12+

Откуда в Кирилло-Белозерском монастыре дорога из надгробных плит? Смотрите видеосюжет музея

Прогуливаясь по территории Кирилло-Белозерского музея-заповедника, нельзя не заметить, что  площадка у Успенского собора, Трапезной палаты и церкви Кирилла Белозерского вымощена надгробными плитами. Мощение было сделано в конце XVIII века, и многие камни на этой дорожке до сих пор хранят имена монахов, которые жили ранее в Кирилло-Белозерском монастыре. Как появилась мостовая из надгробий и где «лежать» было почетнее, рассказывает заведующая научным отделом Кирилло-Белозерского музея-заповедника Людмила Теребова.

В своем изначальном виде мостовая просуществовала недолго, чуть более 30 лет. Уже к 1825 году поверх намогильных плит на слое песчаной подсыпки была положена дорожка из каменных квадратных тесаных плит, сохранявшаяся до XX века. В 1995 году в ходе работ по срезке грунта возле Успенского собора мостовая была раскрыта. Причиной сооружения тротуара из столь необычного материала стала, вероятно, его дешевизна и доступность, что было немаловажно в условиях ухудшения материального благосостояния обители на рубеже XVIII‒XIX веков.

Для сооружения мостовой решено было использовать древние надгробия, которые погружались в землю, зарастали травой и уже не выполняли своей функции. В тоже время освободилась часть надгробных плит после строительства в 1780-х годах нового здания церкви Кирилла. Новый храм по размерам значительно превзошёл первоначальную постройку, захоронения, расположенные у алтаря и южной стены церкви, оказались под стенами нового здания, поэтому надгробия с них были сняты.

Описания «мостовой» имеются в записках многих путешественников, посещавших Кирилло-Белозерский монастырь в конце XVIII ‒ начале XIX века. Наиболее подробно ее описывает Константин Бороздин, который в 1809 году совершил путешествие по северу России и посетил обитель. В заметках об этой поездке сказано следующее: «…осмотрев соборную площадь, Бороздин отправился к настоятелю. Из собора к его кельям вела дорога, устланная плитами. Бороздин заметил, что все плиты с высеченными на них надписями. На вопрос его провожатому, что это за плиты, он получил ответ, что это камни, снятые со старых надгробных памятников. Рассмотрев их внимательнее, он увидел несколько камней с именами, принадлежащими к одному из наших знаменитых и богатых родов. Придя к настоятелю, Бороздин завел разговор о плитах и, объяснив о неприличии такого распоряжения, дал совет восстановить разрушенные надгробные памятники. Настоятель обещал всё это выполнить. На возвратном пути Бороздину пришлось проезжать через тот же монастырь. Он обратил внимание на дорогу от собора к настоятельскому дому и нашел, что надписи были все тщательно сглажены». Подтверждение этому – камни со счищенными заглавиями. Их и сейчас можно увидеть на дороге, ведущей от Успенского собора к церкви Кирилла.

«Всего в вымостке насчитывается около 150 валунов, 4 мельничных жернова и около 10 фрагментов тесаных известковых плит, – рассказывает Людмила Теребова. – Исследователи считают, что выкладка происходила, по-видимому, не бессистемно. Так, пять надгробий с могил настоятелей монастыря располагались на одном из самых почетных участков ‒ проходе между южной стеной Успенского собора и церковью Архангела Гавриила. Все упомянутые здесь настоятели возглавляли обитель в XVII веке».

На необычной мостовой Кирилло-Белозерского музея-заповедника можно увидеть плиту игумена Сильвестра, который возглавлял Кирилло-Белозерский монастырь с 1604 по 1606 год. После ухода с должности настоятеля, Сильвестр проживал в Кирилло-Белозерском монастыре, где 21 ноября 1625 года умер и был похоронен. На неровной поверхности плиты выбита надпись вязью в 2 строки: «1625-го ноября в 21 день / преставися игумен Сильвестр». Здесь же и надгробия игумена Серапиона Травина, бывшего настоятелем монастыря с 1628 по 1631 год, плиты архимандритов Тимофея и Иосифа, руководивших обителью в XVII столетии, и других.

Использование намогильных плит как строительного материала – явление нередкое для Москвы и Подмосковья  XVII‒XVIII веков. Пример тому ‒ покрытие из белокаменных надгробий в скиту Воскресенского Новоиерусалимского монастыря. Но для Русского Севера это уникальный случай, аналогов которому в других северных обителях не известно. Интересно, что плиты эти находятся на том же месте, где их обнаружили, и являются теми предметами музея, на которые можно не только смотреть, но и потрогать. Именно по ним мы ступаем, гуляя по Соборной площади Кирилло-Белозерского музея-заповедника.

Увидеть мостовую из надгробий в период объявленной самоизоляции помогут сотрудники Кирилло-Белозерского музея-заповедника, которые сняли видеосюжет на эту тему. 


Мария Хаустова, Кирилло-Белозерский музей-заповедник