12+

Интервью Геннадия Веклюка

Геннадий Веклюк Выставка «Ратный доспех» Выставка «Ратный доспех» Выставка «Ратный доспех» Выставка «Ратный доспех»
  • Геннадий Веклюк
  • Выставка «Ратный доспех»
  • Выставка «Ратный доспех»
  • Выставка «Ратный доспех»

В историческом отделе Череповецкого музейного объединения проходит выставка вооружения и костюма прошлых эпох «Ратный доспех». Экспонаты, представленные на ней, изготовлены членами череповецкого военно-исторического клуба «Стальной шлем». Сегодня мы беседуем с одним из его участников, руководителем секции Средневековья Геннадием Борисовичем Веклюком.

Геннадий, у вас очень интересное и необычное увлечение – военно-историческая реконструкция. С чем, на ваш взгляд, связан интерес к ней, и как давно существует движение военно-исторических клубов?

Движение существует с 1979 года. Во-первых, это связано с тем, что подобные клубы стали разрешать. Сейчас городские власти и милиция относятся к нам очень лояльно. Во-вторых, людям стало нечем заниматься. Это же начало перестроечного времени – стали исчезать кружки, клубы по интересам. Их нужно было чем-то заменить. Инициатива организации подобных клубов принадлежала московским каскадерам, и эту инициативу многие поддержали.

Первый военно-исторический праздник был связан с Бородинской битвой. Почему именно Бородино?

Это одна из самых крупных битв в российской истории. У нас три самые крупные битвы: Куликовская, Бородинская и танковое сражение под Прохоровкой на Курской дуге. Кстати, в нашем клубе есть люди, которые занимаются периодом Великой Отечественной войны.

В череповецком клубе несколько секций, каждая из которых специализируется на своей эпохе?

У нас три секции, в каждой из них несколько подразделений. В секции 1812 года – французская пехота, русская пехота (Белозерский полк), у русских есть еще музыканты и артиллеристы. В секции Средневековья – Скандинавия IX – X веков, Русь IX – X веков, Европа XIII – XIV веков, Русь XIII – XIV веков, историческое фехтование и средневековые бальные танцы – это подразделение открылось совсем недавно. Третья секция – война 1941 – 1945 годов. Я руковожу секцией Средневековья, а всем клубом руководит Юрий Викторович Першаков, один из основателей клуба. Клуб существует уже 13 лет, а моя секция, средневековая, – пятый год.

С чего начался ваш интерес к этой теме и к деятельности клуба?

В первый раз все это меня заинтересовало, когда я с секцией 1812 года ездил в Санкт-Петербург на военно-исторический фестиваль. Там собрались люди, которые занимались самыми разными периодами истории, в том числе и Средними веками. Было такое ощущение, что все исторические эпохи перемешались. Представьте такую картину: стоит средневековый рыцарь с немецким пулеметом в руках. Это очень сильное впечатление тогда на меня произвело. И из детства, конечно, идет увлечение эпохой рыцарства – какой мальчишка не любит драться на мечах!

А кто вы по профессии?

Профессий у меня много. Основная – газоэлектросварщик.

Вы увлекаетесь Средними веками. А какие периоды истории чаще всего выбирают для своей работы другие военно-исторические клубы?

Чаще всего как раз Средние века и 1812 год, реже 1941 – 1945 годы. Сейчас, я знаю, появились люди, которые заинтересовались Афганистаном, но, мне кажется, работать с этим периодом не так интересно: до сих пор на складах есть униформа – нечего реконструировать, да и с оружием сложности. Я не понимаю людей, которые интересуются иностранными войсками: американскими, немецкими, японскими…

Но ведь среди участников вашего клуба есть «французы».

Да, и их я тоже не понимаю. Если есть свои, то их и надо изучать. Зачем брать чужих? Если только для того, чтобы был противник для реконструкции сражений.

Что включает в себя понятие исторической реконструкции? Ведь для того, чтобы жить в другой эпохе, наверное, мало надеть старинную одежду и доспех, нужно, чтобы и мировоззрение как-то изменилось.

В принципе, да, мировоззрение немного меняется. В секции Средневековья, например, мы стараемся изменить отношение молодых к старшим – сейчас понятие уважения к старшим сильно забыто. Должно измениться отношение к родителям, отношение к женщине. Но это изменение дается очень тяжело, идет со скрипом. Основное, что притягивает ребят, – это бой. На первом месте у нас стоит материальная реконструкция – реконструкция доспеха и оружия.

Какие требования вы предъявляете к реконструированным вещам?

Требования очень высокие. Во-первых, в одежде и в оружии все до мельчайших деталей должно соответствовать историческим источникам. Европейское подразделение – Дерптское епископство (Прибалтика XIII века) – использует Библию Мациевского, Манэсский кодекс, славяне используют иконографию, фрески. Читаем специальную литературу, ищем информацию в Интернете, следим за последними достижениями археологии. Во-вторых, человеку не разрешается делать доспех, пока он не сделал гражданский костюм. Это своего рода проверка и тренировка. Потом можно приступать к изготовлению доспеха и оружия, а там и поупражняться в фехтовании.

При изготовлении оружия и доспехов вы пользуетесь современными технологиями?

Если есть новые технологии, зачем использовать старые? Иначе, чтобы повторить в точности процесс изготовления какой-то вещи, нужно было бы отправиться на болото, выкопать руду, выжечь ее, расковать в кузне и так далее. Слишком долго, трудоемко, да и ни к чему. Главное – результат.

Каков состав участников череповецкого военно-исторического клуба?

Мы принимаем в клуб только с 16 лет, хотя часто к нам просятся и 14 – 15-летние подростки. Основной состав – восемнадцатилетние.

Что привлекает молодых людей в клубе?

Наша задача – отобрать у них лишнее свободное время, и это у нас получается. У них даже меняются темы разговоров. Раньше они говорили о том, кто где погулял, кто с кем подрался, а теперь спорят о том, например, в каком веке появилась та или иная деталь в вооружении или костюме. А для того, чтобы отстоять свою позицию в таком споре, надо детально изучить соответствующую литературу. Они и историю хорошо знают благодаря занятиям в клубе, пусть даже только свой узкий период. Ведь между разными секциями постоянно происходит общение, и это общение многое дает каждому. А тренировки и участие в боях позволяют выплеснуть лишнюю энергию и приобрести полезные навыки – ведь это бой по правилам, а не просто драка.

Среди участников клуба есть профессиональные военные?

В данный момент нет ни одного.

А женщины?

Да, есть. Весной этого года с усадьбы Гальских мы привезли ткацкий станок, которому лет 150. Будем его устанавливать, и девчонки собираются заниматься ткачеством. Тесьму на дощечках они уже плетут, шить и вышивать умеют. Все, конечно, делается вручную.

Этим их роль ограничивается?

В принципе, да. Есть, конечно, такие, которые берут меч в руки и идут биться. Я категорически против этого – женщина должна быть женщиной. Некоторые, правда, побеждают, даже в мужских номинациях.

Каких успехов добились участники клуба на военно-исторических фестивалях?

Мы принимаем участие во всех крупных фестивалях. Это «Рыцарский замок» в Выборге, «Куликово поле» в Тульской области, «Замок Инстенбург» в Черняховске под Калининградом, «Белый замок» в Минске, «Каяльские чтения» в Ростове-на-Дону. Свой фестиваль проводим в усадьбе Гальских под Череповцом, участвуем в Батюшковском празднике в Хантонове, в фестивале «Белоозеро» в Белозерске. Поездка на «Куликово поле» в сентябре этого года закончилась общекомандной победой. Нас и команду из города Радужного зачислили в почетные дружинники «Куликова поля». Мы заняли первое и второе места по гражданскому костюму, первое и второе места по доспехам. Я участвовал в турнире ветеранов, который в этом году проводился впервые, и тоже занял первое место.

Нынешняя выставка в историческом музее, на которой представлены результаты вашей работы, – первый опыт сотрудничества с музеями?

Официально мы существуем как одно из подразделений Верещагинского музея. Больше всего, конечно, мы работаем с музеем археологии Череповецкого музейного объединения. Следим за тем, какие раскопки ведутся, что найдено в последнее время, есть ли что-то по нашему периоду. Просим помочь с поиском информации.

А сами в археологических экспедициях не участвуете?

Нет, к сожалению, не хватает времени. Период экспедиций – лето, а лето у нас всегда расписано по неделям. Иногда получается, что приезжаем с одного фестиваля, а через два дня надо ехать на другой. И в денежном отношении это довольно трудно.

Кстати, о деньгах. Деятельность вашего клуба кто-то финансирует, или все построено на энтузиазме участников?

Мэрия Череповца уже два года выделяет нам по 70 тысяч рублей в год на работу с молодежью. Муниципальные власти дали нам и помещение. Свои средства тоже, конечно, приходится вкладывать. Изготовление костюма и тем более доспеха обходится недешево.

Возвращаясь к вопросу о сотрудничестве с музеями: кто был инициатором нынешней выставки?

Инициатором была Ольга Германовна Павлова, заведующая историческим отделом. Она предложила мне организовать выставку гражданского костюма, вооружения и доспеха, и я с радостью согласился. Насколько я знаю, это первая в России выставка подобного рода.

Но ведь для музейщиков новодел не представляет такой ценности, как подлинные вещи.

Конечно, нет. Допустим, выставлена шпага образца 1812 года. По клинку рисунок пущен, эфес сделан хорошо, ножны. Если непосвященному человеку показать эту шпагу и ту, которая хранится в запасниках музея, то он разницы не увидит. А музейный работник сразу скажет, которая шпага настоящая. Подлинные вещи обладают особой энергетикой. Мне приходилось держать в руках топоры, найденные при раскопках, – ощущение совершенно иное, чем когда держишь в руках новодел. Хотя, не хвастаясь, могу сказать, что на всех фестивалях признают: лучшие ножи и топоры – наши, череповецкие. Почему же мы заинтересовали музейщиков-профессионалов? Дело в том, что музей детально занимается более поздними периодами – XVII – XIX веками, а многие наши вещи представляют IX – XIV века, к тому же в музей, как правило, попадают фрагменты костюма или доспеха, а наши работы дают возможность составить целостное представление о том, как были одеты и вооружены, например, русские или скандинавские воины в далеком прошлом.

Эту выставку планируется сделать ежегодной?

Да, и по возможности расширить. В следующем году планируем выставить только оружие и доспехи, без гражданского костюма, добавить материалы по 1812 году. Возможно, нам предоставят два зала вместо одного.

Кроме выставки, какие у вас планы на будущее?

Прежде всего, подготовиться к очередному фестивалю «Куликово поле». В этом году мы выставили один славянский шатер, один европейский и скандинавскую палатку. На следующий год планируем три славянских шатра, три европейских и три скандинавских. Соответственно должно увеличиться количество людей с высоким уровнем подготовки и снаряжения. Хотелось бы съездить на 750-летие Калининграда, в Ростов-на-Дону. Собираемся поучаствовать в военно-историческом фестивале в Польше – это будет наша первая поездка за границу.

Какие перспективы у военно-исторических клубов? Не сойдет ли на нет это движение, когда интерес к «игре в историю» угаснет?

Думаю, что перспективы есть, и хорошие. В нашем клубе, например, очень сильный костяк – люди по-настоящему увлеченные, на них все и держится. Кроме того, постоянно приходят новые люди. Наш клуб один из самых многочисленных на Северо-Западе – в трех секциях около ста человек. Когда пять лет назад я встречался с представителями петербургского клуба «Княжеская дружина», в нем насчитывалось 70 человек, и по тем временам это был очень большой клуб. Количество людей, которые интересуются исторической реконструкцией, растет, причем растет за счет молодых, значит, у военно-исторических клубов есть будущее.

Светлана Гришина

Поделиться
Плюсануть
Класснуть