12+

Тутунджан Джанна Таджатовна

Тутунджан Джанна Таджатовна. Фото Леонида Старикова Гостья. 2000. Холст, масло Страда. 1977. Холст, масло. Вологодская областная картинная галерея Молодая. 1968. Холст, масло, темпера. Вологодская областная картинная галерея Гори ясно. 1976. Холст, масло темпера. Вологодская областная картинная галерея Вольному – воля. 1996. Холст, масло, темпера. Вологодская областная картинная галерея Портрет в октябре. 1987. Холст, масло. Вологодская областная картинная галерея Первенец. 1994. Холст, масло. Вологодская областная картинная галерея Сорокоуст. 1988. Холст, масло. Вологодская областная картинная галерея Вечный перезвон. 1966. Бумага, тушь. Вологодская областная картинная галерея Голубые родники – золотые ключики. 2000. Холст, масло Чтобы не погасло. 2006 – 2008. Холст, масло Черный ворон. 1989. Холст, масло. Вологодская областная картинная галерея Девочка в красном углу. 1995 Незабудки. 1969 Про хлеб, про соль. 1966 Саша. 1993 Инфанта на Сухоне. 1990 Пожар (Притча). 1991 Птичий рынок
  • Тутунджан Джанна Таджатовна. Фото Леонида Старикова
  • Гостья. 2000. Холст, масло
  • Страда. 1977. Холст, масло. Вологодская областная картинная галерея
  • Молодая. 1968. Холст, масло, темпера. Вологодская областная картинная галерея
  • Гори ясно. 1976. Холст, масло темпера. Вологодская областная картинная галерея
  • Вольному – воля. 1996. Холст, масло, темпера. Вологодская областная картинная галерея
  • Портрет в октябре. 1987. Холст, масло. Вологодская областная картинная галерея
  • Первенец. 1994. Холст, масло. Вологодская областная картинная галерея
  • Сорокоуст. 1988. Холст, масло. Вологодская областная картинная галерея
  • Вечный перезвон. 1966. Бумага, тушь. Вологодская областная картинная галерея
  • Голубые родники – золотые ключики. 2000. Холст, масло
  • Чтобы не погасло. 2006 – 2008. Холст, масло
  • Черный ворон. 1989. Холст, масло. Вологодская областная картинная галерея
  • Девочка в красном углу. 1995
  • Незабудки. 1969
  • Про хлеб, про соль. 1966
  • Саша. 1993
  • Инфанта на Сухоне. 1990
  • Пожар (Притча). 1991
  • Птичий рынок

(22.09.1931 – 23.02.2011)

Живописец, график, народный художник РФ

Даты жизни и творчества
Альбом «Родниковая страна»
Из альбома «Птица – Жизнь»

Джанна Тутунджан родилась в Москве 22 сентября 1931 г. Окончила среднюю художественную школу, а затем Московский художественный институт имени В. И. Сурикова (1959). Училась в мастерской М. М. Черемных и Н. А. Пономарева, избрав для дипломной работы монументальный образ Родины-Матери в технике флорентийской мозаики.

После окончания института в том же 1959 г. уехала на родину мужа, Николая Владимировича Баскакова, и ни разу впоследствии не пожалела об этом. В одной из поездок по области присмотрели они себе деревенский дом на берегу Сухоны, и с этих пор деревня Сергиевская, затерянная в лесах Тарногского района, стала источником тем и образов графического и живописного творчества Тутунджан. Ведь именно здесь, на Вологодской земле, нашла она своих героев, определила для себя главную цель творчества – поведать миру о простых и прекрасных людях, сохраняющих в душах и сердцах своих самые лучшие и светлые качества народного характера. Таких людей встречала она в вологодской глубинке, эти люди окружали ее в Сергиевской.

Постепенно путевые рисунки и этюды обрастали плотью размышлений, превращаясь в обобщенные, философски мудрые картины и портреты. Пожалуй, ни один из вологодских художников так емко и глубоко не изобразил судьбу русского вологодского крестьянства, как это сделала Тутунджан. Ее дар художника-монументалиста и человеческая сердечная чуткость соединились, чтоб через образы деревенских женщин, девочек, старух поведать миру о духовной красоте, мудрости и стойкости народного характера.

Этой теме были посвящены ее «Сергиевские листы» – откровенные и сокровенные рисунки, которыми Тутунджан взволнованно вошла в вологодское искусство. «Про хлеб, про соль», «Сама себе хозяйка» – героини ее графических произведений сродни литературным образам Василия Белова, Александра Романова, Ольги Фокиной, в творчестве которых деревенская тема нашла свое особое выражение. И удивительно, вологодские писатели и поэты – «деревенщики» приняли и поняли ее, москвичку с армянской фамилией, признав в ней родную душу. Главным выразительным достоинством графики Тутунджан стал лаконичный реалистический рисунок. Поданные крупным планом женские лица, изборожденные морщинами, заглядывали в душу зрителя своими умными, все понимающими глазами, как будто искали в них поддержки, а на самом деле просто рассказывали о своей судьбе. Постепенно для расширения сюжетной линии рисунков, их смыслового обогащения Джанна Таджатовна намеренно начала вводить в них текстовое дополнение. Как человек творческий, обладающий к тому же литературными способностями, она использовала «слово» не только как элемент текста, но и как изобразительный элемент. Так появились ее знаменитые диалоги «По правде, по совести», поражающие нас живостью бытовой зарисовки и яркой фольклорной выразительностью своих текстов. Испугавшись их откровенной правдивости и двойной силы воздействия – изобразительной и литературной, чиновники от искусства на одной из выставок вологодской графики в Ленинграде в начале 1980-х гг. настоятельно попросили убрать их из экспозиции.

Когда художнице задают вопрос о том, что ближе ей как творцу: живопись или графика – она отвечает: «Графика – мои корни, живопись – крона». В арсенале большого художника все средства гармонично едины и подчинены одной цели – творчеству. У Тутунджан мы можем говорить о графичности живописных произведений и о наполненности живописными ассоциациями ее графических композиций. Графический элемент выразительного силуэта всегда дополнен символикой живописного цветового пятна. Так, мягкий красный цвет в одном случае символизирует жизнь и тепло домашнего очага («Гори ясно»); в другом, контрастируя с черным, загорается пламенем пожара («Пожар»). И вместе с этим в каждой картине художника подчеркнута живая связь с натурой. Она пишет современных людей и современную жизнь. Практически каждое этапное полотно Тутунджан по глубине замысла и лаконизму выразительной формы – это социальный жанр, где частный мотив перерастает в обобщенный образ-символ. «Незабудки» (1969) и «Гори ясно» (1976), «Пожар»(1991), «Вольному – воля» (1996) и «Берегиня» (2001) – картины одной темы, хотя созданы в разные годы и разделены десятилетиями. Начатый еще в самом начале творческого пути диалог художницы со зрителем о смысле жизни человеческой продолжается и сейчас.

Наверное, самые животрепещущие вопросы современной жизни сосредоточены в «деревенских» работах Тутунджан. Ее любимые героини, пережив войны и революции, не растеряли самого главного – веры и надежды. Именно они, эти крестьянки со сложенными на коленях руками, в окружении старых и новых семейных фотографий, и являются «корнем рода» человеческого, его «надёжей». Ведь не случайно символом возрождения русской деревни, а значит и земли, в картинах Тутунджан является деревенская женщина, окруженная детьми и не боящаяся взять на себя роль «Берегини».

Выразительные средства, которые использует в своих живописных произведениях художница, невольно отсылают нашу память к русской иконописи. «Фресковым» называли многие исследователи язык ее монументальных картин, и сама Тутунджан использует в них притчу как сюжетную канву. Ее деревенские герои сродни средневековым святым и мученикам, только не легендарным, а живущим сегодня на нашей земле. Да и названиями своих картин она «будит» нашу национальную память: «Несущий свой крест», «Матушка царица небесная», «Троица», «Всевидящее око»…

«По правде и по совести» художница ведет диалог со зрителем практически в каждой своей работе. В жанре портрета она обращается к людям хорошо знакомым и любимым, проповедуя и утверждая через них идеал духовной красоты и богатства. Наверное, потому ее портретные образы романтичны и лишены бытовизма, а цвет и изобразительные детали помогают раскрыть главное, что ценит она в их характере: творческий порыв, увлеченность, преданность.

Выставки Джанны Таджатовны обычно собирают самую большую аудиторию. В чем же феномен популярности произведений Тутунджан у публики? Конечно, не только в сюжетной основе ее картин, близкой и понятной людям, живущим в провинции, но и в эстетике их пластического языка, близкого этическим и эстетическим традициям русской народной культуры.

Л.Г. Соснина

Выдающиеся вологжане: Биографические очерки / Ред. совет «Вологодская энциклопедия». – Вологда: ВГПУ, издательство «Русь», 2005. – 568 с.

Поделиться
Плюсануть
Класснуть