12+

«Почему нам с детства снится чувство полёта?..» В Камерном драматическом театре поставили «Фантазии Фарятьева»

Уму непостижимо, в какой кутерьме порой проходит жизнь. Маме нужно непременно «пристроить» взрослую дочь, дочь-подростка обуздать и посадить есть котлеты, а предполагаемого жениха старшей тонко проверить на вменяемость. 27-летней дочери, преподавательнице музыкальной школы, нужно срочно забыть о неудачном романе с директором, попутно держа оборону от мамы и острой на язык сестренки. Сестренке тоже непросто: надо во что бы то ни стало отстоять свою независимость, причем сразу на нескольких фронтах. При всём при этом они искренне любят друг друга, но любому, кто попадет извне в этот «котел», будет нелегко. Об этом – новый спектакль Камерного драматического театра «Фантазии Фарятьева». Как и предполагает жанр трагикомедии, действительно смешные моменты соседствуют с напряженными драматическими сценами, а комичность некоторых ситуаций резко контрастирует с трагическим накалом взаимоотношений.

Фарятьев (Александр Сергеенко) – романтический герой, который в мире реальности не находит себе места, да не особенно его и ищет. Но внезапная любовь выбивает его из привычного ритма жизни – он не может работать и сам себя не узнает. Оказавшись в доме возлюбленной, он сразу оказывается в фокусе общего внимания. Мать (засл. артистка России Ирина Джапакова), неподражаемо проговариваясь и тут же спохватываясь, называет его «наш жених» и примеряет его фамилию к имени дочери. Александра (Елена Смирнова) холодна и отчуждена – она пытается забыть прежнего возлюбленного, и ее раздражает матримониальная суета вокруг нее. Младшая дочь Люба (Анна Карпунова) – ершистый подросток, не упускает возможности съязвить, но сама исподволь присматривается к Фарятьеву. В этой семейно-любовной драме всё непредсказуемо: надежды не сбываются, планы рушатся, а признание в любви звучит в пустоте…

Трагичность происходящего на сцене – в неспособности услышать другого, и не просто другого, а любящего и любимого. Мать мечтает о том, чтобы дочери были счастливы, но счастье понимает по-своему. Искренне любя их, она душит их своей заботой и постоянным присутствием рядом. Дочери не могут вырваться из этого заколдованного круга: заявив о своих желаниях, чувствах и планах, они рискуют обидеть маму, у которой слабое сердце. И кажется, что вся жизнь проходит в этом бесконечном круговороте обид и примирений.

Стоп, а в чем же состоят, собственно, фантазии Фарятьева? В интерпретации театра это не просто чудак – это ученый, возможно, даже гениальный, готовящийся сказать человечеству то, что изменит его жизнь. Но выдержит ли его теория испытание недоверием? Ведь в открытый им счастливый мир, где люди живут в гармонии с собой и друг с другом, никто не хочет. Точнее, в этот мир никто не верит. И в финале кажется, что «дверь» туда, открывшаяся было для самого Фарятьева, закрывается и для него – но так ли это, судить зрителю. Режиссер Яков Рубин намерено обнажает сценическую «механику» спектакля: ремарки произносит Фарятьев, он же объявляет о начале каждого действия и об антракте, а декорации герои меняют сообща, все вместе выходя на сцену и деловито перетаскивая с место на место предметы антуража. И в этом невольно читается намек на то, что люди сами, своими руками строят вокруг себя привычный мир условностей, пытаясь укрыться от всего непонятного и тревожащего – как будто его и правда можно завесить ковром и задвинуть старым пианино…

Светлана Гришина