12+

Интервью Николая и Дианы Куцегреевых

Актер должен дарить людям радость

Николай Куцегреев

Труппа Вологодского драматического театра в этом сезоне пополнилась новыми актерами, среди них – молодая актерская семья Куцегреевых. Николай и Диана делятся с читателями «Вологодской афиши» впечатлениями от Вологды, рассказывают о творческих планах и взглядах на роль артиста в жизни.

Вологда – город небольшой, и каждый новый творческий человек вызывает внимание и интерес. Расскажите, пожалуйста, о себе, о своем пути в профессию.

Николай: Я сам из небольшого города, из Нальчика. Всю жизнь жил на Кавказе, там окончил Северо-Кавказский государственный институт искусств. До театрального института я успел поработать учителем рисования, преподавал историю искусства. Был даже классным руководителем в 11 классе, будучи только на год старше своих учеников, – было много забавных ситуаций. Потом отслужил в армии. Еще до института, в Нальчике, я работал в театре. Оказался там случайно: когда учился на педагогическом, принял участие в фестивале «Студенческая весна», и мне все говорили: «Коля, ты артист». Вот я полгода в школе поработал и сбежал в артисты.

В институте искусств я учился на факультете актерского мастерства на курсе у заслуженной артистки Карачаево-Черкесии Тамары Борисовны Балкаровой, учился на отлично. Моей любимой студенческой работой была роль Андрея Буслая в спектакле по пьесе А. Дударева «Порог». На конкурсе студенческих спектаклей в Ярославле в 2002 году меня пригласили в Красноярск и в Москву. Я поехал в Красноярск и там нашел не только работу, но и жену. В Красноярском драматическом театре им. А. С. Пушкина я проработал 5 лет. Там довелось поработать с такими хорошими режиссерами, как Г. Тростенецкий, Б. Уваров, который одно время был режиссером «Лицедеев». В Красноярске он поставил спектакли «Хозяйка гостиницы» и «Банкрот» по Островскому. В «Банкроте» я играл главную роль Подхалюзина. Было много противоречивых мнений по поводу этого спектакля, но народ на него просто «ломился», потому что пьеса очень современная, а мы еще и рассказали ее современным языком. Еще одной очень интересной работой стала роль Роя Селриджа в спектакле режиссера С. Селеменева «Билокси блюз» по пьесе Нила Саймона.

Диана КуцегрееваДиана: В школе я всегда активно принимала участие в мероприятиях культмассового сектора, но никогда не думала, что это станет моей профессией. Я пробовала себя неоднократно в школьных и клубных спектаклях. Все, кроме меня, были уверены, что я стану актрисой. Когда пришло время определяться с выбором жизненного пути, мы с мамой поехали в Красноярск. А так как мама у меня филолог, я, естественно, с детства и читала, и писала, даже отсылала свои статьи в районную газету. Поэтому в первую очередь мы поехали на журфак и на филфак, но я сразу поняла, что не хочу там учиться, хотя поступила бы без труда. И вот мы едем на троллейбусе, и я говорю маме, что где-то здесь есть институт искусств, не попробовать ли и туда зайти. И вот мы подходим к большому недостроенному зданию Красноярской государственной академии музыки и театра, чувствуется, что у мамы на душе очень неспокойно. Заходим, а там где-то скрипка играет, кто-то поет, слышны звуки гитары. Я сразу же говорю маме, что буду учиться только здесь. Уже на следующий день вступительные экзамены, а я не только не готова, я даже не знаю, что нужно готовить. Хорошо еще, что я очень много знала наизусть стихов и прозы. Тогда как раз набирал курс Семен Алексеевич Вощиков. На собеседовании он попросил меня изобразить лошадь, я его не понимала, спрашивала, что все это значит. Сейчас забавно вспоминать, как мы с ним говорили на совершенно разных языках. На вступительных экзаменах я читала монолог Катерины из «Грозы» Островского. А в третьем туре мне предложили изобразить свою реакцию при пожаре, и опять получилось очень забавно: я долго ждала, когда же мне его зажгут. В итоге полила всю комиссию водой из графина и благополучно поступила на курс народного артиста РФ В. Дьяконова по специальности «Актер драматического театра и кино». Еще во время учебы меня пригласили работать в Красноярский театр. В то время там еще работали замечательные режиссеры А. Бельский и И. Беллин. Они в академии отбирали себе студентов и после одного из показов позвали меня к себе работать. Тогда я отказалась, потому что ребенок был маленький. А после института на работу меня позвал уже новый директор театра. Но к этому времени театр очень изменился, уехали многие молодые актеры, было снято много спектаклей. Например, очень сильный спектакль Г. Тростенецкого «Веселый солдат» по Астафьеву, где Коля играл Леху Булдакова. На фестивале «Сибирский транзит» реакция публики на спектакль была удивительная: весь зал плакал. А ведь это были в основном коллеги по театральному цеху, профессионалы, которых удивить и тронуть чем-то очень сложно.

Как вы попали в наш город?

Диана: После прихода нового руководства атмосфера в Красноярском театре изменилась, многие ушли, ушел и Коля – в Красноярский ТЮЗ. Я осталась работать в драматическом, но необходимость перемен уже назрела. Ведь мы всегда хотели работать в одном театре и играть вместе в спектаклях. Но вместе играли только раз, и то на сцене почти не встречались. А тут совершенно случайно мы узнали, что Вологодский драматический театр ищет для своей труппы актерскую пару. Я не знаю, почему мы выбрали именно Вологду, видимо, это судьба. Я позвонила в театр, художественный руководитель Зураб Нанобашвили очень хорошо со мной поговорил. Мы с ним еще несколько раз беседовали по телефону, и хотя было очень сложно смириться с отъездом из Красноярска, но мы доверились Зурабу Анзоровичу и поехали в Вологду. Приехали сюда, выходим, а нас встречают с цветами наши хорошие знакомые – Алексей Подольский и Алексей Ефимов.

Николай: Так получилось, что Алексей Ефимов к тому времени уже работал в Вологде, в ТЮЗе, и рассказывал, что это замечательный старинный город, и обрадовался перспективе нашего приезда сюда. С Зурабом Анзоровичем мы пообщались хорошо, да еще выяснилось, что мы земляки – оба с Кавказа. Ну как тут не приедешь?

Когда вы приехали и каковы были ваши первые впечатления от Вологды?

Николай: Мы приехали в сентябре, и нам не очень повезло с погодой: солнца совсем не было.

Диана: Но зато нам повезло с друзьями. Здесь мы встретили много наших коллег-земляков. Наталья Ситникова и Игорь Рудинский тоже учились в Красноярской академии музыки и театра, только раньше меня. И они нас очень воодушевили и поддержали в новом коллективе и на новом месте. И в Вологодском ТЮЗе у меня множество друзей и однокурсников: Эдуард Аблавацкий, с которым мы жили на одном этаже в общежитии, Андрей Камендов, с которым мы начинали учиться на одном курсе, Алексей Ефимов, наш большой друг.

Значит, вопрос о том, как вы влились в коллектив, излишний?

Николай: В коллектив мы влились замечательно. Я сразу же был введен в спектакль «Макбет».

Диана: Правда, так получилось, что мы приехали не в начале сезона, а когда роли уже были распределены, шли спектакли, поэтому Коля во многих спектаклях сейчас заменяет актеров, которые по тем или иным обстоятельствам в них участвовать не могут. Но, я уверена, это временная ситуация. Женщинам-актрисам немного сложнее, но я надеюсь, что моя актерская судьба в этом театре тоже сложится благополучно. Пока я больше работаю в Доме актера. Следующий сезон сулит новые интересные перспективы, как пообещал нам Зураб Анзорович. Коля будет играть главную роль в спектакле «Тетушка Чарлея». Но пока наша главная мечта – сыграть вместе в одном спектакле – не осуществилась.

А в какой пьесе вы хотели бы сыграть вместе?

Диана: Хотелось бы сыграть в спектакле по пьесе Островского «Банкрот, или Свои люди – сочтемся». А самая заветная моя мечта – роль Аксиньи в «Тихом Доне». Не знаю, суждено ли этой мечте осуществиться.

Николай: Я бы хотел сыграть в каком-нибудь спектакле на двоих. В Красноярском театре я играл в спектакле «Логика паранойи, или Бес вселился», поставленном А. Бельским. Спектакль состоял из двух частей, в первой части по пьесе Мрожека «Чудесный вид» я играл с заслуженной артисткой Л. Михненковой, причем мы играли любовь до смерти. Вот это я бы с Дианой сыграл.

Ваше творческое кредо?

Николай: В жизни нельзя играть, а на сцене нужно вести себя, как в жизни. У тебя есть персонаж, и ты должен не просто произносить его слова. Нужно помнить, что ты – тот человек, которого играешь. А еще артист должен всегда оставаться ребенком. Если бы я в это не верил, я бы сейчас был инструктором по альпинизму, а не работал бы в театре.

Диана: На четвертом курсе в академии мы играли «Простую историю» – последний студенческий спектакль. Перед ним я долго думала, что я несу людям. Кто-то становится врачом и спасает жизни людей, кто-то учит детей, а что даю людям я? И вот к нам на спектакль приходит человек – нищий, просящий милостыню на улицах, известный всему Красноярску. Этот человек знает всех актеров, никогда не берет у них денег, постоянно ходит в театр и даже приносит цветы – когда гвоздику, когда цветущую ветку. И вот он приходит на этот спектакль, и я вижу, что он плачет на спектакле, вижу, что и другие люди плачут. После спектакля он дарит мне эту цветущую ветку то ли черемухи, то ли сирени, и я понимаю, что моя жизненная миссия не менее важна, чем миссия врача или учителя, что я больше ничем в жизни не смогу заниматься, что хочу быть только актрисой – помогать людям, дарить им радость, давать им возможность плакать и смеяться. Я хочу быть актрисой, чтобы быть с людьми.

Ольга Реброва

Поделиться
Плюсануть
Класснуть