12+

Вера Владимировна Иваненко. Детство, опаленное войной

Вера Владимировна ИваненкоВера Владимировна Иваненко – библиотекарь Вологодского областного госпиталя для ветеранов войн. Когда началась Великая Отечественная война, ей было почти пять лет, и она жила вместе с мамой в комнате на третьем этаже здания бывшего Губернского дворянского собрания (ныне – филармония им. В. А. Гаврилина), где в то время располагалась Вологодская областная библиотека. Вера Владимировна рассказала о том, как работала библиотека в годы войны и как жили ее сотрудники.

Волей судьбы…

Родители Веры Владимировны – Владимир Овсянников и Елена Кондратьева – переехали в Вологодскую область из Харькова в 1935 году. Поселились в Вохтоге. В 1937 году отца из-за его дворянского происхождения арестовали, и Елена Александровна переехала в Вологду. Высокая эрудиция и интеллигентные манеры помогли ей устроиться в областную библиотеку заведующей справочно-библиографическим отделом. В 1939 году маленькую Верочку няня перевезла к матери в Вологду.

Хотя девочке тогда было всего три года, она прекрасно запомнила, как впервые оказалась в здании библиотеки. «В хмурый, дождливый день меня занесли в парадный подъезд библиотеки. Там были длинные темные коридоры и лестницы. И вот еще что особенно запомнилось – запах химических чернил». Для Елены Александровны и Веры библиотека буквально стала вторым домом.

22 июня 1941 года Вера Владимировна помнит, как будто бы это было вчера. Детская память запечатлела этот день с невероятной точностью. Накануне, 21 июня, в библиотеке был выпускной бал первой школы. Весь праздник девочка просидела на стуле около оркестра, смотрела, как в вальсе кружатся пары. А на утро Веру разбудила мама и сказала, что они идут в цирк. «Это был настоящий праздник. Мама купила мне эскимо, но было жарко, и оно потекло на платье. Маме пришлось вывести меня из цирка. У магазина «Звездочка» стоял столб с черным репродуктором, а вокруг него огромная толпа людей. И вот мама замывает мое платье у колонки и слушает репродуктор, а потом говорит: «Веруха, побежали скорей домой!» Я спрашиваю: «А что такое?» – «Война началась».

Библиотека в годы войны

После этого, по словам Веры Владимировны, начались черные дни. Люди начали скупать все, что можно. Девочка хорошо запомнила, как однажды мама принесла домой переспелые груши – последний сладкий подарок перед голодом войны.

Коллектив библиотеки во время Великой Отечественной войны. Мама Веры Владимировны стоит крайняя справа Библиотека работала с десяти утра до одиннадцати вечера. С началом войны было решено работу с читателями не прерывать, что бы ни случилось. Библиотекари обеспечивали книгами эвакогоспитали, санитарные поезда, предприятия оборонного значения. Елена Александровна теперь постоянно находилась в библиотеке, и маленькая Вера тоже, потому что дома было очень холодно: «Я спала на стуле в библиотеке, свернувшись калачиком». Девочку так и прозвали – «ребенок, выросший на стуле». В здании библиотеки было печное отопление, но запас дров быстро иссяк, а новых уже не привозили. Сотрудники были вынуждены выковыривать оставшиеся оледенелые кряжи из-под снега. «Даже мужчины не могли их расколоть, а маме надо было топить русскую печку. Она приходила в 11 вечера домой, и мы с ней до полуночи пилили дрова. Мне было пять, ей 35 – сил не хватало. Потом всю ночь печка шипела и только к утру немножко нагревалась, так что и мама, и я в основном пропадали в библиотеке», – рассказывает Вера Владимировна.

Когда закончились дрова, печи в библиотеке стали топить торфом – тепла он почти не давал, тлел и быстро угасал. «Библиотекари в залах сидели в верхней одежде. Мама была в пальто, шляпе, а на руках – перчатки с отрезанными пальчиками – митенки, чтобы листать карточки. В читальном зале за длинными черными столами в валенках и шубах сидели читатели. Несмотря на холод, занимались и работали. Книговыдачи не снижались, а сотрудники библиотеки выезжали с обзорами и лекциями». Мама Веры Елена Александровна прекрасно читала лекции, часто в воинских частях. Военные слушали их с удовольствием и в благодарность иногда делились продуктами.

Холод был далеко не единственной бедой: жили впроголодь. «У мамы была иждивенческая карточка на меня. Это всего-то 300 грамм хлеба. Ее паек – 400 грамм. Раз в месяц по талонам выдавали 200 грамм крупы или муки. Поэтому маме приходилось сдавать кровь, ведь на донорский паек можно было прожить несколько дней, а ей нельзя было это делать из-за больного сердца. Редкой радостью была картошка, которую запекали прямо в печке в библиотеке. Вам не понять, какое это было счастье».

Чтобы получить хоть какие-то дополнительные продукты, сотрудники библиотеки ездили на полевые работы. Например, добывать из-под снега замерзшую капусту. Три маленьких кочана можно было взять себе. Весной выкапывали перезимовавшую картошку, выпускали из нее крахмал и пекли постные лепешки. Самым большим лакомством считался жмых из подсолнуха. Еще был жмых льняной или соевый. «Мама покупала лепешку соевого жмыха, и это было лакомство на целый день. Он был жесткий, но чувство голода на время отступало».

В библиотеке строго следили за соблюдением условий светомаскировки: на окнах висели темные шторы, чтобы в залы не проникало ни одной полоски света. Было обязательное ночное дежурство в канцелярии – там находился единственный телефон на всю библиотеку. «О, как я любила эти дежурства. Там был кожаный диван и два кресла. Мама дремала на диванчике, а я спала в креслах». В середине войны дежурство перенесли в книжный зал: «Там стояло старинное фортепиано с подсвечниками. Это было волшебное время: когда все читатели уходили, мама гасила свет, садилась за фортепиано и начинала играть, а я пела или танцевала».

Фото сделано 21 июня 1941 года. Крайняя слева – Елена Александровна Кондратьева, у нее на руках маленькая ВераМолодые сотрудники библиотеки в начале войны ушли на фронт. «Когда мы провожали их на войну, накрыли столы, чем могли… Удивительно, но в такое голодное время там лежали яблоки. Мое яблочко вдруг выскользнуло из рук и укатилось под стол, и я долго его искала. Сейчас это кажется смешным, а тогда это была настоящая радость. В тот вечер мы пели «В путь-дорожку дальнюю». Потом пошли на вокзал смотреть, как уходит воинский эшелон».

После того как на крыше библиотеки установили зенитки, Веру с мамой перевели жить на первый этаж, а на их место поселили четырех девушек-зенитчиц. Под большим залом библиотеки сделали бомбоубежище. «Но если бы в здание попала бомба, все равно убило бы всех. Но бог миловал», – говорит Вера Владимировна. Однажды под Вологдой был сбит немецкий самолет, его привезли в город и установили на центральной площади напротив библиотеки. «Люди проходили мимо и бросали в него камни – столько у всех было злости и ненависти. Пришлось поставить рядом с самолетом бабушку с винтовкой для охраны».

В сентябре 1941 года, когда началась блокада Ленинграда, в Вологду стали поступать эвакуированные. В основном это были дети. Целое крыло здания библиотеки приспособили под госпиталь. «Это было что-то страшное. Кровати стояли одна к другой, между ними был узенький проход – только чтобы протиснуться. Они кричали: «Хлеба, хлеба…» Ничего другого не просили. А им нельзя было давать хлеб. Одна нянечка сжалилась – дала кусочек, и девчушка тут же умерла. Им кололи глюкозу, а они просили хлеба… очень многие умирали. Каждый день площадка на втором этаже заполнялась трупами. Вывозить их не успевали, они пролежали там целую зиму. Убрали только весной, а трупный запах остался в моей памяти на долгие годы». Для Веры Владимировны это самое страшное воспоминание.

Особенно трудной стала зима 1942 года, когда в библиотеке практически не было топлива и сотрудникам приходилось ездить на болото за торфом. Осенью там нарезали большие кубы и складывали их в блоки. К зиме они смерзались. Люди разбивали глыбы торфа, нагружали ими лошадь с коробом и везли в город. «Болота находились за Турундаево. А морозы в тот год были лютые. Хорошая теплая одежда мало у кого была. У меня самой хорошей обувью были «шубенки» из рукавов старых шуб с подметками от валенок. Они быстро изнашивались. Как-то раз мы поехали за торфом на целый день. Я обморозила руки и ноги, и, когда вернулась обратно, была едва жива. Заболела пневмонией, была при смерти. Колени и пальцы до сих пор постоянно болят. Это все отзвуки войны».

Несмотря на все ужасы войны, были в библиотеке и свои радости. Каждый год устраивалась елка для детей, проводились вечера для взрослых. «Готовили большой таз винегрета, наливали всем по 100 грамм водки, которую выдавали на праздники по талонам, угощали кусочком хлеба. Взрослые пели патриотические песни, танцевали под патефон. Именно эта дружба, сплоченность не давала людям зачахнуть».

Дети тоже старались помочь фронту. «Мы ходили по квартирам и собирали бутылки под зажигательную смесь. Постучимся: «У вас бутылки есть? Дайте, пожалуйста, это вместо гранат!». Никто не отказывал. Потом за это нас наградили Почетной грамотой. Еще мы выступали в госпитале. Раненые это очень любили и часто угощали нас кусочком сахара или конфеткой». Летом дети помогали делать уборку в библиотеке, сдавали макулатуру.

Мама Веры Елена Александровна помогала многим читателям в написании научных работ. А посетителей в библиотеке всегда было много: работал педагогический институт, различные городские организации – полный зал был почти каждый день. В библиотеке постоянно проводились встречи с писателями. Приезжал Александр Серафимович, Вера Панова, Александр Яшин читал свою поэму «Алена Фомина».

Звуки Победы

Вера Владимировна Иваненко на работеДень Победы Вера Владимировна встретила в санатории, где лечилась от пневмонии. «8 мая вечером мы легли спать, и с нами в палате ночевала санитарка Галя. Ночью сквозь сон я слышала: «Галя, Галя, вставай, война кончилась!». А утром громко включили радио, и эта радостная новость прозвучала наяву. Первый раз за все время нам дали пирожки с повидлом. Радости не было конца. В библиотеке везде развесили плакаты «С Победой!», «Ура, Победа»!». Все плакали, обнимались и твердили друг другу только одно: «Пережили, пережили!». Ради этой минуты стоило терпеть все ужасы».

Жизнь начала потихоньку налаживаться. По окончании восьмого класса Вера поступила в Великоустюгский библиотечный техникум им. Н. К. Крупской на детское отделение. «Вокруг меня всегда было много ребятни. Мы устраивали спектакли, давали концерты, пели песни, вместе играли». После учебы она вернулась в Вологду и десять лет работала в юношеской библиотеке им. В. Ф. Тендрякова. В 1961 году поступила в музыкальное училище и окончила дирижерско-хоровое отделение. Из юношеской библиотеки Веру Владимировну перевели в городской отдел культуры, где десять лет она работала инспектором. Вела курсы повышения квалификации у библиотекарей.

Занималась художественной самодеятельностью, с которой связано ее музыкальное образование: «Я двадцать пять лет пела в хоре. Культработник есть культработник», – с улыбкой говорит она. Когда начались проблемы со здоровьем, Вера Владимировна перешла в библиотеку Вологодского областного госпиталя для ветеранов войн.

Юлия Шутова, журнал «Вологодская афиша». – 2010. – № 1. – С. 24-26

Поделиться
Класснуть