12+

Интервью кандидата исторических наук Сергея Цветкова

Цветков Сергей Николаевич Заявление В.Н.Корбакова об отправке на фронт Заявление об отправке на фронт Письмо с фронта (фрагмент) Поздравление школьниками бойцов Красной армии Список эвакуированных детей Самолет Ленинграду, построенный на средства вологжан Танковая колонна – результат помощи вологжан фронту Сбор утильсырья Партизанский отряд «За Родину!» Дорога жизни Книги, в издании который принимал участие Вологодский областной архив новейшей политической истории
  • Цветков Сергей Николаевич
  • Заявление В.Н.Корбакова об отправке на фронт
  • Заявление об отправке на фронт
  • Письмо с фронта (фрагмент)
  • Поздравление школьниками бойцов Красной армии
  • Список эвакуированных детей
  • Самолет Ленинграду, построенный на средства вологжан
  • Танковая колонна – результат помощи вологжан фронту
  • Сбор утильсырья
  • Партизанский отряд «За Родину!»
  • Дорога жизни
  • Книги, в издании который принимал участие Вологодский областной архив новейшей политической истории

Накануне 70-летия Победы на вопросы cultinfo отвечает кандидат исторических наук Сергей Николаевич Цветков, один из старейших работников Вологодского областного архива новейшей политической истории, в документах которого наиболее полно отражен период Великой Отечественной войны.

Сергей Николаевич, какие наиболее ценные документы периода Великой Отечественной войны хранятся в архиве новейшей политической истории, бывшем архиве обкома партии? Какие события этого периода нашли наиболее полное отражение в архивных документах?

Надо сразу отметить, что ни один период истории – начиная с гражданской войны и кончая 1990-ми годами – не отражен так полно, так подробно, как период Великой Отечественной войны. Если в другое время документы могли быть представлены неряшливо, неполно, какие-то события не зафиксированы – то тут все сохранилось максимально. Наверное, потому, что люди в этот период чувствовали особую ответственность – каждый документ напрямую связан с человеческими судьбами, трагедиями, гибелью. Другое дело – были трудности с материалами, писать было не на чем: у нас в архиве сохранилось множество документов, написанных на обоях (шпалерах, как тогда говорили), на оборотной стороне плакатов, мишеней; на газетах (читать тексты, написанные между типографскими строчками, чрезвычайно трудно). Чернил также не было – писали химическим карандашом, который от влаги расползался – во многих текстах, хранящихся в архиве, слов невозможно разобрать (так называемые «затухающие тексты»); печатали на машинках на тоненькой бумаге через копирку – и в таких документах букв не видно, одни оттиски, пробитые насквозь – по ним пытаемся восстановить написанное. Сейчас появилась возможность сканировать документы, но эта работа долгая и трудная.

Хранящиеся в архиве фонды, посвященные периоду Великой Отечественной войны, представляют огромный интерес. У нас хранятся решения ЦК партии, правительства страны, связанные с Вологодской областью в первые дни войны – поскольку мы сразу оказались прифронтовой областью; много распоряжений по повышению обороноспособности города и области, по переводу заводов на военное положение (ВРЗ, Северного Коммунара и других). Сохранилось множество заявлений и рапортов добровольцев; молодежь осаждала военкоматы, обком и горком комсомола – в Вологде в первые же дни войны было написано шестьсот заявлений с просьбой об отправке на фронт – есть такие заявления и от известных вологжан: к примеру, от будущего Героя Советского Союза Бориса Николаевича Фарунцева, от художника Владимира Николаевича Корбакова (в своем заявлении он написал, что его брат погиб на советско-финской войне и он хочет отомстить за него. Кстати, брат В.Н. Корбакова, погибший на финской войне, был посмертно награжден орденом Ленина).

Нам, работникам архива, стало интересно проследить, как же сложилась судьба некоторых из тех, кто первыми пришел с заявлениями о желании попасть на фронт. Кто-то погиб, защищая Родину, а некоторых ждал долгий и славный путь. Вот, к примеру, короткое заявление от вчерашних десятиклассников – Николая Изотова и Юрия Сироткина: «В ответ на наглое нападение немецких фашистов на нашу Родину просим зачислить нас досрочно в ряды Красной армии» (24 июня 1941г). Известно, что Юрий Сироткин попал в действующую часть в 1942 году, после Архангельского военно-инженерного училища; участвовал в сражениях на Дону, в Сталинградской битве. В 1945 году в составе 75-й стрелковой дивизии 1-го Белорусского фронта при форсировании Одера под шквальным огнем противника сумел организовать переправу артиллерии, пулеметов и боеприпасов. За этот подвиг ему было присвоено звание Героя Советского Союза. После войны закончил Ленинградский институт физической культуры и спорта, жил в Ярославле, руководил кафедрой физического воспитания в Ярославском техническом институте. Ушел из жизни в 2008 году. А вот заявление от Анны Георгиевны Васильевой от 24 июня 1941 года: «Прошу зачислить меня в ряды Рабоче-крестьянской Красной армии. Как и каждый гражданин нашей необъятной страны, я хочу защищать свою родину от зарвавшихся бандитов. В 1940 году окончила Ленинградский коммунистический культ.-просвет.-институт – библиотечное отделение. Работаю методистом в методкабинете областной библиотеки. Год рождения 1918, член ВЛКСМ с 1934 г. нормы на значок ГСО сдавала в 1936 г., на ПВХО – в 1938г.». Анне Васильевой удалось попасть в действующую армию только в 1942 году, после многочисленных просьб. Всю войну она прослужила на Северном флоте, а после вернулась в родной город. Много лет она работала директором областной библиотеки им. И.В.Бабушкина.

В архиве НПИ хранится много оригинальных писем с фронта и на фронт: война в них предстает нагляднее, чем в любых других документах. С фронта, в основном, письма скупые, из тыла – более распространенные. Переписывались не только с семьей, с родными, часто письма слали на место работы, в партийные организации – очень много писем в фонде обкома комсомола – комсомольцы писали, как воюют на фронте. Немало писем, где «лишние» слова замазаны черной тушью – каждое письмо (а их за время войны написаны миллионы) проверялось военной цензурой. К примеру, запрещалось писать названия частей, где воюешь, – адрес был простой: «Полевая почта».

Много интересных документов в архиве, посвященных работе в тылу, устройстве эвакогоспиталей. В Вологде, как известно, был развернут самый крупный в стране распределительный эвакопункт – РЭП-95; более 60 госпиталей были открыты в городах и районах области. Врачи были в основном из Ленинграда, а младший персонал – медсестры, нянечки – это наши, вологодские девушки и женщины. Сохранилась масса документов, как принимали эвакуированных, – через область прошло в те годы более трех миллионов человек. Эшелоны шли беспрерывно. Раненных, тяжелобольных снимали с поездов, размещали в госпиталях, умерших хоронили; тем, кто следовал дальше, выдавали сухие пайки; эвакуированных устраивали на работу, детей – в школы. В фонде вологодского городского комитета партии есть списочный состав всех детей школьного и дошкольного возраста, прибывших в эвакуацию с оккупированных территорий – из Ленинграда, Карелии, Прибалтики, Пскова, Новгорода, – даже из Москвы. Кому повезло, приехал с родными, а кто-то добирался и в одиночку. Каждая школа взяла шефство над ними, составили список, кто в чем нуждается – одежда, обувь, книги, учебники, канцелярские принадлежности – постарались обеспечить, чтобы дети пошли в школы и смогли заниматься.

Сохранилось много интересных документов о том, как помогали фронту, как готовили подарки (вологжане – в том числе школьники, пионеры – отправили на фронт 95 вагонов подарков); как собирали деньги на вооружение – на танковую колонну, на эскадрилью самолетов героическому Ленинграду.

Есть в архиве два фонда, которые стоят особняком: первый – это документы по деятельности комитетов обороны. По заданию Государственного комитета обороны, председателем которого был сам Сталин, в Вологде и Череповце были созданы городские комитеты обороны. Это были чрезвычайные органы, у которых в руках была сосредоточена вся полнота власти. Часто им приходилось принимать непопулярные решения – для нужд фронта, обороны они могли изъять любую собственность, любое оборудование. Они действовали до 1944 года – когда войска уже вышли на государственную границу. Второй уникальный фонд, попавший к нам случайно, – фонд партизанского отряда «За Родину!» (вообще все документы, касающиеся партизанских формирований, находятся в центральном архиве Министерства обороны в г.Подольске). Может, он попал к нам потому, что отряд «За родину!» был сформирован чисто из вологжан – сотня коммунистов и комсомольцев-добровольцев в августе 1942 года была заброшена в леса северной Карелии, оккупированной финнами. Там партизаны громили гарнизоны противника, истребляли технику, пускали под откосы поезда.

Отдельный большой и интереснейший блок архивных документов относится к военным действиям непосредственно на территории Вологодской области – обороне Ошты (часть бывшего Оштинского района (на территории современного Вытегорского района), которая была оккупирована финнами). Особенно полно представлена в архивных материалах тема разминирования территорий Ошты.

На территории, оккупированной финнами, после их изгнания осталось более 400 минных полей, тысячи мин: поля, луга, лесные тропы, землянки, блиндажи, берега рек и озер – все было буквально нашпиговано минами. Надо возрождать землю, пахать и сеять – а все кругом заминировано. Разминировать некому, все специалисты – на войне. Было принято решение привлечь к разминированию вчерашних школьников – девушек и ребят 17-18 лет. Наспех обучили, зимой (мин никто и в глаза не видел) – и в июне 1944 он впервые вышли на минные поля. В первый же год многие из этих ребят сняли по 1000 и больше мин. Конечно, были жертвы. Многие мины были установлены в 1941 году – за три года все заросло травой, в болотах деревянные корпуса противопехотных мин сгнили, вся железная часть заржавела – дотронуться нельзя, взорвется. Предполагалось, что работа по разминированию будет закончена первым же летом. Но оказалось, что заминирована такая большая площадь, что эпопея растянулась на 3 года. Хотя и в последующие годы были случаи нахождения мин – эхо войны… В нашем архиве хранятся списки минеров, материалы о том, как их учили, как они выходили на минные поля, какими были условия жизни; информация о награждениях, поощрениях, гибели минеров. Сегодня в живых из них осталось семеро. В прошлом году в июне я был в составе делегации на праздновании 70-летия снятия Оштинской обороны. Делегацию возглавлял губернатор Олег Кувшинников.

Есть ли такие события, факты, связанные с ВОВ, которые стали известны благодаря деятельности архива?

Таких примеров много. Могу рассказать об одном факте – где справедливость восторжествовала в отношении целой группы девушек-минеров, работавших на разминировании Ошты. Мне всегда было удивительно – почему так мало наград получили эти девушки и ребята, каждый день рисковавшие своими жизнями. Известно, что каждый активный минер из этой группы был награжден значком «отличный минер». И больше – никаких наград. И вдруг, готовясь к очередному юбилею Победы, просматривая фонд обкома партии, я наткнулся на полностью оформленные 16 наградных листов, с полной характеристикой награждаемых – личные данные, должность, какое время работает на разминировании, сколько мин обезвредил, имеет ли ранения, контузии, чем награжден. Все листы заверены нужными подписями, стоит печать. Наиболее отличившиеся были представлены к ордену Красной Звезды, а 8 человек к награждению медалью «За отвагу». Меня заинтересовало: почему эти документы лежат в архиве – они же должны были быть направлены в наградной отдел облисполкома, а оттуда – в Москву, в наградной отдел ЦК партии. Я попробовал найти какие-то сведения об этом в фонде Вологодского облисполкома, обращался к руководству Вытегорского района – ничего. Возможно, произошла какая-то ошибка, но раз документы лежат в архиве, значит, награды не нашли своих героев. Я обратился к губернатору В.Е.Позгалеву, вместе с главным редактором Книги Памяти Вологодской области Валерием Судаковым написали ходатайство, приложил эти документы – и 4 мая 2000 года вышел указ за подписью Президента России о награждении восьми человек из этого списка (остальных найти не удалось, их следы затерялись) медалью «За отвагу». Некоторых, к сожалению, наградили уже посмертно. Вот так благодаря нашей деятельности удалось восстановить справедливость, правда, с опозданием на полвека.

Сохранились ли свидетельства того, как вологжане узнали о начале войны?

Да, и довольно подробные. 22 июня 1941 года было воскресенье; день выдался солнечный, вологжане отдыхали после трудовой недели, многие уехали на речку, гуляли в парках, молодежь проводила игры и соревнования. Старшеклассники готовились к экзаменам. В этот день в Кущубе (Вологодский район) было запланировано торжественное открытие летних военных лагерей – туда уехало командование вологодского военного гарнизона, бойцы и командиры 111-й вологодской стрелковой дивизии, туда же, на торжества к военным, съехалось областное и городское начальство, представители горвоенкомата, делегации из колхозов области. В Вологде, в приемной первого секретаря обкома партии остался дежурный (так было заведено: в выходные дни в приемной обязательно дежурили ответственные работники) – инструктор сельхозотдела Борис Онищук. Он первым из вологжан узнал о том, что началась война. Вот как он описывал это потом: «Погода стояла прекрасная, тянуло на свежий воздух… В 10 часов утра – звонок. Звонили из Центрального комитета партии, срочно требовали на провод первого секретаря обкома, сообщали, что началась война с Германией. Я сначала даже не поверил. Все руководство было в Кущубе, на празднике у военных. Через несколько минут были получены две правительственные телеграммы с подтверждением этого известия и вторично в срочном порядке требовали к проводу П.Т.Комарова». По боевой тревоге, по цепочке был вызван на работу весь аппарат обкома. Сумели связаться с Кущубой, а в 12 часов уже по радио во всеуслышание было объявлено о нападении на СССР гитлеровской Германии. В 13 часов в обкоме собралось экстренное совещание, были утверждены мероприятия по работе областных организаций в военное время, перераспределены обязанности между секретарями обкома; приняты первые решения о переводе экономики области на военный лад.

Весть о войне всколыхнула весь город. Всюду возникали стихийные митинги, звучали слова возмущения, гнева. В первый же день в горвоенкомат, обком и горком комсомола пришли десятки молодых людей с заявлениями и просьбами немедленно отправить их на фронт. И поток этих заявлений нарастал с каждым днем.

В каких изданиях, посвященных Великой Отечественной войне, архив НПИ принимал участие?

Этих книг очень много; некоторые из них переиздавались несколько раз. К примеру, недавно, к 70-летию Победы, вышло второе издание книги «Герои Вологодчины», главным редактором которой стал губернатор области Олег Кувшинников. Для этого издания я готовил предисловие и очерки в главу о вологжанах – Героях Советского Союза; архив предоставлял фотоматериалы. Среди коренных вологжан и людей, связанных с Вологодчиной – 206 Героев Советского Союза, 38 полных кавалеров Ордена Славы (те, кто награжден всеми тремя степенями Ордена Славы, приравнивались к Героям Советского Союза), 68 полных кавалеров Георгиевских крестов (кто имел 4 Георгиевских креста) – участники различных войн и 9 Героев России. В книге «Северо-Запад России в годы Великой Отечественной войны 1941-1945», изданной Министерством обороны и Ленинградским военным округом, две главы написаны на основе документов нашего архива профессором В.Б. Конасовым и мною. Готовятся к изданию второе, дополненное издание книги «Вологжане – генералы и адмиралы», переиздание книги «Вологжане в Сталинградской битве».

На основе документов фонда партизанского отряда «За родину!», долгое время засекреченного, я написал книгу «По тылам противника». Участвуем мы и в подготовке материалов для различных журналов и альманахов – недавно вышел журнал «Отечеству на пользу», издаваемый Клубом деловых людей при Вологодском землячестве в Москве, где есть наши материалы к 70-летию Победы – в частности, моя статья «Тыл не бездействовал: вологжане – блокадному Ленинграду» и очерк о том, как жили и работали в войну дети (я сам из поколения «детей войны»: война началась, мне было 5 лет; отец погиб под Москвой в 1941 году, я его не помню; погибли и три его брата. Эта тема мне знакома не понаслышке). Для ветеранов-участников войны к празднику издали красочный фотоальбом «Дорогие мои, здравствуйте!» (на базе работы Клуба фронтовых друзей при городской организации ветеранов).

Непосредственное участиеархив принимал и в подготовке Книг Памяти Вологодской области. Эта работа началась с 90-х годов, основные Книги Памяти о погибших в войне вышли в 1992-95 гг. В Книгах Памяти каждого района области предисловие – чем жил район, как воевали земляки – написано авторскими группами из районов области на основе наших документов, а несколько книг – например, Книга Памяти Шекснинского района – написана по нашей прямой инициативе и непосредственном участии. Вместе с участником войны Геннадием Васильевичем Шириковым мы также написали двухтомник «Труженики тыла. Вологодский район», «Труженики тыла. Шекснинский район», два тома «Вологжане – ветераны Великой Отечественной войны. Вологодский район» и на днях выйдет книга «Ветераны Великой Отечественной войны. Шекснинский район».

Мы участвуем и в подготовке электронной Книги Памяти – она появится на сайте правительства области к 9 мая.

Традиционно к каждому 9 мая в архиве НПИ открывается выставка документов, посвященная Великой Отечественной войне. Чем будет интересна юбилейная выставка в этом году?

Многие интересные официальные документы уже прошли через наши выставки и повторяться не хочется – и в этом году 28 апреля мы откроем выставку «Солдат, твой подвиг вечен…», основанную на документах личных семейных архивов участников войны. Семейные фонды более интересные, более разнообразные; официальные документы – справки, докладные записки, протоколы – написаны сухо, из них все «выжато» – нет ни одного лишнего слова. И часто за документом – даже если в нем рассказывается о каких-то достижениях – нет человека. А в личных, семейных фондах – масса писем, фотографий, дневников, книг, наград – там возникает личность, прослеживается судьба.

А наши коллеги из Государственного архива Вологодской области к 70-летию Победы готовят большую выставку «Долгожданный День Победы», которая откроется 29 апреля в Вологодской областной филармонии им. В.А. Гаврилина.

Елена Легчанова

Поделиться
Плюсануть
Класснуть