12+

Интервью Сергея Баранова и Веры Ильяшенко

Творческий путь большого художника

Вышло в свет семитомное собрание сочинений Василия Белова

Жители Вологодчины всегда гордились своими именитыми земляками, поэтому сохранение и пропаганда их творческого наследия стали у нас хорошей традицией. В октябре 2012 года 80-летний юбилей отмечает Василий Иванович Белов – живой классик, олицетворяющий собой целую эпоху в развитии русской литературы ХХ века. Писатель, в чьих произведениях создан неповторимый образ русской северной деревни с ее непростой судьбой, поднимает в своем творчестве фундаментальные проблемы человеческого бытия, актуальные во все времена. В лице своих современников Василий Белов находит отзывчивых и благодарных читателей, книги его всегда востребованы и издаются. За последнее десятилетие вышло несколько серьезных изданий. Это книга «Час шестый» – единственный случай, когда знаменитая трилогия о русском крестьянстве (романы «Кануны», «Год великого перелома» и «Час шестый») объединена под одной обложкой. В 2004 году писатель получил за последний роман трилогии Государственную премию Российской Федерации. К 75-летию писателя был выпущен сборник рассказов «Душа бессмертна». А сейчас завершается работа над грандиозным проектом – изданием семитомного собрания сочинений Белова, последний том которого вышел в свет к юбилею писателя.

Сергей Баранов Издание подготовлено по поручению Правительства Вологодской области и, безусловно, станет событием не только литературной, но и общественной жизни. Работа над ним идет с 2008 года силами большого коллектива профессионалов – ученых-филологов, издателей, специалистов Департамента культуры и охраны объектов культурного наследия области. О работе над изданием собрания сочинений рассказывают кандидат филологических наук профессор ВГПУ Сергей Баранов и координатор проекта заслуженный работник культуры России Вера Ильяшенко.

Сергей Юрьевич, Вера Дмитриевна, как вы оцениваете значимость этого издательского проекта?

С.Ю.: Сама по себе идея издания собрания сочинений Белова «носилась в воздухе» давно, приходила на ум разным людям. Это понятно: осуществление такого проекта для самого Василия Ивановича, для Вологодской области и вообще для русской литературы – событие важное и знаменательное. Одно дело, когда писатель публикует по мере написания свои произведения в газетах и журналах, издает отдельные книги, и совсем другое – выход целого собрания сочинений, тем более прижизненного.

И еще один момент, о котором следует упомянуть. Наша издательская практика последних десятилетий изобилует незавершенными изданиями. Происходило это по ряду причин – финансовых, административных, кадровых. В 1990-е годы начал выходить пятитомник Белова, но свет увидели только три тома. И для нас очень важно, что сейчас все семь томов, как и было задумано, станут достоянием читателя.

В.Д.: По нашему замыслу это издание должно было заинтересовать не только Вера Ильяшенко вологжан, но и литературную общественность России. Поэтому мы с особой тщательностью подошли к выбору издательства. Нашим партнером по проекту стал Редакционно-издательский центр «Классика», который специализируется на издании классических произведений, проверенных временем, отличается высоким уровнем работы с текстами и качеством полиграфии. Для работы над собранием сочинений Белова «Классике» были необходимы специалисты, готовые к кропотливому и длительному исследовательскому труду. Поэтому Департамент культуры и охраны объектов культурного наследия области предложил сотрудничество профессору Сергею Юрьевичу Баранову, заведующему кафедрой литературы ВГПУ, который провел огромную работу по подбору и классификации произведений, написал вступительную статью и совместно с коллегами с филологического факультета подготовил комментарии к собранию сочинений.

Говоря о том, что проект успешно завершен, нельзя не отметить тот факт, что реализация столь масштабного проекта зависит от многих факторов, в том числе от политической воли руководства области. Данное издание увидело свет благодаря поддержке депутата Государственной Думы Вячеслава Евгеньевича Позгалева и Губернатора Вологодской области Олега Александровича Кувшинникова.

Насколько полным является это собрание сочинений?

С.Ю.: Мы попытались опубликовать как можно больше из того, что Василий Иванович написал. Но семитомник, конечно, не является исчерпывающе полным собранием сочинений. Время для такого издания пока еще не наступило. Полных собраний сочинений у нас не так уж много. Даже 90-томник Льва Толстого по сути дела не является таковым. А ведь кто-кто, но уж Толстой-то этого достоин – классик мирового масштаба, «глыба», «матерый человечище». Издавая же писателя-современника, можно пойти несколькими путями. Например, выбрать для публикации лучшее из того, что данный автор создал. Так чаще всего и поступают. По этому принципу был составлен сборник рассказов В. И. Белова «Душа бессмертна». А вот представить публике творчество того или иного автора с максимально возможной на данный момент полнотой не так-то просто. И не только потому, что его наследие рассеяно по многочисленным изданиям и архивам, а кое-что затерялось и, может быть, не будет найдено никогда. У каждого писателя есть творческие взлеты и неудачи, далеко не всем вышедшим из-под его пера он сам удовлетворен. Правильно ли поступает издатель, демонстрируя читателю все перипетии сложного творческого пути, ознаменованного не одними победами? Я уж не говорю о письмах, публикация которых всегда сопряжена с нравственным дискомфортом: имеем ли мы право читать то, что не нам адресовано? От подобных вопросов не уйти никуда, и решать их приходится всем, кто приступает к работе по изданию собрания сочинений любого писателя. Василий Иванович Белов – фигура сложная, неоднозначная, противоречивая. Тем, думается, он и интересен. Только дав широкую панораму его творчества, можно составить представление о нем как о писателе, жившем в эпоху, насыщенную бурными событиями, писателе, духовная жизнь которого была тесно с этими событиями связана. Творческий путь большого художника никогда не бывает подобен езде по гладко укатанной дороге. Не всем нравится, что в собрание сочинений включены стихи Белова. Они-де составляют не лучшую часть его творчества. Можно с этим согласиться, можно поспорить. Но Белов начинал именно с поэзии, и в его стихах уже наметилось многое из того, что потом реализовалось, развернулось и полнокровно утвердилось в прозе, превратившись в очень значимое явление литературы. Это первое. Второе: стихи Белова – вполне на уровне поэзии того времени. Да и не расставался он с ними никогда, даже когда стал прозаиком по преимуществу, вняв дружескому совету Александра Яшина. Проза дала Белову возможности, соответствовавшие масштабу его таланта. Но как знать, раскрылись бы эти возможности в полной мере без лирического опыта, обретенного Беловым в его стихах?

В.Д.: У Василия Ивановича есть стихи, датированные 2006 годом, а ведь известно, что с 1997 года он почти не писал. И вдруг – возвращение к поэзии! На мой взгляд, это подтверждает то, что не были проходными для Белова его поэтические опыты.

На этапе формирования этого собрания сочинений был спор и о том, стоит ли включать в него публицистику Белова. И мы решили, что стоит: это даст возможность читателям познакомиться с писателем как с человеком – со своими, возможно, спорными и резкими мнениями, но человеком живым, неравнодушным, имеющим активную гражданскую позицию. Седьмой том, в который вошли публицистические статьи Белова, в этом собрании, наверное, самый непростой по подбору материала: нужно было как можно полнее представить писателя, в то же время принимая во внимание, что его образ мыслей разделяется не всеми.

Какой принцип положен в основу формирования томов – хронологический, жанровый, тематический – и почему?

С.Ю.: В основу положен жанрово-хронологический принцип: произведения сгруппированы по жанрам – рассказы, очерки, романы, драматургия, статьи, письма, – а внутри этих разделов тексты расположены в хорологическом порядке. Мне кажется, этот принцип отчетливо демонстрирует, что такое Белов, как он формировался, к каким открытиям – художественным, нравственным, идейным – пришел в своем творчестве.

Как представлена в собрании целостность художественного мира писателя?

С.Ю.: У Белова есть произведения очень разные тематически, но в центре, конечно, стоят вещи, посвященные деревенской теме. Сам Белов не любит, когда его книги причисляют к «деревенской прозе», называют писателем-деревенщиком. Тут есть определенный резон. Мне в свое время пришлось заниматься прозой о Великой Отечественной войне. И Бондарев, и Быков, и Бакланов тоже не любили, когда их называли «военными писателями». Они много раз заявляли: «Да не о войне я пишу! Я пишу о вечных проблемах человеческого существования. А почему на военном материале – потому что я его хорошо знаю, потому что я там был». Вот, наверное, и Белов имеет в виду то же самое: использую деревенский материал, но пишу не о деревне.

Но мне все-таки кажется, что у писателей-деревенщиков взаимосвязь тематики и проблематики теснее, чем у писателей, которые пишут о войне. В самом деревенском материале заключены ценностные ориентиры: как должен жить человек, какие основополагающие принципы положены в основу человеческой жизни. Война ценностным ориентиром стать не может. Она по самой своей сути античеловечна. А в «деревенской прозе» дается идеал – как человеку найти свое место в мире, как строить отношения с другими людьми, с природой, с самим собой. И при этом неверно считать, что писатели, принадлежащие этой генерации, безоглядно идеализируют деревню – в их произведениях показаны очень разные стороны деревенской жизни. Но они убеждены, что норма человеческого существования все-таки обусловлена жизнью и трудом на земле.

Белов много писал и на другие темы. Есть у него произведения, действие которых происходит далеко за пределами нашей страны. Иногда критики писали, что он зря берется за такие темы. Но сам Белов, мне кажется, очень хорошо ответил на такие упреки. Он говорил так: «Я писатель и должен попробовать писать всё: рассказы, повести, романы, драматургию, стихи, сценарии». То же самое можно сказать и о тематике. Белов пишет и о деревне, и не о деревне, но самый любимый и самый значительный для него материал все-таки деревенский. Он позволяет писателю подключиться к традиции русской литературы, для которой деревня – одна из центральных тем. Белов продолжает то, чем жила наша литература и общественная мысль в и в ХХ, и в XIX веке и, может быть, в веке XVIII. Верность деревенской теме и придает творчеству Белова цельность. К ней так или иначе устремлено все, о чем бы он ни писал. Например, есть у него очерки о том, как он проходил военную переподготовку на Тихоокеанском флоте. Он пишет о Тихом океане, о кораблях, но в воспоминаниях героя, в ассоциациях, которые будоражат его воображение, все равно сквозят деревенские темы, образы, мотивы. Представление о смысле человеческой жизни формируется у Белова на деревенском материале.

В.Д.: Мне очень близко то, как Сергей Юрьевич трактует мировоззренческую основу творчества Белова: определяющими здесь являются понятия, составляющие триаду «Родина – Дом – Семья». И, мне кажется, деревенская тема как никакая другая позволяет показать взаимосвязь этих понятий. На примере судеб беловских героев мы убеждаемся в том, что связь – или отсутствие этой связи – со своей землей, с родным домом, с судьбами родных и близких в конечном итоге определяет смысл существования каждого человека.

По каким источникам печатались тексты?

С.Ю.: В основном по печатным изданиям, в которых одно и то же произведение публикуется порой с заметными разночтениями. Приходилось сравнивать разные варианты и решать, какую из редакций считать наиболее состоятельной. Чаще всего таковой признается последняя, но бывают случаи, когда этот принцип не срабатывает. Подобного рода затруднения возникали и при подготовке семитомника. Допустим, в одной редакции рассказ называется «Братья», в другой – «Ершов, гармонный мастер». Какое название предпочесть? Приходилось обращаться к тексту, обсуждать. Иногда бывает, что произведение в разных редакциях по-разному завершается. Примером может служить рассказ «Гудят провода», где мудрая старая женщина не позволяет девушке избавиться от ребенка, отцом которого является ее собственный сын. В финале одного варианта «прохвосту» адресуется письмо со строгим наказом ехать домой, и читатель не знает, как разрешится острая нравственная ситуация. В другом же варианте автор жестко и безнадежно констатирует: «Но “прохвост” домой не приехал». И такой оборот дела придает произведению совсем иную окраску.

Что вошло в состав семитомника из ранее не публиковавшихся произведений?

С.Ю.: Смотря какие произведения считать ранее не публиковавшимися. Некоторые стихотворения, рассказы, очерки были напечатаны в районных газетах полстолетия тому назад и после этого не переиздавались. Мы старались извлечь их из «забвения». Кое-что из опубликованного в 90-годы также не перепечатывалось.

В.Д.: Пример тому – повесть о Валерии Гаврилине, которая, кроме журнала «Наш современник», нигде не появлялась.

Комментарии и примечания – это всегда результат кропотливой исследовательской работы. С какой целью составлялись примечания к этому изданию?

С.Ю.: Вообще, когда издают современного писателя, пространных комментариев, как правило, не делают, полагая, что читателю, живущему в одном временном измерении с писателем, и так все понятно. Но нам очень хотелось, чтобы произведения Белова стали достоянием не только старшего поколения, но и молодых людей, родившихся в последние десятилетия XX века. Общаясь со студентами, я постоянно убеждаюсь в том, что где-то в 90-е годы связь времен порвалась, а такие разрывы грозят великими бедами. Во имя сохранения исторической и культурной памяти необходимо сделать так, чтобы написанное Беловым было внятно, трогало и разум, и сердце тех, кому сейчас 15, 20, 30 лет. Нам не дано предугадать, займет ли Василий Белов место в ряду классиков русской литературы «на все времена». Но то, что он один из наиболее значительных русских писателей второй половины ХХ столетия, продолжатель лучших традиций отечественной культуры, можно утверждать уже сейчас.

Но современному молодому человеку читать Белова непросто. В его текстах есть масса понятий, обстоятельств, деталей, которые нынешней молодежи просто неизвестны. Я неоднократно сталкивался с тем, что даже элементарные для меня понятия – «трудодень», «комсомол», «заготзерно» – нынешним студентам ни о чем не говорят. Бывает, что даже слово «колхоз» приходится комментировать. А ведь с этим понятием связан большой период жизни страны, причем не только в социально-историческом, но и в человеческом плане, судьбы многих персонажей Белова от колхозного строя зависят. В данной связи можно вспомнить рассказ «Клавдия» – о женщине с поломанной судьбой. Жизнь ее не сложилась по элементарной причине: паспорт не выдавали, и не выехать ей было из своей деревни. Современному молодому человеку трудно понять: как это – паспорт не выдавали?.. И в прозе Белова масса таких обстоятельств, с человеческими судьбами связанных. Они нуждаются в комментариях. Я уж не говорю о традиционной крестьянской культуре Русского Севера, которая в произведениях Белова представлена широко и с доскональным знанием дела.

Какие специалисты были привлечены к работе над изданием?

С.Ю.: К работе по подготовке собрания сочинений всегда привлекается много людей. Те имена, которые указаны на последней странице или на обороте титульного листа – «принимали участие…» – это только самая верхушка той «человеческой пирамиды», благодаря которой реализовался проект семитомника. Здесь люди, которые работали с текстом, с примечаниями, с подбором иллюстраций, люди, которые обеспечивали финансирование, а также масса людей, помогавших на определенных этапах работы, как, например, сотрудники Вологодской областной универсальной научной библиотеки. ВОУНБ вообще сыграла огромную роль в подготовке этого издания, потому что еще до того как началась работа над ним, ее сотрудники уже собрали колоссальный материал по творчеству Белова: создавалась библиография, проводились конференции, собирались различные издания. Иллюстративный материал к собранию сочинений подбирали сотрудники Вологодской областной картинной галереи.

В.Д.: Огромная работа была проделана специалистами Департамента культуры. Нужно еще отметить, что кандидатуру каждого специалиста, услугами которого планировалось воспользоваться, мы обсуждали с Ольгой Сергеевной Беловой, супругой Василия Ивановича. К ней постоянно обращались с вопросами, за советом. Ее вклад в подготовку семитомника трудно переоценить.

Среди специалистов, готовивших издание, были москвичи. Например, доктор филологических наук Капитолина Антоновна Кокшенева редактировала один из томов, готовила примечания. Большую роль сыграл и кандидат филологических наук Вадим Валерьевич Дементьев, участие которого в этой работе особенно знаменательно, потому что его отец, Валерий Дементьев очень много сделал для вологодской литературы. Помогал он и Василию Белову в пору его становления как писателя.

С.Ю.: Конечно, необходимо было привлечь к работе и наших вологодских ученых-филологов. Среди них – доктор филологических наук Сергей Николаевич Смольников. Он, с моей точки зрения, уникальный специалист, занимающийся лингвистикой в культурологическом плане и очень хорошо знающий народную культуру. Кроме того, над изданием работали преподаватели кафедры литературы кандидаты филологических наук Ольга Юрьевна Неволина и Анна Вячеславовна Федорова. Мне хотелось бы, чтобы наша работа над творчеством Белова не ограничивалась этим собранием сочинений. Недавно мы подали заявку на грант по изучению творчества Белова в контексте культуры Русского Севера. И даже если эта заявка не будет удовлетворена, работа все равно продолжится.

Как возникла идея использовать в оформлении издания репродукции картин вологодских художников?

В.Д.: Эта идея родилась еще при подготовке сборника рассказов «Душа бессмертна». По оценкам специалистов и литературной общественности она была признана удачной, и поэтому при издании семитомника было решено повторить этот способ оформления. Помимо репродукций, служащих «фоном» произведениям Белова, каждый том открывается портретом Василия Ивановича. Все они очень разные, но это-то и интересно, ведь у каждого свой Белов. Важно еще и то, что, иллюстрируя книги Белова репродукциями картин вологодских художников, мы и их творчество пропагандируем. Представлены здесь и московские художники, чьи произведения «созвучны» Белову.

С.Ю.: Подбирались такие картины, которые образно и тематически соответствовали произведениям Белова. В начале 70-х годов возникло такое понятие – «литературная вологодская школа». Но мне кажется, что имеет смысл говорить не только о литературной, но и вообще, о творческой «вологодской школе», к которой принадлежат не только поэты и прозаики, но и художники, музыканты, мастера декоративно-прикладного искусства. Это большое и значительное явление, не осмысленное в полной мере до сих пор. Издание произведений Белова, оформленное репродукциями картин вологодских художников, дает общее представление о «вологодской школе» как о широком культурном феномене.

В.Д.: Хотелось бы отметить и такой момент. Издание столь объемного собрания сочинений Белова сегодня дает возможность взглянуть на многие аспекты его творчества по-новому – более глубоко, нежели в то время, когда в нашем литературоведении господствовал соцреалистический подход к художественным произведениям. И мне кажется, сейчас нужно попытаться рассмотреть творчество Белова с точки зрения его жизненной философии, ключевым понятием которой является понятие «лада». Культура Вологодчины во всем многообразии ее проявлений в последние годы так или иначе пытается сохранить и передать этот беловский «лад» в своем творческом продукте, и может быть, это как раз один из факторов, который дает возможность говорить о существовании «вологодской школы».

Какое участие сам Белов принимал в подготовке этого собрания сочинений?

В.Д.: Василий Иванович принял участие самое непосредственное и очевидное – написал все эти произведения. Что же касается работы по подготовке текстов к изданию, то здесь для нас связующим звеном была Ольга Сергеевна. Не секрет, что она на протяжении всего его творчества являлась – и на сегодняшний день является – не только первым его читателем, но и активным помощником в издании книг. Сам Василий Иванович постоянно был в курсе работы над изданием, и ему первому показывали каждый новый том.

Выход этого собрания сочинений будет главным событием в торжествах, посвященных 80-летию Белова?

В.Д.: Да, это действительно главное событие. Издание большого собрания сочинений – очень трудоемкий и дорогостоящий проект, и это очень весомый подарок – и самому Василию Ивановичу, и всем вологжанам, и российскому читателю, и даже будущим поколениям. Презентация семитомника Белова станет событием российского масштаба: она состоится в Москве, в Доме Пашкова (Российская государственная библиотека), 24 октября нынешнего года. А в Вологодском драматическом театре по традиции готовится творческий вечер по произведениям Белова, который пройдет на камерной сцене театра 1 ноября.

Где читатель сможет познакомиться с этим изданием?

В.Д.: Это собрание сочинений вышло тиражом 5000 экземпляров – для сегодняшнего дня это огромный тираж. 3000 тысячи экземпляров поступит в распоряжение Департамента, который традиционно передаст эти книги во все библиотеки области. Часть тиража поступит в распоряжение издательства. В продажу издание поступит в ряде книжных магазинов Москвы и в магазин Общества книголюбов в Вологде. Хочется еще заметить, что это собрание сочинений сделано на очень высоком полиграфическом уровне. Это, на мой взгляд, очень важно – в наш век высоких технологий, когда многие предпочитают электронные книги, подарить людям возможность читать произведения писателя, созданные в русле традиций классики, в традиционном «книжном» варианте. Таких авторов, как Белов, на мой взгляд, нужно читать вдумчиво, не спеша, будучи с писателем «один на один». И каждый том из нового собрания именно такой – эти книги не хочется выпускать из рук. А подарочный вариант издания выглядит как настоящее произведение полиграфического искусства.

С.Ю.: В областной универсальной научной библиотеке первые тома уже выдаются читателям… Я рад, что семитомное собрание сочинений Василия Ивановича Белова состоялось и приобрело завершенный вид: мне, как, думаю, и всем, кто участвовал в его подготовке, работа над ним много дала в плане литературоведческого, издательского и жизненного опыта. Надеюсь, что и для читателя знакомство с ним будет интересным и небесполезным.

Светлана Гришина

Поделиться
Плюсануть
Класснуть