12+

Семья Рязановых: когда музыка роднит

Юлия Чичирина с отцом На выступлении
  • Юлия Чичирина с отцом
  • На выступлении
«Играй, гармонь» не дождалась…

Не дождалось Иваново…

В разгар бушующей весны

Не стало вдруг Рязанова.

Не стало мужа и отца,

Не стало человека,

Не стало мудрого творца,

Художника, поэта...

Эти строки Любовь Петровна Роза посвятила своему другу Михаилу Рязанову – художественному руководителю вокального ансамбля «Россиюшка», народного хора русской песни (теперь носящего имя М. Рязанова), фольклорного ансамбля «Частушка», семейного ансамбля Рязановых Юбилейного ЛПУ. Сбылись предсказанные им же за год до смерти слова: «Этот бренный мир я покину на сцене».

Сегодня мы ведем разговор с дочерью Михаила Петровича – Юлией Чичириной, которая продолжает дело отца, целиком посвящая себя работе с творческими коллективами.

А начиналось все так: Мишка, сын первого в деревне гармониста Петра Рязанова, поступил в музыкальную школу в Тотьме, а затем – в Вологодское музыкальное училище по классу баяна. И даже армейская жизнь не оторвала его от музыки – Михаил служил в Петродворце в музыкальном взводе. Когда вернулся, начал путь к осуществлению своей давней мечты быть дирижером, став студентом отделения оркестрового дирижирования музыкально-педагогического факультета ВГПИ. После окончания учебы Михаил Рязанов с женой Еленой отправились набираться опыта в Кадуй – там их ждала педагогическая деятельность и занятия художественной самодеятельностью. Но скоро поступило предложение, подкрепленное решением квартирного вопроса: переехать в молодой развивающийся поселок Юбилейный, чтобы организовать в нем музыкальную школу. Так у Тотемской школы появился еще один филиал, в котором работали только два педагога. Постепенно школа росла, и в нее стали приглашать новых учителей.

Естественно, у пионера музыкального просвещения поселка Юбилейный работы хоть отбавляй, но Михаил Петрович был не из тех людей, кто после трудового дня забывал о работе. Были и идеи, и силы для их воплощения. Поэтому на очередном родительском собрании в школе он объявил о наборе в хор. Желающих оказалось достаточно – они и стали первым составом хора русской песни. Сшили костюмы у ивановских мастеров, и коллектив стал выступать в соседних поселках, в Тотьме, в районах области. В 1989 году за активное участие в концертах, фестивалях и смотрах народного творчества, проводимых ООО «Севергазпром», РАО «Газпром», за высокий художественный уровень репертуара, исполнительского мастерства отделом культуры города Сыктывкара хору было присвоено звание «Народный самодеятельный коллектив».

Когда с момента образования хора прошло около десяти лет, Михаил Рязанов организовал еще один коллектив – вокальный ансамбль «Россиюшка», который вскоре приобрел большую популярность. «Сейчас, – с грустью признается Юлия, – ансамбль существовать не сможет. Мне не хватит того мастерства игры на баяне, которым обладал отец. К тому же некоторые солистки уехали из поселка. Но не сложись все так, я уверена, отец смог бы сохранить коллектив. Теперь некоторые песни из репертуара «Россиюшки» мы берем для семейного ансамбля, где поем мы с мужем и брат мужа со своей женой. Вскоре состоится первая наша «проба» в таком составе».

Но и это еще не всё. Как-то, собравшись семьей, решили, что неплохо было бы создать концертный коллектив – веселый, яркий. Так в 2005 году появилась «Частушка».

Проблем и в то время было немало. А как сейчас вам удается руководить тремя коллективами?

Да, трудностей избежать не удалось. За месяц на слух (под записи папиных выступлений) мне пришлось осваивать гармонь, ведь по образованию я пианистка и на народных инструментах не играла. А параллельно осваиваю еще и баян – даже обратилась за помощью к баянисту Василию Двойнишникову. Мама уже взялась за балалайку... Но для того чтобы аккомпанировать хору нужно учиться лет пять, не меньше. Отец, кстати, в свое время тоже столкнулся с этой проблемой: он все музыкальные инструменты, кроме баяна, осваивал самостоятельно. Сам делал фонограммы и аранжировки. Он был и организатором, и руководителем, и хореографом… А еще – артистом; он со зрителями общался глазами.

Есть сложность и с гастрольными поездками хора: 20 человек не везде могут принять. Не потому, что не хотят, а просто не могут оплатить концерт, а порой даже и чаем напоить. Коллективу ведь нужно выступать. Спасибо руководству за поддержку: если нас вызывает район или область – помощь обеспечена.

Но самое главное сейчас – справиться со своими эмоциями. Мы с мамой до сих пор чувствуем присутствие отца на сцене и не можем до конца осознать, что произошло.

И все же вы хотите продолжать дело отца?

Конечно. Тем более, он со мной об этом говорил. Все время повторял: «Только не бросай». Да я и не представляю себе жизни без музыки – ведь с шести лет с папой выступаю на сцене. Помню даже, как я - маленькая, в колготочках со складочками на коленках – пою частушечку, а он играет на баяне… Недавно появился еще один стимул – мы узнали, что подано ходатайство на присвоение школе имени Михаила Рязанова. К тому же планируем организовать концерт памяти М. Рязанова, а в будущем и ежегодный фестиваль. Мы обязаны держать ту высокую планку, которую задал отец.

Как вы подбираете репертуар для коллективов?

Отец подбирал песни для хора и ансамблей так: он записывал телевизионные концерты, а потом делал для нас аранжировки – и только что появившиеся композиции пели наши коллективы.

Мы пока пользуемся, в основном, прежним репертуаром. Он состоит из русских народных песен в современной обработке и песен современных композиторов. Но скоро появятся и новые работы. К примеру, сейчас мы пробуем ввести в репертуар фольклор. Я ведь учусь на отделении этномузыкологии ВГПУ – нужно испытать себя в деле.

На стенах студии Михаила Петровича несколько десятков дипломов, грамот, благодарственное письмо от губернатора Вологодской области. Благодаря чему коллективы добились такого признания?

Наверное, благодаря таланту исполнителей и умелому руководству. Важную роль сыграло и то, что отец старался как можно чаще вывозить хор и ансамбли: себя показать, на других посмотреть. Мы нередкие гости Тюмени, Угорска, Ухты, Вуктыла. Были участниками I Международного конкурса-фестиваля детского и юношеского творчества «БАЛтийское соЗВЕЗДие» в Санкт-Петербурге. Два года назад ездили в Иваново на Всероссийский конкурс «Играй, гармонь».

Чем отличается работа с детским ансамблем «Частушка»?

В детском коллективе я просто отдыхаю. Очень свободно себя с ними чувствую: они пляшут – и я с ними, хоть и гармошка в руках. Дети все настолько тонко чувствуют, что даже новички тут же начинают плясать и петь, потому что моментально заражаются мощной энергетикой друг от друга. А для руководства хором необходимо обладать богатой музыкальной терминологией, здесь на одних чувствах не объяснишься.

Чтобы попасть в ансамбль, нужно пройти какой-то отбор?

Я даю шанс всем детям, потому что уверена – запоют. Привлекаю детей из общеобразовательной школы. Возможно, потом, когда коллектив будет большим, поделим составы на старший, младший и смешанный. Пока единственное ограничение – это вместимость сцены: пока есть место – жду всех. Чем больше детей, тем больше можно импровизировать, создавать более сложные (и более интересные!) выступления.

Как вы полагаете, ваши дети станут продолжателями музыкальной династии?

Признаки «налицо»: старший уже бегает по дому с маленькой гармошкой. Младший – на очереди. На репетициях мы всегда вместе. К тому же занятия музыкой не заканчиваются вместе с рабочим днем. Мы с мужем поем хоровые песни даже в машине, и сыновья это комментируют так: «Да хва-а-атит уже...»

Какими вы видите ваши коллективы, скажем, лет через пять?

В основе своей такими же: дружными, преданными своему делу. Лишь бы нам помогали и поддерживали.

Влада Кустова

Поделиться
Плюсануть
Класснуть