12+

«Открытие» Всемирного конгресса экслибриса Глеб Сидоренко: «Мы, художники, немного странные люди»

Глеб Сидоренко на открытии персональной выставки в Доме Корбакова Глеб Сидоренко. Гравюра. 2015 – 2016 Глеб Сидоренко. Гравюра. 2015 – 2016 Глеб Сидоренко. Экслибрис Марины Цветаевой. 2016 Глеб Сидоренко. Гравюра. 2016 Глеб Сидоренко. Гравюра. 2016 Глеб Сидоренко. Иллюстрация к книге Владимира Короткевича «Чазенія». 2015 – 2016. (Образы героев книги «списаны» с родителей автора) Глеб Сидоренко. Иллюстрация к книге Владимира Короткевича «Чазенія». 2015 – 2016. (Образ героя книги «списан» с себя) Игорь Сидоренко, Сергей Птухин Глеб Сидоренко. Дуэт. Бумага, карандаш. 2014 Глеб Сидоренко. Зеркало времени. Бумага, карандаш. 2014 
Глеб Сидоренко. История любви. Бумага, карандаш. 2014
  • Глеб Сидоренко на открытии персональной выставки в Доме Корбакова
  • Глеб Сидоренко. Гравюра. 2015 – 2016
  • Глеб Сидоренко. Гравюра. 2015 – 2016
  • Глеб Сидоренко. Экслибрис Марины Цветаевой. 2016
  • Глеб Сидоренко. Гравюра. 2016
  • Глеб Сидоренко. Гравюра. 2016
  • Глеб Сидоренко. Иллюстрация к книге Владимира Короткевича «Чазенія». 2015 – 2016. (Образы героев книги «списаны» с родителей автора)
  • Глеб Сидоренко. Иллюстрация к книге Владимира Короткевича «Чазенія». 2015 – 2016. (Образ героя книги «списан» с себя)
  • Игорь Сидоренко, Сергей Птухин
  • Глеб Сидоренко. Дуэт. Бумага, карандаш. 2014
  • Глеб Сидоренко. Зеркало времени. Бумага, карандаш. 2014
  • Глеб Сидоренко. История любви. Бумага, карандаш. 2014
Молодого белорусского художника Глеба Сидоренко в прошлом году назвали «открытием» XXXVI Всемирного конгресса экслибриса, который впервые за историю своего существования проходил в Вологде и всего второй раз – в России. Таинственные, загадочные, сюрреалистические графические работы и экслибрисы 21-летнего художника из Бреста привлекли пристальное внимание ценителей и коллекционеров, и среди всего многообразия представленного – а на выставке были работы художников из 39 стран мира – сумели надолго запомниться посетителям Всемирной выставки.

В этом году Глеб Сидоренко вернулся в Вологду на VI Всероссийский конгресс экслибриса уже в качестве автора персональной выставки. Переговоры об этом начались еще в прошлом году, после завершения всемирного экслибрисного форума. К слову сказать, белорусская школа графики и экслибриса очень сильна и представительна, и дружественные белорусы традиционно принимают участие во всероссийских экслибрисных конгрессах.

Персональная выставка работ Глеба Сидоренко сейчас открыта в одном из залов Дома Корбакова. Здесь представлены печатная графика и карандашные рисунки, выполненные Глебом во время учебы в Белорусской государственной академии искусств. Накануне открытия выставки нам удалось встретиться с молодым художником.

Глеб, вы, пожалуй, самый молодой автор, чья персональная выставка когда-либо открывалась на конгрессах экслибриса в Вологде. Вы рисуете с детства? У вас это наследственное?

Да, мои родители оба окончили художественно-графический факультет Смоленского госуниверситета – они художники и педагоги. И я, естественно, пошел по их стопам.

У вас, получается, и выбора особо не было?

Не то, чтобы не было… Конечно, было б странно, если бы я стал математиком или физиком, хотя всякое бывает. Но мне с детства нравилось рисовать. И с детства же я говорил, что стану художником – несмотря на то, что папа, если честно, даже порой отговаривал, советуя еще и еще подумать.

Художником я еще в полном смысле, наверное, не стал, я еще только учусь. Приятно, когда мои старания замечают старшие товарищи, коллеги по цеху, предлагают организовать выставку, как в случае с Всероссийским конгрессом экслибриса. Сначала, правда, я не совсем поверил, когда мне предложили сделать персональную выставку на Всероссийском конгрессе в Вологде. Думал, просто фигура речи, чтоб, так сказать, подбодрить молодого художника. А потом стали списываться с Сергеем Птухиным (исполнительным директором Общенационального общества любителей экслибриса и графики – прим. ред.) и поняли, что все серьезно. А уж когда мы с отцом приехали в Вологду и увидели, как все организовано, были очень приятно удивлены и обрадованы.

На ваших работах подписано, что вы из Бреста, а сейчас ведь вы живете в Минске?

Я родился и вырос в Бресте, окончил там 8 классов, а потом поступил в гимназию-колледж искусств имени И.О. Ахремчика в Минске (специализированное элитное учебное заведение, где учатся одаренные дети со всех уголков Республики Беларусь, получая образование в области музыкального и изобразительного искусства. Гимназия носит имя народного художника Республики Беларусь, заслуженного деятеля национального искусства Ивана Ахремчика прим.ред.). Там я, правда, учился не на графика, а на декоративно-прикладном искусстве. Я в то время еще не рисовал карандашом и вообще не знал, что такое офорт, гравюра, что такое высокая и глубокая печать.

А потом поступил в Белорусскую академию искусств. Сначала хотел идти на монументально-декоративное искусство – стены расписывать. Но мне посоветовали, посмотрев мои рисунки, идти на графику. Сейчас я окончил 4 курса Академии.

Выставка в вологодском Доме Корбакова – это ваши работы, сделанные во время учебы в Академии?

Да, это их небольшая часть – примерно одна пятая. На выставке представлено два периода моего творчества, первый из них – «карандашный». Полтора-два года в Академии я занимался именно карандашом; рисовал на самые разные темы: то легенды белорусские, то вообще какие-то сюрреалистические вещи. К концу второго года обучения у меня накопилась огромная стопка карандашных работ, но мне вдруг стало это неинтересно. Просто садясь за чистый лист, я уже видел готовый вариант работы. А, как говорил кто-то из известных художников, если ты, начиная работу, видишь, какая она будет в конце, не надо ее делать. Это уже не искусство, а ремесло. В искусстве важен момент непредсказуемости.

И тогда я перешел на офорт (второй период творчества). В то время я видел много работ известных белорусских графиков – Юрия Яковенко, Романа Сустова – и сам захотел освоить эту технику.

В первое время я испытал некий шок: если в карандаше я за 3 дня «выдавал» готовую работу, то один офорт я делал… месяц! Поначалу это казалось мне ужасным: идей масса, я ничего не успеваю… Раньше бы за месяц у меня была стопка карандашных работ. Но постепенно привык, да и делать стал побыстрей. Пришлось, что называется, учиться, учиться и учиться. Но все равно офорт мне очень интересен. Это такая техника, которую нельзя изучить от начала до конца. Вроде делаешь одно и то же, а выходит всегда по-разному – это всегда интересно, всегда непредсказуемо. Есть куда дальше двигаться и развиваться. Многие из моих офортов уже стали экслибрисами для разных людей.

Сейчас я много занимаюсь литографией. У меня вообще нет такого: вцепился во что-то, в какую-то технику и только этим и занимаюсь. Я люблю пробовать. Сейчас хочу попробовать асфальт – это тоже одна из техник литографии, там можно делать интересные вещи. Офорт я в любом случае не заброшу, буду заниматься мягким лаком, травленым штрихом. Может быть, когда-нибудь попробую меццо-тинто (разновидность гравюры на металле – прим. ред.), но пока что у меня не хватает для него терпения.

На выставке обращает на себя внимание экслибрис Марины Цветаевой – эта работы входила и в прошлогоднюю всемирную выставку.

Да, у меня есть экслибрисы, посвященные русским поэтессам. Еще на этой выставке есть серия интересных работ – иллюстраций к книге Владимира Короткевича «Чазенія» (Владимир Короткевич – одна из наиболее ярких фигур в белорусской литературе XX века – прим.ред.). Я учусь на графика, а график – это художник, который чаще всего работает с книгой, поэтому в Академии нам дают задания сделать иллюстрации к тому или иному произведению. В иллюстрациях к «Чазеніи» основных героев книги я ассоциативно связал со своими родителями, а еще одного персонажа нарисовал с себя.

Глядя на ваши работы, с ужасом думаешь, что происходит у вас в голове…

Это сюрреализм, я же не один такой (улыбается). Эти работы – подобие какого-то сна, если хотите. Подходить к ним с реалистической точки зрения, конечно, не имеет смысла. Вообще, мы, художники, немного странные люди. Нам не нужно ходить и распыляться – достаточно взять лист и передать свои впечатления, эмоции, все, что мы увидели в мире, все наши мысли на бумаге.

Видела у вас на странице в социальной сети много эротических работ. На выставке в Вологде эта тема никак не представлена. Почему?

Да, у меня есть работы эротической тематики, это, в основном, литографии. А здесь на выставке эта тема почти не представлена потому, что возрастной ценз у нее 12+ (улыбается).

У нас по программе в Академии со второго курса идет рисование обнаженных моделей, это, в общем-то, классика. Человеческое тело – оно прекрасно. Кстати, коллекционеры довольно часто заказывают себе эротические экслибрисы. Получив такой заказ, начинаешь думать, как сделать его не пошло, красиво, со вкусом.

В следующем Всероссийском конгрессе экслибриса в Вологде вы планируете принять участие?

Если пригласят – обязательно! В прошлом году я впервые побывал в Вологде и сразу – на Всемирном конгрессе. Работа конгресса произвела большое впечатление: и сама выставка, и обмен работами между художниками, и общение с единомышленниками – это очень хороший формат для развития данного направления художественной мысли. Поэтому, узнав, что в Вологде в следующем году будет проводиться уже всероссийский конгресс, мы с отцом сразу решили, что приедем сюда.

***

Отец Глеба, художник и преподаватель Игорь Сидоренко на открытии персональной выставки сына: «Смотря на творчество сына немножко со стороны, но находясь всегда рядом, хочу сказать, что все, что представлено на выставке – это огромный труд. Много души и сил вложено в эти работы. Этот человек удивляет своей работоспособностью. Он может сесть с утра за работу и выйти из-за нее часов в 12 ночи. И так может продолжаться день, второй, третий… Четыре года его учебы в Академии – это постоянная напряженная работа. То мы рисуем, то печатаем, то куда-то едем, где-то выставляемся, возвращаемся – и опять работа, работа… Но это его выбор. Хочется пожелать, чтобы его запал никуда не ушел. А в том, что он способен, нет никаких сомнений».

Директор Вологодской областной картинной галереи Владимир Воропанов о выставке Глеба Сидоренко: «Я впервые увидел работы Глеба Сидоренко на Всемирном конгрессе в прошлом году. Мне показалось, что даже на всемирном форуме среди огромного обилия разнообразных материалов его работы как-то сразу выделялись. Хочется отметить прежде всего мастерство рисовальщика человеческой фигуры в разных ракурсах, положениях – когда из хаоса карандашного тончайшего тонального рисунка вдруг начинают выплывать головы, лица, руки, движения… Тема рыцарства – рыцарь и его дама, всадники, старинные замки, природа… Сюжеты Глеба иногда воспринимаются как своеобразные ребусы – из линий, форм, каких-то фрагментов складывается целостная композиция как некое умозаключение, некая глубокая идея».

Елена Легчанова

Поделиться
Плюсануть
Класснуть