12+

Интервью Бориса Гранатова

Борис Гранатов: Успех спектакля зависит от театральной культуры зрителя

Борис Гранатов Спектакль «Ромул Великий» Спектакль «Ромул Великий» Спектакль «Ромул Великий» Спектакль «Датская история» Спектакль «Датская история» Спектакль «Дорога»
  • Борис Гранатов
  • Спектакль «Ромул Великий»
  • Спектакль «Ромул Великий»
  • Спектакль «Ромул Великий»
  • Спектакль «Датская история»
  • Спектакль «Датская история»
  • Спектакль «Дорога»

17 октября 2014 года в Театре для детей и молодежи открылся 39-й театральный сезон, и публика рукоплескала «Ромулу Великому», а в канун этого события художественный руководитель театра народный артист России Борис Гранатов поделился планами и замыслами.

Борис Александрович, для вас как для художественного руководителя театра открытие театрального сезона – это…?

Это как Новый год! Это праздник для всех, ведь мы, люди Театра, живем не по календарным годам, а от сезона до сезона. И открытие означает все новое – планы, премьеры, фестивали, гастроли и долгожданную встречу со зрителем…

Чем ТЮЗ удивит зрителя в этом сезоне?

Мы открыли сезон спектаклем «Ромул Великий» по пьесе Фридриха Дюрренматта. А незадолго до открытия, 6 и 7 октября, сыграли премьеру – сказку «Датская история» по мотивам «Гадкого утенка» Андерсена. Этот спектакль войдет в наш репертуар, 19 октября мы его покажем вновь, и надеюсь, он останется в нашем репертуаре не на один год.

Следующая новая работа театра – спектакль по пьесе польского драматурга Славомира Мрожека «В открытом море». Это абсурдистская комедия в чистом виде. Драматургия «театра абсурда» – направление, которое было очень развито в Европе в 50-е – 60-е годы ХХ века. Такие авторы, как Ионеско, Беккет, стали классиками ХХ века, и Дюрренматт тоже из этой плеяды. В СССР в те годы их пьесы были не рекомендованы к постановке или просто запрещены, и Мрожек был одним из таких запрещенных авторов. Сегодня он широко ставится и в России, и за рубежом. Сейчас у нас идут активные репетиции, выпустить спектакль планируем на малой сцене 18 декабря.

В ноябре мы представим обновленный спектакль «Остров сокровищ». Он был в нашем репертуаре с 1999 года, но последние пять лет не шел. Сейчас мы его восстанавливаем с новой музыкой и песнями. Раньше артисты пели под фонограмму, но сегодня у нас есть спектакли, где актеры поют вживую, вся труппа в хорошей музыкальной форме, поэтому и в «Острове сокровищ» петь будут по-настоящему. Обновятся также отдельные сцены боев и частично – декорации, поэтому можно сказать, что это реставрация спектакля.

К Новому году мы возобновим еще один спектакль – сказку «Необыкновенное новогоднее путешествие», которую мы поставили в 2004 году к зимним каникулам, сыграли более 20 раз, но потом она шла очень мало. Это новогодний сюжет – история с несколькими Дедами Морозами из разных стран, и играли мы ее в основном для приезжих юных зрителей – пассажиров Губернаторского экспресса в Великий Устюг. За эти годы в Вологде родились и подросли новые дети, поэтому мы решили возобновить этот веселый спектакль.

После Нового года будем готовить к прокату «Дорогу» – спектакль по поэме Николая Гоголя «Мертвые души». Он по ряду причин не идет у нас в театре уже два года, но все же очень хочется, чтобы он был в репертуаре. Для его восстановления нужно много времени – спектакль очень большой, многонаселенный, необходимо сделать вводы новых актеров. Мы просто не успеваем этим заняться, так как у нас очень плотный график работы: в репертуаре театра более 20 спектаклей, которые активно идут на сцене, одновременно готовятся новые постановки.

Да, мы сохраняем и ремонтируем старые спектакли, в то время как нам хотелось бы готовить больше новых. Но при недостаточном бюджетном финансировании возвращение к спектаклям прежних лет – это выход из положения, возможность обогатить сегодняшний репертуар. И для зрителей, которые увидят обновленные спектакли впервые, они все равно будут премьерами.

К концу апреля мы планируем поставить спектакль к 70-летию Великой Победы, но пьесу называть пока рано. А летом начнутся репетиции музыкального спектакля «Бумбараш», который пойдет уже в следующем, 40-м сезоне.

Сезон вы открываете спектаклем «Ромул Великий», который был поставлен для «Голосов истории». Какой была реакция зрителя на спектакль?

Реакция в кулуарах была разная, но зритель принимал премьеру замечательно. Эта пьеса написана в 1949 году, после войны, как своеобразный политический памфлет, что уже само по себе не может не вызывать споров. Сам автор определил жанр как «исторически недостоверную комедию». В ней поднимаются очень важные вопросы, которые сегодня волнуют людей не меньше, чем в послевоенной Европе: о распаде государств, о подавлении властью личной свободы человека. Театр не занимается политикой, но если в пьесе есть политические мотивы, то вольно или невольно они зазвучат в спектакле. В основе этой пьесы – очень мощная, но утопическая идея: последний римский император живет для того, чтобы разрушить Римскую империю как империю зла; мечтая о всеобщем мире и согласии, он губит и свое государство, и свою семью. Автор написал эту комедию абсурда около 70 лет тому назад, а в наше время комедийное начало пьесы усиливается.

Чем будет интересен зрителю спектакль по пьесе Славомира Мрожека «В открытом море»?

В этом тексте тоже есть политические аллюзии, но в целом речь идет о человеческих взаимоотношениях. Ведь театр как вид искусства занимается изучением человека, создает на сцене «жизнь человеческого духа», как говорил Станиславский. В спектакле ставятся вопросы о том, как можно манипулировать личностью, если она не способна сопротивляться, как человек превращается в игрушку в чужих руках, теряет волю и индивидуальность. И это тоже очень актуальная для сегодняшнего дня тема.

В ТЮЗе появилось много музыкальных спектаклей – почему музыка так востребована в театре сегодня?

Театр – искусство синтетическое, а не только способ отражать жизнь в формах самой жизни. Великие режиссеры Евгений Вахтангов, Всеволод Мейерхольд, Александр Таиров и недавно ушедший из жизни Юрий Любимов создавали именно такой театр: они воспитывали синтетических артистов, умеющих не только правдиво существовать на сцене, но быть и клоунами, и эксцентриками, уметь и петь, и танцевать. Не мыслю сегодня театра, где нет музыки, специально разработанных пластических и ритмических сцен. Ведь театр – это не только «такая кафедра, с которой можно много сказать миру добра», как говорил Гоголь, – это еще и зрелище.

В ближайшее время театр планирует участвовать в фестивалях?

Этот год у нас вообще был фестивальный. В апреле Алена Данченко со спектаклем «Наташина мечта» побывала в Косово на Международном театральном фестивале «MonoAKT», где ей достался приз за лучшую женскую роль. В мае мы ездили со спектаклем «Марьино поле» в Тамбов на Межрегиональный театральный фестиваль им. Н. Х. Рыбакова, где Елена Авдеенко получила диплом «За разносторонний талант и вдохновенное служение театру». В июне Августа Кленчина вернулась из Екатеринбурга с дипломом за лучшую женскую роль в моноспектакле «Вперед и с песней» на VIII Международном театральном фестивале современной драматургии «Коляда-Plays». На XII Международном фестивале «Голоса истории» в Вологде «Ромул Великий» получил почетную премию им. Александра Свободина «За раскрытие средствами театра исторического события». В сентябре после гастролей в Череповце мы съездили на Международный фестиваль театрального искусства имени Федора Абрамова «Родниковое слово» в Архангельск. 7 ноября на театральном фестивале для детей и юношества «АртКаникулы» в Перми играем спектакль «Я не вернусь». Приятно, что нас туда пригласили: мы будем представлять Вологду в городе с хорошими театрами и богатыми театральными традициям.

Вы внимательно следите за театральной жизнью в стране – что вас в последнее время особенно удивило и впечатлило?

Одно из самых сильных недавних впечатлений – спектакль «Мандельштама нет» по воспоминаниям жены поэта, увиденный на фестивале в Архангельске. Это моноспектакль «Авторского театра», который отпочковался от Санкт-Петербургского Малого драматического театра – Театра Европы под руководством Льва Додина. Два часа на сцене актриса Галина Филимонова рассказывает историю любви, жизни, творчества, ареста и гибели Осипа Мандельштама – и от нее невозможно оторвать взгляд, настолько она держит зал эмоционально. В 60-е – 70-е годы мы, студенты, специально ездили в Москву и Ленинград посмотреть премьеры в театрах Любимова, Эфроса, Товстоногова, Гончарова. Каждый театр имел свой потрясающий репертуар, где спектакли – один другого лучше, и люди стремились на них попасть, шли в театр за потрясением. Сегодня нет такого количества театров, куда хочется поехать, – есть отдельные спектакли в МХАТе, в «Ленкоме» у Марка Захарова, у Кирилла Серебренникова в Гоголь-центре, у Льва Додина в Санкт-Петербурге. Но очень важно всё же сохранять прежний высокий уровень, потому что театр – это мощный пласт культуры.

От чего, на ваш взгляд, зависит успех спектакля?

Успех – дело непростое, он зависит от подготовки зрителей, от их желания воспринимать спектакль. Но каждый зритель – это индивидуальность, человек со своими вкусами и пристрастиями. Одному нравится ромашка, а другому – роза, и угадать, будет ли успешен спектакль, невозможно. К примеру, мюзикл «Алые паруса» уже два года пользуется у нас бешеным успехом. Но мы никогда не подстраиваемся под чьи-то вкусы: «Алые паруса» был задуман как спектакль для подростков, а на него с удовольствием идет и взрослый зритель. Хотя есть люди, которым этот спектакль не нравится: они ожидали увидеть романтическую историю, как в кино, где снимались молодые Анастасия Вертинская и Василий Лановой, а у нас она совершенно иная. И это нормально: театр – живое искусство, индивидуальное, авторское, творческое, и он не может копировать то, что когда-то и кем-то было создано. А более всего успех спектакля зависит от театральной культуры зрителя. Один человек сочтет спектакль плохим, потому что он не совпал с его представлениями. Прочитал он еще в школе «Вишневый сад», с той поры прошло лет 20, но вот он идет на спектакль сегодня – и для него всё не так и всё неправильно, не «по-чеховски», словно он по телефону общался с Антоном Павловичем, и тот ему рассказал, как надо. А другой зритель пойдет посмотреть, как именно театр интерпретирует ту или иную пьесу, ведь спектакль – это не литература, а совершенно другой вид искусства. Книга стоит на полке – бери и читай, получая удовольствие от собственного видения, и в этом смысл хорошей литературы. Спектакль же – это то, как увидел ту или иную историю режиссер, как он увлек этим своих актеров. Грамотный театральный зритель будет смотреть, как именно мы к этой пьесе подошли, ему будет интересен именно наш взгляд, наше прочтение. И это самое интересное в театре – участие зрителя в создании неповторимой атмосферы театрального спектакля.

Ирина Сорокина

Поделиться
Плюсануть
Класснуть