12+

Интервью Татьяны Касьяненко

Татьяна Касьяненко

Сегодня мы беседуем с Татьяной Владимировной Касьяненко, бессменной заведующей любимого вологжанами и гостями города музея «Мир забытых вещей» – филиала Вологодского государственного историко-архитектурного и художественного музея-заповедника. Музей «Мир забытых вещей» – это единый, целостный комплекс. Здесь нет ничего случайного. Все – от забора до интерьера гостиной – создает перед нами картину жизни городской усадьбы рубежа XIX-XX веков. Основная миссия музея «Мир забытых вещей» – быть некой связующей нитью между эпохами, знакомить нас с предметным и духовным миром прошлого.

Татьяна Владимировна, вы руководите одним из самых интересных наших музеев. «Мир забытых вещей» вовсе не забыт, его посещают многие вологжане и гости города. В нем идет активная творческая жизнь, проходят интересные выставки, музыкально-литературные праздники. Расскажите, пожалуйста, с чего все начиналось, какова история музея?

Музей создавался в ХХ веке. Открылся в 1991 году после усиленной реставрации, поскольку после революции, когда дом был экспроприирован у законных владельцев, семьи купца Пантелеева, здесь были коммунальные квартиры. Строился музей как собирательный образ вологодского жилого дома конца XIX – начала XX века. Название «Мир забытых вещей» символично. Вещи, прожившие 50-100 лет, имеют свою ауру, свою историческую память, свою душу. Ведь делались эти вещи мастерами с большой буквы. Обычный утилитарный предмет имел не только функциональное, но и эстетическое назначение, не менее важное. Стул, кресло, какая-то мелочь дамского обихода – все было красиво. В тяжелый послереволюционный период через уничтожение предметов уничтожалась память. Портреты дворян жгли на кострах, фарфоровые вазы толкли в ступах. Даже на фарфоровых кукол было гонение: нарком Луначарский обвинил их в буржуазной пропаганде. Люди боялись вспоминать о своем происхождении из дворянской, духовной или купеческой среды. Были только два класса-гегемона – крестьяне и рабочие. Естественно, быт стал прост до неприличия: чашка, плошка, суп из кастрюли. В «Мире забытых вещей» собраны вещи, вышедшие из употребления, но имеющие свою историю, свою энергетику. Благодаря ним у нас в музее воссоздана атмосфера уютного дома, где есть гостиная, детская, кабинет, столовая. Приходя к нам, человек видит идеал жилища, ощущает себя человеком, потому что каждый мечтает об обустроенном быте, гармонии…

Расскажите, что находится на каждом из трех этажей «Мира забытых вещей», о выставочной деятельности музея, о его творческой жизни.

На первом этаже у нас типологические интерьеры гостиной, столовой, кабинета, детской. Придя сюда, можно представить, как были меблированы комнаты, на каких музыкальных инструментах играли в XIX веке. Второй этаж – это галерея живописи XVIII – XIX веков из дворянских вологодских усадеб. На третьем этаже – небольшой выставочный зал, в нем мы объединяем век XVIII и век XXI, показываем преемственность культур. В вопросе организации выставочной деятельности музея есть моя принципиальная позиция. Маститые художники, которых в Вологде много, имеют возможность выставляться. Но есть и молодые художники, о которых мало кто знает, а любому творческому человеку хочется посмотреть на свои работы со стороны. В этом небольшом зале мы делаем выставки под рубрикой «Новые имена», открываем для вологжан талантливых молодых авторов. Будем надеяться, что лет через двадцать они прославят Вологду так же, как Корбаков, Страхов, Копьев… Художественные выставки помогают посетителям ощутить атмосферу причастности к искусству, царившую в старинных дворянских усадьбах. В хороших домах в XIX веке обязательно учили детей рисованию, музыке, танцам.

Расскажите, пожалуйста, о посетителях музея, кто к вам приходит, что музей предлагает своим гостям?

Возрастной состав очень разный. У нас бывают ребята из детских садов, которых я очень люблю. Это еще не испорченные жизнью юные создания с распахнутыми глазами, готовые верить чуду. Для детского сада у нас разработана экскурсия – путешествие во времени, мы попадаем на два столетия в прошлое. Приходят к нам школьники, студенты, туристические группы, есть, конечно, и пожилые люди, которые особенно трепетно относятся к старинным вещам и традициям. Мы проводим музыкально-литературные салоны. Здесь читают стихи, звучит классическая музыка, поют романсы. Публику этих мероприятий в основном составляют преподаватели университетов, врачи, учителя, творческая интеллигенция. Так что традиции домашних вечеров, которые когда-то были в семьях, где все умели играть на музыкальных инструментах, пели, читали стихи, разыгрывали живые картины, тоже живут у нас в музее.

Татьяна Владимировна, наверняка у вас есть экспонаты-любимцы, вещи, с которыми связаны интересные истории?

Конечно, есть любимые экспонаты. Например, портрет Д. Н. Пантелеева – подлинный фотопортрет XIX века. Когда потомки Пантелеева приехали сюда впервые, они были приятно удивлены тем, что дом сохранился и в нем расположен музей. В своё следующее посещение они привезли самое дорогое, что у них осталось на память от предков – портрет Д. Н. Пантелеева. Теперь фотография «дедушки», как его называют дарители, открывает экспозицию. Еще мне очень нравится, как действуют на людей граммофон и музыкальная шкатулка. Музыка как ничто другое помогает ощутить дух эпохи. Очень люблю фарфор. Особое отношение у меня и к игрушкам. У нас в музее есть кукольная комнатка в детской, она называется «Сонечкина комнатка». Я считаю, что к этому должны стремиться родители маленьких девочек. Не нужно покупать им готовые домики для Барби, потому что все готовое быстро надоедает. А если бы эта девочка сделала своими руками хоть что-то – вышила салфеточку, повесила занавесочки – она бы по-другому относилась к этим игрушкам. Ведь для детей очень важно ощутить собственную причастность к созданию красивых вещей. Вот почему у нас в детской комнате есть столик для рукоделия с вышивками гимназисток XIX века, и пяльцы старинные, которые лежат на этом столике, – это тоже посыл к тому, чтобы современная девочка захотела взять иголку и нитку, пяльцы и канву.

Музей – живой организм, он развивается, растет, наверняка и сейчас в нем продолжает появляться что-то новое…

Иногда люди приходят просто с улицы. Приносят патефонные пластинки, дарят фотографии, письма и рисунки, вышивки, предметы быта, которые в наше время не вписываются в интерьер, но представляют определенную ценность как своего рода документ эпохи. Всем дарителям мы, конечно, очень рады.

Расскажите, пожалуйста, о своем творческом пути. Что повлияло на формирование ваших интересов, что привело в этот дом?

Я в музее работаю больше тридцати лет. В Вологду я приехала где-то в 60-х годах прошлого века, мой папа был военным. Первое впечатление о Вологде – это очарование деревянных домов. Конечно, потрясли и Софийский собор, и великолепный архиерейский двор, но меня привлекли именно двухэтажные деревянные домики с резными балкончиками, с наличниками, с львиными мордами на входных дверях. С годами их становится все меньше. Не знаю, сохраним ли мы лицо города, если потеряем эти деревянные дома... Когда я закончила институт, факультет иностранных языков, я пришла в музей, потому что мир музеев привлекал меня с детства. Вначале работала экскурсоводом по городу, потом в Спасо-Прилуцком монастыре. А когда этот дом был передан музею, мне предложили поработать в этом филиале. Первое время никто не знал о музее, но постепенно у нас стали появляться друзья, которые нам во всем помогают. Поскольку я в музее одна, без помощников было бы невозможно осуществить многое из того, что так радует наших посетителей. Я горжусь этими людьми. Это уникальные часовщики, музыканты, настройщики. Среди друзей «Мира забытых вещей» есть замечательные художники, например, Михаил Копьев, фотохудожник Евгений Иванов, актеры камерного театра, детский театр моды «Истоки» и его руководитель Алёна Ковалёва. Это люди, которым интересно жить, которые любят искусство в себе, а не себя в искусстве.

На вашем рабочем столе всегда много книг. Что вы читаете, чем увлекаетесь, хотя, конечно, работа и увлечение для вас одно и то же…

Тема обязывает. Я люблю читать хорошие детективы, но сейчас просто некогда. И у меня на столе литература в основном мемуарная. Сейчас я читаю о замечательной дворянской семье Юсуповых, а потом рассказываю о том времени своим гостям. Наш музей – собирательный образ ушедшего мира, поэтому подробности очень важны.

Музей посещают, с музеем сотрудничают потомки многих известных вологодских фамилий. Расскажите об этих контактах, как они были установлены?

Благодаря портретам. Первые, кто к нам сюда попал, – потомки рода Зубовых. С этой семьей связана экспозиция второго этажа, там есть портреты представителей этой семьи XVIII – XIX веков. Первый из потомков Зубовых, с кем мы познакомились, – Нина Владимировна Лукина. Она живет в Москве, кандидат геологических наук, на пенсии, но очень активный и деятельный человек, занимается семейными архивами и много нам рассказывает и дарит. Благодаря Нине Владимировне и этим портретам мы стали делать первые литературно-музыкальные вечера, ведь Зубовы были очень музыкальными людьми. Потом мы сделали выставку её двоюродной бабушки, художницы Елизаветы Юльевны Недович-Зубовой. Приехали потомки Зубовых, и в этот же день музей впервые посетили потомки Межаковых – еще одной семьи, которая прославила в Вологду. Мы поддерживаем отношения с потомками купеческих фамилий – с Пантелеевыми, Ульевыми, с потомками известного вологодского дворянского рода Саблиных.

Немного о творческих планах музея…

Кто после нас – этот вопрос меня давно волнует, мы все не вечны, и, хотя вся моя жизнь связана с музеем, когда-то придётся уйти… Моя заветная мечта – оставить зримую память о себе в виде набора открыток, посвященных музею. Это должен быть не простой цветной буклет с дежурными фотографиями вещей, витрин, интерьеров, а набор стильных чёрно-белых или в сепии фотографий с натюрмортами из забытых вещей, возможно, с привлечением персонажей, которые смогли бы это все оживить. Ведь когда люди приходят к нам, они хотят что-то купить на память, а ничего, к сожалению, нет… Хотелось бы продолжить творческие литературно-музыкальные вечера, рождественские и пасхальные праздники. Это очень нужно людям. Компьютер и Интернет изменили жизнь, но мы не должны забывать традиций прошлого.

Татьяна Владимировна, вами так много сделано и результат такой впечатляющий, что вы уже вправе чего-то ждать от своих посетителей, давать тем, кто приходит в музей, определенные установки…

Недавно была замечательная группа историков-пятикурсников, половина группы – мальчики, красивые, с хорошими лицами. Они очень внимательно слушали, задавали много вопросов, им было интересно – это радует. Я им пожелала пойти работать в школу, привести в музей своих учеников, говорить им о памяти. Памяти страны, семьи, своей собственной. Всё идет от корней, если есть корни, будут и плоды, а когда мы не знаем, откуда мы, мы не думаем, что будет после нас. Иванам, не помнящим родства, не жаль ничего, и они оставляют после себя только руины. И если не будет памяти, не будет и этого мира, а будут только забытые, никому не нужные вещи.

Ольга Реброва

Поделиться
Плюсануть
Класснуть