игоря Кукушкина, мог ли мост здесь быть. «Игорь ответил, что если и был, то наплавной. Я поискал в источниках, нашел гравюру, где изображен наплавной мост через реку Москву в начале XVIII века – и изобразил похожий на своей картине».

Придирчивые вологодские историки, внимательно рассмотрев картину, сошлись в том, что она создает образ деревянной Вологды, который нам сейчас трудно представить. «До сих пор мы практически не имели художественного образа нашей вологодской крепости, – заметил заместитель директора издательского центра «Древности Севера», историк, археолог Александр Суворов. – Есть несколько небольших рисунков Александра Брягина и его последователей – но, во-первых, это скромные картонки размером чуть больше А4, во-вторых, они публично мало выставлялись. А больше художники к этой теме почти не обращались. Работа Алексея Смирнова теперь будет формировать представление современников о Вологде того времени».

Несмотря на мелкие замечания историков – кому-то показалось, что не видно части кирпичной кладки стены, кому-то – что дома за городской крепостью должны быть окружены заборами, кто-то счел, что на заднем плане много леса и мало распаханных полей, а Александр Суворов покритиковал слишком зеленый берег, который, вероятно, на деле должен быть выщипан и вытоптан пасущейся скотиной (всю критику Алексей вынес стоически и не поддался искушению михалковского слона-живописца немедленно исправить неточности), – в целом к исторической правде картины претензий не было. Зато было много пожеланий продолжить работу и сделать серию картин, посвященных Вологодской крепости, изобразить другие ее части.

Отдельно отметили удачность цветовой гаммы – «поленовскую» мягкость тонов, белизну собора, оттененную низеньким деревянным окружением. Можно представить, насколько величественным сооружением казался тогда горожанам храм, который задумал возвести в Вологде Иван Грозный.

«Картина эта полна очарования – совершенно необъяснимое чувство, как будто всколыхнулась генная память, – рассказала о своих ощущениях археолог Лариса Андрианова. – Хочется представлять себе Вологду того времени именно такой, даже если в действительности она была более грязной, более скучной. Богатая, причудливая история той средневековой Вологды у нас как-то незаслуженно мало известна. И хорошо бы с этой картиной могли познакомиться «более широкие слои населения» – в том числе школьники, учителя, просто любители истории. И представить, каким был родной город четыре столетия назад».

Окончательного названия работа Алексея Смирнова пока не имеет. Также пока неясно, где будет экспонироваться картина. Но, вероятно, она будет включаться в экспозиции, посвященные истории Вологды.

Елена Легчанова