12+

Варвара Семеновна Кузнецова. 18 рейсов ради спасения жизни

Варвара Семеновна Кузнецова До сих пор не совсем понимаю,
Как же я, и худа, и мала,
Сквозь пожары к победному Маю
В кирзачах стопудовых дошла.

И откуда взялось столько силы
Даже в самых слабейших из нас?…
Что гадать! – Был и есть у России
Вечной прочности вечный запас.
Юлия Друнина

Варвара Семеновна Кузнецова (Шершнева) родилась в деревне Каложицы Кингисеппского района Ленинградской области, что на границе с Эстонией. Мать Мария Геннадьевна и отец Семен Никифорович работали в местном колхозе. Кроме Вари в семье было еще трое детей: старшая сестра и два брата. В 1940 году Варя окончила восьмилетку с Похвальной грамотой за хорошую учебу и уехала в Ленинград: поступила в библиотечный техникум.

Несмотря на насыщенную программу обучения (будущим библиотекарям преподавали также музыку и изобразительное искусство – «и изо, и музо», как говорит Варвара Семеновна), свободного времени у студентки было много, город она знала хорошо, потому что часто проводила здесь каникулы.

Перед началом второго курса в техникуме объявили, что принимают на курсы медицинских сестер. «Я решила, если меня как библиотекаря пошлют в глубинку, медицина пригодится, и поступила, – вспоминает Варвара Семеновна. – Годичные курсы медсестры окончила вместе со вторым курсом техникума. Прошла практику в Больнице сестринского ухода имени Софьи Перовской, получила удостоверение».

Лето 1941-го

Такою все дышало тишиной,
что вся земля еще спала, казалось.
Кто знал, что между миром и войной
всего каких-то пять минут осталось!
Степан Щипачев, 1943 г.

Наступил июнь 1941 года. «Было так хорошо, тепло и солнечно, мы с однокурсниками отправились в Озерки (дачный поселок под Ленинградом, в настоящее время входит в черту города – прим. авт.), чтобы отпраздновать окончание второго курса. Веселились, дурачились, делились планами на будущее. Я училась хорошо и мечтала, что после третьего курса поступлю в Ленинградский библиотечный институт им. Н. К. Крупской. А когда мы вернулись с Озерков, услышали страшную весть. Война! Мы пришли в общежитие (на Фонтанке, 6, напротив Летнего сада – прим. авт.) все в растерянности, не знали, что дальше делать… У меня дома мама, младший брат, а рядом граница…»

Через несколько дней Варю Шершневу с подругами вызвали в военкомат и сообщили, что они мобилизованы как медсестры.

«Техникум к тому времени расформировался. Ребята, которые у нас учились, пошли в военное училище. А мы все ждали, когда нас отправят на фронт. Война была уже совсем близко, немцы стояли у Пулковских высот. В город стали поступать раненые. Мы попросили в райкоме комсомола разрешения помогать раненым, которых временно размещали в Летнем саду в палатках… Взяли перевязочные сумки и дни напролет перевязывали, сортировали, помогали врачам. Столько было раненых, ужас…

Я переживала, что когда до меня очередь дойдет – война кончится, ведь моя фамилия в конце списка была. Но уже в октябре 1941 года в райкоме комсомола мне сказали, что дошла очередь и до моей фамилии».

Варвару Шершневу с подругой направили в госпиталь, под который был приспособлен Дворец культуры имени Кирова – до войны девушки ходили туда на танцы.

«В первый день нам выдали сухой паек: хлеб, воблу сушеную… Во Дворце культуры стояли мраморные колонны, мы об них воблу обколачивали. Нам было по 17 лет, совсем дети…

Госпиталь готовился к эвакуации. В хозчасти нас обмундировали – от нижней рубашки до обуви. А зав. хозчастью, пожилой мужчина, посоветовал: «Возьми шинельку большую: рукав под голову, сама закроешься полой, мало ли…» Взяла я большую шинель. На ноги дали ботинки и обмотки (сапог не было), надеваю их, а обмотки у меня все выше колен – такая я маленькая была».

18 рейсов ради спасения жизни

…Поезд молчащий, болезненный, бледный,
беззвучный поезд страданий и боли.
Мигель Эрнандес «Санитарный поезд»

Варвара Семеновна Кузнецова Варя узнала, что в Ленинграде формируют военно-санитарные эшелоны. Набирают медсестер, санитарок и слушателей последнего курса военно-медицинской академии.

Девушка попала в санитарный поезд, сформированный из 14 пассажирских вагонов и вагона-кухни. «У меня в вагоне была санитарочка – я считала, что пожилая, а ей всего 21 год был, – улыбается Варвара Семеновна, – и слушатель военно-медицинской академии. Его звали Борис – такой детина, не знаю, сколько ему было лет, он был очень высокий и здоровый».

В первом рейсе санпоезд отправили в Александро-Невскую лавру. Раненые там помещались не только в зданиях, но и на улице… Кто сам полз в вагоны, кого несли – только бы уехать.

…В лавре нагрузили полый вагон: раненые лежали на всех полках и под полками, и даже на третьей – те, кто мог забраться – больше 90 человек в вагоне.

«Пришло время кормить солдат. Начальником кухни был назначен врач, у которого естественно не было никакого кулинарного опыта, он даже не подумал, что в поезде нет поваров! Побежали по вагонам искать кого постарше. У меня забрали санитарочку… Мы с Борисом остались вдвоем. Ну какие повара в 21 год? Первый раз сварили кашу, а она вся сгорела – не размешать. Пришлось выдавать раненым сухой паек. Мы принесли хлеб, масло... Наложили большие подносы и раздавали по вагону. Хлеб моментально разбирали, и мы снова бежали на кухню. Только к ночи всех накормили…»

Поздняя осень, зажигать огни в вагонах нельзя… Обходы совершали с фонариком. Было много тяжелораненых, порой перевязки делали всю ночь.

С этим поездом Варвара Семеновна сделала 18 рейсов. Раненых отвозили через Волховстрой в Киров, Вологду и без всякого отдыха сразу в обратный рейс – получали белье и всю ночь по дороге в Ленинград заправляли койки.

Часто военно-санитарные эшелоны становились целью для немецких самолетов. Во время бомбежки машинистам было приказано не останавливаться. Красные кресты на вагонах как мишень. Рассказывая об этих страшных моментах, Варвара Семеновна вспоминает эпизод из кинофильма «Небесный тихоход», где немец-летчик ехидно улыбается, пролетая над самым поездом и давая пулеметную очередь по красным крестам.

Во время бомбардировок раненые, кто мог, бежали в лес. В вагонах оставались только лежачие больные и медперсонал, который не имел права покинуть свой пост.

«Однажды в минуту затишья, пока восстанавливали разбитую дорогу, мы пошли в лес и набрали много грибов, наши «повара» наварили грибного супа – вот была радость раненым!»

В одном из рейсов санитарному эшелону с трудом удалось преодолеть Мгу, занятую немцами. После разгрузки в Вологде попали на Волховский фронт. Вывозили раненых с Синявинских болот: без перевязок – только с поля боя. В конце концов, попали под сильный обстрел. Поезд был настолько поврежден, что еле добрался до Вологды, и там после разгрузки был расформирован. Варвара Семеновна тогда получила осколочное ранение в голову и временную контузию. Осталась в сортировочном госпитале на лечение, а после – на службу и дослужила до октября 1944 года, когда была комиссована по инвалидности. Почти два года лечилась в санаториях. Там и встретила Победу.

«Подлечили, я сложила все документы об инвалидности и пришла в библиотеку в октябре 1946 года».

Война разбросала по свету…

Варвара Семеновна Кузнецова «Всю службу я не знала, что стало с моей семьей. Перед моим первым рейсом удалось попрощаться с мамой – она вместе с моим младшим братом Павликом пришла пешком в Ленинград, где у нас жил дядя. Уже после войны я узнала, что из Ленинграда маму отправили в эвакуацию в Молотовскую область (ныне Пермская область – прим. авт). Мой старший брат, перед войной отслуживший в армии, не успел и полгода проработать в Ленинграде, как началась война, и его снова мобилизовали. Сестра с мужем жила в Бабаево».

Младший брат Варвары Семеновны во время следования в эвакуацию сбежал в Ленинград, чтобы проведать старшего. Павлика поймали и определили в спецприемник для беспризорных подростков, но в здание попала бомба, и дети разбежались. Павлик решил вернуться к матери лесом. И случайно наткнулся на танковую часть, которая выходила из окружения. Он хорошо знал местность и помог танкистам выбраться. Его видели потом знакомые семьи: Павлик сидел на первом танке колонны, выходившей из леса. Солдаты сказали, что он их вывел из окружения. Видимо, он стал сыном полка. О дальнейшей его судьбе ничего не известно…

«После демобилизации в Вологде я жила на квартире и однажды разговорилась с хозяйкой, которая спросила, есть ли у меня тут родственники. Я сказала, что мама где-то эвакуирована, сестра живет в Бабаево и назвала ее имя. Оказалось, что с 1943 по 1945 год она была директором мужской средней школы № 1 г. Вологды, а сейчас работает директором школы № 3. И я, отдежурив (сутки дежурили, сутки «отдыхали» – проходили военную, политическую и спортивную подготовку), к вечеру решила пойти в школу. Пришла, мне, говорю, Пальмову Наталью Семеновну. Наконец наша встреча состоялась! Сестра с мужем жила в деревянном доме на Кирова, 9, супруг ее был заместителем председателя облисполкома по сельскому хозяйству. Я стала жить у них и работать в библиотеке, которая тогда находилась в здании бывшего Губернского дворянского собрания (ныне филармония – прим. авт.)».

Мама В. С. Кузнецовой умерла в 1969 году в возрасте 73 лет. Старший брат вернулся в родное село с войны инвалидом. Он прошел до Праги, был в Освенциме…

Любовь нечаянно нагрянет…

С мужем Алексеем Васильевичем Варвара Семеновна встретилась в библиотеке. В войну он служил подводником на Северном флоте. Демобилизовался только в 1947 году. «Он часто ходил в библиотеку, там меня и приметил, а я даже не помню нашего знакомства – народу было много, – улыбается Варвара Семеновна, – Алексей Васильевич был военным, часто уезжал в командировки, мы примерно три года так встречались. А потом поженились. Врачи говорили, что с моей болезнью детей иметь опасно. Но я думаю, как это без детей? И у нас появилась дочь – Наташа. Она у меня умница-разумница. Общеобразовательную и музыкальную школу окончила с отличием. Решила с подругой поступать в Ленинград в финансово-экономический вуз. Я говорю: «Наташа, ты же музыке училась!», она в ответ: «Экономисты тоже любят музыку». Инструмент она не забывает до сих пор».

Наталья Алексеевна живет в Великом Новгороде, работает в экономическом комитете Новгородской области. Она заслуженный экономист Российской Федерации. По долгу службы объездила полсвета. Ее сын Сергей работает в Санкт-Петербурге. Варвара Семеновна зовет внука «мой любимец». «Я очень привязана к нему. До девятого класса каждый год привозила его в Вологду. Внук звонит нам каждую неделю: «Бабуленька, держись! В отпуск я приеду». И каждый год приезжает».

Библиотека – дом родной

В библиотеке«Библиотека стала для меня родным домом. Я быстро вошла в коллектив – очень дружный, веселый. Помню, в октябре, когда я только пришла, у нас был праздничный вечер – библиотекари давали концерт. В зале сидели только директор, секретарь и я, остальные – все артисты.

Работы было много: заново формировали фонды, которые во время войны хранились в музее и в церкви Иоанна Предтечи в Рощенье (напротив драмтеатра), так как в здании библиотеки располагался госпиталь. Свободное время проводили в военном госпитале (в политехническом институте): читали книги инвалидам войны, помогали писать письма.

«За книгами стояли очереди! – вспоминает Варвара Семеновна. – В старом здании на абонементе библиотекари сидели за кафедрой и бегали за каждой заказанной книжкой. Там очень высокие потолки и, чтобы достать книги с самых верхних полок, использовали стремянки. Хрупким женщинам приходилось в руках переносить книги и годовые подписки газет с третьего этажа в читальный зал. В абонементном зале книги часто пропадали – усмотреть было невозможно – через абонемент за день проходили сотни человек».

В 1964 году для областной библиотеки построили новое здание на улице Марии Ульяновой. Мы чувствовали радость и большую ответственность, когда перевозили фонды.

Варвара Семеновна Кузнецова начинала работать в читальном зале (еще в старом задании), потом на абонементе, поработала и в музыкальном отделе, и в МБА, и секретарем. В 1976 году она вышла на пенсию и стала работать в отделе обработки, организовала обменный фонд.

«После войны я достала документ об окончании двух курсов библиотечного техникума. Окончить третий курс решила заочно в Великоустюгском техникуме, но врач-невропатолог запретил. Дважды я побывала на курсах повышения квалификации в Москве. А в основном – училась у коллег», – рассказывает В. С. Кузнецова.

Варвара Семеновна была в библиотеке председателем профсоюза, состояла в детской комиссии. Вспоминает, как на новогодних елках исполняла роль Бабки-морозилки.

«Сегодня работу библиотекаря во многом облегчила техника, у областной библиотеки появилось еще одно просторное и красивое здание, – радуется Варвара Семеновна. – Мы о таком могли только мечтать».

 

Мария Гуляева, журнал «Вологодская афиша». – 2010. – № 1. – С. 27-29

Поделиться
Класснуть