12+

Династия лидеров: интервью с Евгенией и Марией Морозовыми

Евгения и Мария Морозовы Евгения Морозова Мария Морозова
  • Евгения и Мария Морозовы
  • Евгения Морозова
  • Мария Морозова
Наши собеседники – Евгения Геннадьевна Морозова, директор МУК ДК «Аммофос» и ее дочь, Мария Николаевна Морозова, директор МУК «Камерный театр» г. Череповца.

Говорят, что в культуре случайных людей не бывает. Как вы оказались в этой сфере?

Е.Г.: Мой папа, Машин дедушка, был страстный поклонник музыки. У него была большая фонотека: огромное количество пластинок с записями оперных арий. Он самостоятельно учился игре на фортепиано, но профессионалом не стал. Поэтому свою мечту воплотил во мне. Так я стала преподавателем музыки по классу фортепиано; 30 лет отработала в музыкальной школе и сейчас преподаю – по субботам.

За плечами Марии – тоже серьезная музыкальная школа. Сказалось влияние родителей или это был осознанный выбор ребенка?

Е.Г: Маша получила хорошее музыкальное образование – окончила Гнесинку. Нельзя сказать, что изначально это был ее выбор: дети редко осознанно хотят заниматься музыкой. Но я всегда была твердо убеждена, что музыка помогает человеку состояться; делает его внутренний мир подвижным, пластичным, тонким; дает и физическую крепость, и крепость духа. Есть такое выражение: математика развивает логику, а музыка – все остальное.

М.Н.: Я не жалею о годах, проведенных в музыкальной школе. Но тогда, честно говоря, я смутно понимала, зачем все это надо – а ведь занималась подолгу, в школе – по час-два каждый день, в музыкальном училище уже по 4-5 часов… Теперь я знаю, что именно музыка дала мне возможность воспитать в себе силу воли, терпение и, пожалуй, самое главное в любой профессии – стремление к достижению цели.

Сейчас я практически заново переживаю свое детство – так как моя дочь Майя тоже пошла в музыкальную школу.

Евгения Геннадьевна, как изменилась ваша жизнь после рождения Маши?

Е.Г.: Маша родилась в марте, а в сентябре начинался учебный год, мне надо было возвращаться в институт (я тогда училась). Так что в ясли мы отдали ее, когда ей было всего 6 месяцев – только сидеть научилась. Потом я устроилась на работу. Преподавание отнимало практически все время, поэтому своим детям (у Маши есть еще младшая сестра), возможно, уделяла мало внимания. Такова участь преподавателей: на первом месте ученики. Но со своих детей я всегда требовала больше, чем с учеников, была с ними строже. И в этом смысле мне повезло. Особых хлопот Маша мне не доставляла, она всегда была доброй, отзывчивой, покладистой.

Мария, а что вам больше всего запомнилось из детства?

М.Н.: Главное, что у меня было в детстве, – это крепкая, дружная семья. У меня самые лучшие родители! Я помню, как заполняла анкету в школе – и меня распирало от гордости: мама – коммунистка, преподаватель, папа – коммунист, работник райисполкома, оба с высшим образованием. Родители были и остаются для меня примером во всем.

Работа руководителей крупных учреждений, коими вы обе сейчас являетесь, отнимает массу времени. И не только в будни. Ведь сфера культуры даже в праздники не отдыхает. Как ваши семьи воспринимают такой режим?

Е.Г.: Кому же это может понравиться? Но это моя работа, а выполнять свои обязанности без полной отдачи я не могу.

М.Н.: Когда три года назад мне предложили занять должность директора Камерного театра, я в первую очередь попросила «благословения» у своего мужа. Потому что знала, на что иду: у меня был мамин пример перед глазами, а я тоже такой человек, что все силы отдаю работе.

У учреждений, которые вы возглавляете, профиль примерно одинаков: гастроли, спектакли, организация концертов местных коллективов. Нет ли между вами конкуренции, ведь определенно Камерный театр после открытия «увел» часть публики у ДК «Аммофос».

Е.Г.: Конкуренции, ревности у нас нет. Я стараюсь быть объективной. То, что часть публики, возможно, ушла, это заслуженно. Камерный театр с первых дней открытия активно занялся рекламой. Да и сцена у них не пустует, афиша пестрит различными мероприятиями.

М.Н.: А мне кажется, что публику Камерного театра и ДК «Аммофос» и сравнивать не стоит. Мы, на самом деле, абсолютно разные учреждения культуры. Дворец – это досуговое учреждение, мы – репертуарный театр. С открытия Камерного театра я не пропустила еще ни одного мероприятия. Каждый раз наблюдаю за нашим зрителем: это та публика, которая предпочитает определенную область искусства. Так что, думаю, постоянный зритель у каждого учреждения свой.

Мария, вы, наверное, самый молодой руководитель такого большого учреждения в Череповце. Какие чувства испытали, когда получили предложение?

М.Н.: Если бы лет 10 назад мне сказали, что я буду возглавлять театральное учреждение, ни за что бы не поверила. Эмоции и осознание того, чем предстоит заниматься, пришло позже. Была цель и поставленные задачи, а остальное не обсуждалось.

Е.Г: Камерный театр был тогда на стадии большой реконструкции. В такой период приступать к работе особенно сложно. И мне действительно было страшно за Машу.

Руководить творческими коллективами сложно: люди культуры более ранимы, более обидчивы, более восприимчивы. Как бы вы охарактеризовали себя как начальников?

Е.Г.: (смеется) Мне кажется, что Маша жестче, чем я.

М.Н.: Действительно кажется, но это лишь внешне. Я более требовательна в первую очередь к себе. Для меня важен результат, поэтому надо быть сильным и целеустремленным.

Е.Г: Я считаю, что мне было несколько сложнее психологически. С одной стороны, Маша стала руководителем очень рано, ей пришлось нелегко. А я сначала была рядовым сотрудником в коллективе, была наравне со всеми, но потом пришлось с них требовать. К тому же в ДК «Аммофос» уже давно сложившийся коллектив: крепкий, сильный, очень много личностей. Тем более я пришла в новую для себя область. И чувствовать, что ты руководитель, который понимает меньше, чем его подчиненные, очень сложно. Сейчас я многому научилась, стала свободнее. Теперь у меня есть и опыт, и уверенность, чтобы отстаивать свою позицию. Но в отношении с людьми, особенно в сфере искусства, жесткость недопустима. Можно просто загубить отношения.

Какая разница между Морозовыми на работе и дома?

Е.Г.: Мне кажется, что разница есть. Когда я еще работала в школе, приходя домой, частенько слышала от мужа: «Смени тон, ты не в школе» (смеется).

М.Н: Всегда надо оставаться самим собой. Стараюсь не «смешивать» семью с работой. Понимаю, что днем может случиться масса стрессов, но вечером я должна прийти домой, махнуть рукой, улыбнуться мужу, дочери и забыть о работе. Пару раз уже так получалось. Это радует.

Что для вас работа?

Е.Г.: Культурные ценности – самые важные в жизни. Для меня важно быть проводником этих ценностей. Я человек идейный. Поэтому, думаю, нигде, кроме как в культуре, не могла оказаться. Хотелось бы, конечно, чтобы работа занимала не все время. Хотелось бы еще творчеством заниматься.

М.Н.: Для меня работа – это второй дом. Театр за время реконструкции стал мне родным. Я благодарна Богу, что прошла этот путь – путь становления, строительства. Считаю, что это бесценный опыт, через который очень полезно пройти руководителю. В трудные минуты начальник управления культуры успокаивал: «Если это пройдешь, тебе уже ничего не страшно будет».

Часто ли мама дает профессиональные советы дочери, и всегда ли дочь им следует?

Е.Г: Начнем с того, что мы, к сожалению, редко видимся, хотя живем буквально в соседних домах. Я считаю, что каждый должен идти своим путем: я наблюдаю, но не вмешиваюсь. Здесь родственные связи, на мой взгляд, не должны влиять никоим образом.

М.Н.: Советы могут даже навредить. Я выбираю путь проб и ошибок, предпочитаю учиться на своем опыте.

Валерия Дзюбан

Поделиться
Плюсануть
Класснуть