12+

Интервью Зураба Нанобашвили

«Театр должен хорошо чувствовать время»

Октябрь – пожалуй, самый «театральный» месяц года. Именно в октябре вологодские театры гостеприимно открывают свои двери для зрителей, чтобы вместе с ними разделить радость новых встреч, премьер, волнений, открытий… Что нового в этом сезоне готовит для нас Вологодский драматический театр, мы узнаем у художественного руководителя театра Зураба Анзоровича Нанобашвили.

Зураб Нанобашвили. Фото Вологодского драмтеатра

Зураб Анзорович, в преддверии нового сезона хотелось бы узнать о ваших творческих планах.

Планов на этот сезон очень много. В сентябре в нашем театре прошли гастроли Нижегородского государственного академического театра драмы им. М. Горького. Это театр с большими традициями, ему 210 лет, но в Вологде он впервые. Они к нам приехали в сентябре на недельные гастроли, мы к ним поедем с гастролями в апреле.

Что дали гастроли Нижегородского театра? Произошел ли какой-то обмен опытом?

Мы приглашаем другие театры не для заимствования опыта, хотя и это важно. Но в первую очередь мы думаем о зрителе: чтобы наш зритель имел представление о других театрах, мог сравнить… Такие театры, как Вологодский драмтеатр, Нижегородский театр драмы – старейшие театры, и они безусловно должны сотрудничать.

В октябре в драмтеатре открытие сезона…

Октябрь-ноябрь – вообще для нас очень напряженные месяцы. 23 октября у нас состоится юбилейный вечер, посвященный 75-летию В. И. Белова «Пусть будет лад в душе», который готовит наш театр в рамках открытия сезона.

Что это будет, если не секрет?

Это будет театрализованное представление. Белов очень многогранен. В один вечер всего не вместить, но я надеюсь, что мне, как режиссеру, и В. В. Кудрявцеву, нашему известному поэту и общественному деятелю, как сценаристу, удастся вместе с нашими артистами передать то тепло, тот юмор, те нюансы, которыми ценно слово Василия Ивановича.

1 ноября, в день рождения театра, состоится премьера – спектакль «О, эти женщины!», который ставит приглашенный режиссер Владимир Бородин. Это абсолютно женский спектакль. Актрисы очень довольны, а это большое достижение для режиссера, когда актеры довольны уже во время репетиций.

7 ноября – еще одна премьера, уже на малой сцене – спектакль «Зима» по пьесе Евгения Гришковца. А 14 ноября мы уже будем в Москве, в Центральном Доме актера им. Яблочкиной. На театральном фестивале (хотя это не собственно фестиваль, скорее – театральные встречи, театральные вечера) мы показываем одну из частей «Одиночества» – спектакля, идущего на малой сцене драмтеатра, – «Игру в джин» Д. Кобурна.

20 ноября – опять Москва, музей Пушкина, где мы покажем спектакль по Белову «Пусть будет лад в душе». А 30 ноября вновь премьера – «Дорогая Памела» на сцене драмтеатра. Вот такое количество событий… И это не считая того, что театр постоянно обновляется: кто-то уходит, кто-то приходит; надо делать вводы, держать репертуар, в котором около 20 спектаклей, что называется, «в форме».

10 декабря мы планируем открыть еще новую сцену – она будет называться камерной.

Еще меньше малой?

Да, еще меньше малой. Концептуально то, что там будет ставиться, будет близко не к драматическим спектаклям, а к музыкально-литературным вечерам. Столики, стулья, диванчики, стены заняты фотографиями из истории театра, маленькая сцена с бардовым бархатным занавесом, рояль… Там мы будет играть спектакли по рассказам Чехова во главе с нашими актерами – Сергеем Закутиным и Дмитрием Мельниковым. Эти вечера-спектакли будут называться «АП, Чехов!». Возникает интересная игра слов: можно прочитать как А.П. (Антон Павлович) Чехов – или просто: «Ап, Чехов» – то есть: «Вот он, – Чехов!»

24 декабря у нас опять премьера, связанная с новогодней кампанией, – детская сказка, ее будет ставить приглашенный режиссер, сейчас мы определяемся с названием.

В январе мы приступаем к большим работам над пьесой А. Н. Островского «Волки и овцы» и к большой шекспировской пьесе, о которой я не хочу говорить – пока…

Еще у нас есть договоренность: летом 2008 года в Новгородском кремле мы сыграем два спектакля – «Сон в летнюю ночь» и «Карамазовы и ад», которые мы играли на фестивале «Голоса истории».

И на 2008 год планов множество: это и гастроли Вологодского драмтеатра в Нижний Новгород, и поездка в Петербург, в театр Ленсовета – с ними обменные гастроли: в мае мы у них, в июне они у нас…

Конечно, хочется, чтобы были и гастроли по области. Чтобы была разработана какая-то программа, и свой родной областной театр видели не только жители Вологды, но и районных центров, сел, деревень Вологодчины, потому что люди, живущие там, очень часто просто не имеют возможности сходить в театр. Это очень больной вопрос. Мы выезжаем в Сокол, в Кириллов, но область очень большая, хочется расширить географию гастролей. Мы всегда готовы к выездам, и для нас одинаково ответственно играть на сцене театра Маяковского в Москве и на сцене небольшого районного клуба. Ведь зритель везде одинаков, просто одним посчастливилось родиться в Москве и ходить в театр, а другим – нет.

Зураб Анзорович, до Вологды вы работали в других театрах, в других городах. Театральная Вологда имеет какие-то отличия?

Конечно. До Вологодского драмтеатра я работал в Иванове. Это разные города, с разной историей, с разными традициями. Вологда – старинный русский город, Иваново – значительно моложе. И хотя зритель везде очень хороший, Вологда выигрывает в этом отношении по сравнению с другими городами. В Вологде есть фестиваль первого класса – международный фестиваль «Голоса истории». И это во многом «воспитывает» зрителя, формирует его вкус. И зритель платит благодарностью, он всегда очень тепло приветствует артистов, всегда встает в конце спектаклей, аплодирует… Конечно, в Вологде уже родной зритель, потому что и театр родной.

Вы говорили, что театр потихоньку «обновляется». Кого из «молодых», недавно появившихся в театре, вы можете отметить?

У нас есть новый молодой актер Александр Чупин, приехавший к нам из Петербурга. Мы встретились с ним, когда были на гастролях в Петербурге, после нашего спектакля «Дом Бернарды Альбы». Я работал с ним до этого: он играл в моем дипломном спектакле – еще в Иванове – и был тогда школьником… Потом Саша закончил театральный вуз, и вот теперь, по прошествии одиннадцати лет мы встретились в Питере. Он сказал, что хочет опять работать со мной, и я пригласил его в наш театр, сказав, что делаю сейчас спектакль по «Братьям Карамазовым» Достоевского. Саша приехал в этом году, в апреле – и уже успел сыграть Алешу Карамазова в спектакле «Карамазовы и ад», показанном нами на фестивале «Голоса истории»!

И остался в Вологде?

- Да, остался и работает. Сейчас он занят в премьерах этого сезона – спектакле «Дорогая Памела», в «Зиме» – вместе с Сергеем Закутиным и Натальей Абашидзе.

Событием прошлого сезона стал шекспировский «Макбет», поставленный на сцене драмтеатра. Вокруг «Макбета» до сих пор много разговоров…

Действительно, по поводу спектакля много говорили, писали, было много отзывов – самых разных. Один из ведущих шекспироведов, Бартошевич, написал отзыв о «Макбете». Бартошевич – гуру шекспироведения, он знает Шекспира настолько, насколько, пожалуй, не знал себя Шекспир…И этот гуру приехал в Вологду специально посмотреть спектакль. Недавно по его представлению нам позвонили из «Золотой маски» и попросили прислать диск с записью «Макбета». Интересный отзыв был у Николая Ивановича Жегина, одного из ведущих театральных критиков, у профессоров Нины Алексеевны Шалимовой, Сергея Юрьевича Баранова…

Актуален ли Шекспир сегодня?

Шекспира можно и нужно ставить. Он всегда современен. Кстати, «Макбет» – самая короткая его пьеса; говорят, там даже потерян текст между третьим и четвертым актом. В пьесе очень много временных «ляпов»; есть путаница в именах второстепенных героев. Это очень интересно. Да, спектакль сложно воспринимается духовно – но ведь и в жизни все не так просто. Был тиран – его мир разрушили, а на разрушенном мире вырастает другой тиран…

У вас есть какие-то предпочтения в отборе пьес для постановки?

Мне очень нравятся пьесы постмодернистического плана, нравятся пьесы, которые современные драматурги делают по классическим произведениям – например, «Чайка» Бориса Акунина или «Карамазовы» Климонтовича… Театр должен быть разным, в нем должны быть спектакли на разный вкус – от однодневной комедии до глубокой классической пьесы.

А что вам легче ставить – такие вот «однодневные» спектакли или глубокие вещи?

Я ставлю только то, что хочу ставить, поэтому работа над каждым спектаклем приносит удовольствие. Но это и огромный труд. «Макбета», к примеру, мы делали долго – были трудности, замены… В театре ведь так: сегодня артист играет все главные роли, завтра он стукнет кулаком по столу и уедет работать в другой город. И надо все начинать сначала…

Уже несколько лет некоторые спектакли ставятся на малой сцене драмтеатра. Камерность диктует какие-то условия? Есть разница между малой и большой сценой?

Большую сцену итальянцы называли «коробкой» – это как увеличительное стекло. Малая сцена – это «комнатный» театр, а камерная сцена – это эстрадный театр. Это разные способы существования, пьесы звучат по-разному. «Макбет» на малой сцене превратилась бы в семейную трагедию, трагедию женщины и мужчины.

Вы сами играли когда-нибудь в театре?

Играл, потому что каждый режиссер должен знать, что такое актерская профессия. Но артист и режиссер – это две очень разные профессии: разное мышление, разный образ жизни.

А как вы оцениваете себя как руководителя – вы авторитар, либерал или демократ?

Просто человек. И авторитар, и либерал, и демократ – смотря как требуют обстоятельства. Ведь театр – это модель государства. Отличие в том, что в государстве живут разные люди, а в театр люди приходят по интересу; самый главный интерес – это трудиться и творить во имя зрителя, безусловно, а также потому, что невозможно просто заниматься чем-то другим. Потому что если ты можешь хоть один день прожить без театра – значит, ты должен жить без него. Театру нужно отдаваться до конца, без остатка.

Театр, по вашему мнению, – вне политики?

Вне. Но он четко во времени. Театр должен очень хорошо чувствовать время. Сегодня смотришь порой записи каких-то спектаклей двадцатилетней давности, о которых в свое время говорили как о гениальных, и понимаешь, как постарела манера игры, оформление, образ, даже идея. Ведь во многом существование спектакля определяет социум. И ты должен следовать этой волне, этому общему движению. Конечно, это не относится к каким-то непреложным, вечным истинам, образам, традициям.

Меняется ли что-то при постановке спектакля: каким он видится вначале и каким – в конце?

Театр – это общежитие искусств: идет обратная связь от композитора, от художника. Когда замысливаешь спектакль – идешь к художнику. У художника возникают какие-то ассоциации, свой угол зрения. У композитора – свой. Но радикально смысл, образ спектакля никогда не меняются.

У вас не было идеи давать названия театральным сезонам?

Такая идея не нова. Это делают очень многие театры: «Французские сезоны», «Итальянские сезоны» и так далее. С моим приходом в театр мы объявили приверженность к классической пьесе – и стараемся выполнять эту программу. Но поднимать это на флаг и писать как лозунг мне кажется лишним. Со зрителем не нужно говорить лозунгами, с ним нужно говорить спектаклями. И зритель решит – ходить ему в этот театр или не ходить.

Постановки драмтеатра иногда удивляют необычностью выбора места: открытые сцены Консисторского дворика Кремля, сцена парка ВРЗ под открытым небом или крыша здания театра…

Я очень люблю менять место. Ведь в целом театр – это зимнее развлечение, и мы вынуждены весь сезон работать в помещении. Поэтому очень хорошо, что существует летний фестиваль, когда мы можем забираться на крышу, играть в Кремле, в парке ВРЗ…

Сколько времени требуется на постановку спектакля?

По-разному. В зависимости от того, как требует материал, как складываются обстоятельства. Некоторые вещи можно сделать за шесть-восемь недель; «Миллионершу» мы сделали вообще за месяц-полтора, «Карамазовых» – за два с половиной. А вот над «Макбетом» работали десять месяцев.

Зураб Анзорович, что бы вы пожелали вологжанам в преддверии нового театрального сезона?

Здоровья, счастья, удачи и веры в завтрашний день, несмотря на то, что верить порой очень сложно. И интересных театральных вечеров

Елена Легчанова

Фото Вологодского драматического театра

Поделиться
Плюсануть
Класснуть