12+

Интервью Надежды Антоновой

Надежда Антонова

На различных экспозиционных площадках этой весной прошло сразу несколько выставок живописных и графических работ семьи художников Антоновых. Мы побеседовали с Надеждой Андреевной Антоновой на фоне ее выставки в картинной галерее.

Надежда Андреевна, какой путь художника вы прошли?

Училась в Ярославском художественном училище, после окончания которого работала в Череповецкой детской художественной школе преподавателем. Параллельно стала заниматься творческой работой. Писала натюрморты, портреты, выезжала каждое лето в Кирилловский район на пленэр. С 1978 года участвую в городских, областных, региональных и групповых выставках вологодских художников. В апреле 1970 года принята в объединение молодых художников и искусствоведов при Союзе художников СССР, а в апреле 1997 года – в члены Союза художников России. Работала в темперной, акварельной, масляной техниках. Пробовала себя в рисунке графитным карандашом, линогравюре, процарапывании иглой по металлу, а сейчас больше внимания уделяю пастели.

Как происходит переход художника от одной техники к другой?

Я всегда нахожусь в творческом поиске. Относительно техники в том числе. Ты делаешь наброски, готовишь эскиз, а в определенный момент тебе хочется попробовать поработать с одним материалом, с другим. Если что-то получается, ты продолжаешь этим заниматься. Все художники пробуют себя в различных техниках, пока не найдут себя. Так и я, все время экспериментировала: маслом, пастелью, в мастерской, на пленэре. Каждая техника, а также условия работы диктуют свои требования.

Расскажите об этой выставке?

Это моя вторая персональная выставка. Первая состоялась в мемориальной мастерской А. В. Пантелеева в 2000 году. Тогда я представила расширенную экспозицию, поскольку она совпала с моим 45-летием. Это был своеобразный итог-отчет. Мне нужно было сделать анализ своих работ, не столько для зрителей, сколько для себя, чтобы увидеть, куда идти, какое направление выбрать. Когда работы стоят в мастерской, это сложнее сделать. И тогда я поняла, что мне больше удается пастель, видимо, за счет ее воздушности, мягкости. Поэтому на этой выставке я представила работы, выполненные в течение трех лет и в большинстве своем именно в технике пастели.

Говорят, что пастель – одна из самых трудных техник. Вы согласны с этим?

Согласна. Я уже работаю в технике пастели около 30 лет. Вначале мучилась с ней, засушивала. Если маслом на палитре ты находишь определенный замес и наносишь мазок на нужное место, то здесь перед тобой нет палитры, и ты должен создавать оттенки прямо на бумаге путем наложения одного цвета на другой. Есть риск удариться в слащавость или, наоборот, где-то загрязнить. При этом пастель может осыпаться, ее надо уметь закрепить. Но, с другой стороны, это очень долговечный материал.

На каких мастеров вы ориентируетесь в своем творчестве?

В разные периоды по-разному. Мне всегда нравились импрессионисты. В настоящее время, например, очень нравится А. Пластов. Когда работаешь на пленэре, пишешь деревенский пейзаж, вспоминается его крепкая живопись, его крепкая жизненная позиция, хорошее отношение к окружающим людям и природе. Вдруг иногда захочется посмотреть и наших мастеров. Бурмагиных, Смоленцеву.

Что более важно для вас в картине – идейная позиция или формальная сторона?

Для меня важно мое состояние. Бывает, что проходишь мимо одного места и не замечаешь его. А бывает, когда в душе такое состояние, что видишь это место по-другому. Хотя идейная, содержательная сторона в любом случае является основной. Мне всегда очень нравилась русская архитектура, я давно начала писать церкви, еще в те времена, когда художников за это наказывали. В Греции я тоже старалась писать именно церкви.

Как вы считаете, отношение к живописи ваше и вашего мужа различно?

Мы всегда спорим об искусстве. Но только чисто профессионально. Например, Валера мне что-то подсказывает или говорит, что та или иная работа особенно удалась. А о том, что мы разные художники, и говорить не приходится. У него живопись легкая, у меня – тяжелая, довольно-таки декоративная. Хотя на этой выставке Джанна Тутунджан сказала мне: «Что Валера в масле, то ты в пастели». Значит, есть и черты сходства, например, лиричность.

Что побудило вас заняться педагогической деятельностью?

Как педагог, ты можешь научить ребят тому, что видишь, тому, что чувствуешь. Передавая свои знания, ты прививаешь им любовь к живописи, к природе, к жизни, к людям, к Богу. Приятно видеть, что твой труд не прошел даром и человек ищет себя, не стоит на месте.

Изменились ли со временем методики в художественных школах?

К сожалению, в худшую сторону. Теряется школа старых мастеров. Порой педагогу, который работает с ребенком индивидуально, мешают директивы сверху: например, на натуру дается не 70 часов, а 24. Я приверженец того, чтобы у художника была хорошая школа.

На ваш взгляд, какой сегодня статус художника в обществе?

Такое ощущение, что нулевой. Сейчас все так сложно. Если раньше у членов Союза художников шел стаж, то сейчас нет. Это сделано под предлогом, что художник должен сам стараться «выплыть», продавая свои работы. Но ведь не все могут так жить. Сегодня, если ты творишь, ты нищий, если хочешь быть в достатке – должен стать придворным художником.

Каковы ваши планы?

Впереди запланирована персональная выставка к моему юбилею в залах Вологодской областной картинной галереи, которая будет своеобразным итогом моей 30-летней творческой работы.

Роман Красильников

Поделиться
Плюсануть
Класснуть