12+

Интервью Нины Зайцевой

Нина Зайцева: Моя душа поет по-вепсски

По инициативе Карельской региональной общественной организации «Общество вепсской культуры» и финского Культурного фонда «Юминкеко» 2012 год был объявлен Годом вепсской культуры. По мнению историков, предки вепсов – летописная весь – наравне с другими племенами стояли у истоков русского государства. Судьба этого малого народа, в ХХ веке сложившаяся почти трагически, волнует и самих вепсов, и ученых, и общественность. Исконными местами расселения этого народа являются территории, входящие в состав Республики Карелия, Ленинградской и Вологодской областей. В этих регионах и проживает сегодня большинство современных вепсов. 10 ноября в Вологде прошла конференция вепсских писателей , на которой собрались все те, кто занимается изучением и сохранением вепсской культуры. О проблемах и достижениях в сохранении и развитии вепсского языка мы беседуем с доктором филологических наук Ниной Зайцевой.

Нина Зайцева

Нина Григорьевна, откуда проистекает ваш научный интерес к вепсскому языку?

Прежде всего, он связан с тем, что я сама вепсянка: родилась и росла в деревне Войлахта Бабаевского района Вологодской области. Вепсский язык для меня родной, по-русски я до пяти лет говорить не умела. Когда я училась на филологическом факультете Вологодского педагогического института, мне и в голову поначалу не приходило, что вепсский язык может быть предметом научного исследования. Помню, как обсуждала с преподавателями тему своей курсовой работы, связанную с языком родной деревни. Когда я спросила Татьяну Георгиевну Паникаровскую и Вячеслава Александровича Шитова, про какой язык мне писать, они очень удивились:

– Как про какой? Про русский, разумеется!

– Так ведь у нас там по-вепсски говорят…

– Да что вы! Вепсов ведь уже нет…

Это был 1965 год, и таким был тогда взгляд на вепсов и вепсскую культуру. Но Татьяна Георгиевна, мой любимый преподаватель, все-таки меня поддержала: разрешила писать о двуязычии в родной деревне. И когда я, с отличием закончив институт, думала о продолжении научной работы, именно Паникаровская посоветовала мне остановиться на вепсской теме – в расчете на то, что я смогу сделать что-то нужное для сохранения родной речи. И вот с ее «благословения» я стала исследователем вепсского языка.

Вы являетесь автором словаря вепсского языка. Расскажите о том, как он составлялся.

Вепсский язык большую часть своей истории был бесписьменным языком, поэтому не развивался так, как языки, имеющие письменность. Живая вепсская речь тысячи раз записывалась на магнитофон в ходе многочисленных этнолингвистических экспедиций, и все ее многовековое достояние скрупулезно зафиксировано и бережно сохраняется. Но вепсский язык, как он есть, не отражает многих реалий современного мира – для них нужны новые слова. К вводу в языковой обиход новых слов мы относимся очень трепетно: работает специальная терминографическая комиссия, которая тщательно изучает необходимость того или иного слова в современной ситуации и «конструирует» его по словообразовательным моделям, существующим в вепсском языке. Мы не ставим перед собой цель насытить вепсский словарь, например, научными терминами, но слова, отражающие сегодняшнюю жизнь, языку необходимы, нужны в ежедневном использовании, в том числе при обучении языку детей и молодежи. И они охотно принимают новую лексику, потому что им для полноценного общения нужен богатый язык.

В Петрозаводске успешно работает разговорный клуб (пагинклуб) «Вепсские бесёды». Так вот люди старшего поколения, приходящие в клуб на встречи, поначалу не все понимают в речи молодежи, но потом признают: да, именно так и нужно говорить.

Эпос «Вирантаназ», который вы сегодня представляли, это ваше авторское произведение, созданное на материале и с использованием вепсского фольклора?

Все эпосы – авторские произведения. Возникают они не часто – в тот момент, когда накоплен достаточно богатый фольклорный материал и когда у народа в этом возникает потребность. Появляется кто-то, кто собирает воедино все разрозненные сказания, песни, легенды. В основу эпоса «Вирантаназ» мною положены вепсские плачи и заговоры, а также сведения о вепсах, изложенные в этнографической литературе, и мое собственное знание уклада вепсской жизни «изнутри». Название происходит от двух слов: «Вир» – это традиционное вепсское мужское имя, «таназ» – подворье, земля, обжитая Виром и оставленная им своему народу. В жены Виру я выбрала представительницу народа саами – Айру (известно, что вепсы тесно контактировали с саами на протяжении веков). Есть в эпосе и второстепенные герои – знахарка, пастушок, есть свойственное вепсам «одушевление» природы, трепетное отношение к ней. Период времени, который описывается мною, это XV – XVII века. Написан «Вирантаназ», конечно, в стихах. Я надеюсь, что книга эта, уже вышедшая в свет, будет с интересом встречена всеми, кто владеет вепсским языком и беспокоится о его судьбе.

Как вы оцениваете перспективы активного использования вепсского языка в повседневном общении, в практической жизни?

Вопрос о повседневном общении – самый трудный. Конечно, оно необходимо, чтобы язык жил. Поэтому мы и стараемся расширить возможности его использования. В Карелии на радио и телевидении постоянно звучит вепсская речь, на вепсском выходят выпуски новостей, передачи большого формата. Издается газета «Кодима», печатаются книги. Много возможностей для общения предоставляет Интернет. И сейчас уже можно говорить о том, что нам удалось вырастить новое поколение – пусть и немногочисленное, – активно говорящее по-вепсски. Пагинклубом «Вепсские бесёды» руководит Лариса Смолина, моя ученица, которая научилась прекрасно говорить по-вепсски в университете. Моя взрослая дочь тоже свободно владеет вепсским языком. Работая со студентами, я вижу, что молодежь заинтересована в изучении вепсского языка, и значит, будущее у него есть.

Светлана Гришина

Справка:

Зайцева Нина Григорьевна – заведующая Сектором языкознания Института языка, литературы и истории Карельского научного центра Российской академии наук, доктор филологических наук.

В 1969 году с отличием окончила Вологодский педагогический институт, в 1973 году – аспирантуру КФ АН СССР. В 1975 году защитила кандидатскую диссертацию на тему «Именное словоизменение в вепсском языке (История и функционирование форм слова)». В 2002 году защитила докторскую диссертацию на тему «Вепсский глагол. Сравнительно-сопоставительное исследование».

Н. Г. Зайцева – один из инициаторов сохранения вепсского этноса, развития самобытной вепсской культуры и вепсского языка. При ее активном участии было возобновлено преподавание вепсского языка в регионах проживания вепсов, она принимала участие в подготовке школьных учебников. Совместно с М. И. Муллонен ею разработаны основы вепсской письменности (утверждены в 1989 году). Н. Г. Зайцева является иностранным членом Общества финляндской литературы, Общества Калевалы, Финно-угорского общества.

Сама поэтесса, Н. Г. Зайцева перевела на вепсский язык большое количество рассказов и стихов русских писателей, карельский эпос «Калевала», Детскую Библию, Евангелия и Письма Нового Завета. Она автор нескольких изданий словарей вепсского языка.

Н. Г. Зайцева – заместитель председателя Общества вепсской культуры, член редколлегии журнала «Carelia» и детского журнала «Kipinä», куратор и стилистический редактор газеты на вепсском языке «Kodima»; автор учебников вепсского языка для школ и вузов; разработчик и лектор вузовских курсов «История вепсского языка» и «Вепсская диалектология»; редактор всей вепсскоязычной литературы.

По информации сайтов illhportal.krc.karelia.ru и finugor.ru

Поделиться
Плюсануть
Класснуть