12+

Интервью Виктора Кочнева

Главное – быть музыкантом

Пехотный Вологодский полк

Прислал наряд оркестра.

Сыч-капельмейстер, сивый волк,

Был опытный маэстро...

Строки из стихотворения Саши Черного «Бал в женской гимназии» приходят на память, когда присутствуешь на выступлении Вологодского оркестра «Классик-модерн бэнд». Автору этих строк не раз посчастливилось видеть выступления коллектива. Неизменно поражает то, что где бы ни играли музыканты – в Кировском сквере перед случайными прохожими или в концертных залах перед искушенной публикой – они всегда выкладываются по максимуму, что свидетельствует о величайшем почтении к слушателю и высочайшем уровне профессионализма.

Нам захотелось узнать побольше о самом оркестре и его художественном руководителе – заслуженном артисте России Викторе Кочневе.

Виктор Кочнев Виктор Кочнев «Классик-модерн бэнд» «Классик-модерн бэнд»
  • Виктор Кочнев
  • Виктор Кочнев
  • «Классик-модерн бэнд»
  • «Классик-модерн бэнд»

Виктор Леонидович, расскажите об истории оркестра.

Оркестр «Классик-модерн бэнд» был создан в 1990 году, в самое тяжелое для музыкальной культуры время: резкое падение качества музыкального образования, невостребованность и отсутствие финансирования – все это привело к тому, что занятия музыкой не рассматривались как профессия, благодаря которой можно зарабатывать на жизнь. Честно скажу: когда я пришел, оркестр был в таком состоянии, что пришлось принимать срочные меры.

Сейчас оркестр имеет совсем другое лицо. «Классик-модерн бэнд» в каком-то смысле явление уникальное: в нестоличном городе, где нет консерватории, такой коллектив – большая редкость. Мы можем давать очень сильные программы, которые под силу лишь нескольким оркестрам в стране. У нас огромный потенциал; ничуть не меньше, чем у тех коллективов, которых приглашают с концертами в Вологду за большие деньги. Обидно, что нас недооценивают. Я стараюсь с этим бороться, доказать, что мы – лучше. Хотя зачем доказывать? Среди профессионалов у нас и так очень высокая репутация.

Бытует мнение, что у вас в оркестре очень жесткая дисциплина…

Я не скажу, что очень жесткая, но она есть. А как иначе? Хотя сейчас дисциплина идет «изнутри» – сам коллектив не хочет работать с людьми, на которых нельзя положиться.

Расскажите о составе вашего оркестра.

В коллективе много выпускников Вологодского музучилища – на Северо-Западе это одно из достойнейших музыкальных образовательных учреждений, где сохранились лучшие традиции игры на духовых инструментах. Многие студенты проходили у нас стажировку, потом поступали и учились в консерватории. Кто-то возвращался к нам обратно, кто-то – нет. Через оркестр прошло больше тридцати лучших студентов музыкального училища. Для них это колоссальный опыт. Сейчас у нас в коллективе человек десять студентов; шестеро из них, окончив училище в этом году, уедут учиться дальше. Но основной костяк оркестра – примерно тридцать человек – почти не меняется.

Удается ли выезжать на гастроли?

Не часто. Все упирается в финансирование. Но где бы мы ни были – в Великом Новгороде, Рыбинске, Ярославле – наши концерты вызывают большой резонанс. Мы были три раза в Финляндии, в прошлом году – в Германии. В этом году тоже поедем в Германию, в Баден-Баден. Мы благодарны администрации города Вологды, что у нас есть возможность совершать такие поездки.

7 мая мы играли в Костроме и произвели настоящий фурор. К сожалению, организаторы не позаботились о рекламе, и пришло мало зрителей. Но мы всегда работаем на максимум – сколько бы зрителей ни сидело перед нами. Поэтому и здесь выдали серьезнейшую, сложнейшую программу. И в конце своего выступления мы получили такие овации, как будто бы рукоплескал переполненный зал…

У оркестра большой репертуар?

Очень. Приблизительно 90 пьес у нас в «дежурном» репертуаре – это те вещи, которые мы можем сыграть сразу же, с ходу. Причем репертуар разнообразный – от фанфар и торжественных маршей до серьезнейшей классики. Есть и современная музыка.

Правда, существует большая проблема с нотами. Партитуры для духового оркестра у нас в стране не выпускают уже лет пятнадцать. Чтобы их достать, нужно иметь связи. Я знаком с руководителями разных оркестров, дирижерами – мы обмениваемся нотами и таким образом выходим из положения.

Вы выросли в семье потомственных врачей. Почему избрали для себя иное поприще?

На самом деле в нашем роду, помимо врачей, были художники, музыканты, поэты. Передо мной было несколько путей. Отец думал, что я стану хирургом – «рука твердая». Я мог бы стать и спортсменом – одно время почти профессионально играл в футбол. Но музыка все-таки перевесила.

Виктор Леонидович, как получилось, что вы, пианист, стали руководить духовым оркестром?

Мой старший брат Юрий стал дирижером. А я, как любой младший, всегда тянулся за старшим, стремился быть на него похожим; внимательно следил за тем, что и как он делает. Дирижерскую профессию я изучал как бы «со стороны», постепенно впитывая в себя. В 1979 году, к 60-летию музучилища, меня попросили сформировать из студентов симфонический оркестр. Получилось вполне прилично. Это была первая проба. А потом, когда «Классик-модерн бэнд» остался без руководителя, меня пригласили сюда. Я согласился – потому что, в принципе, неважно, пианист ты, скрипач или духовик. Главное – ты музыкант.

Елена Легчанова

Поделиться
Плюсануть
Класснуть