12+

Режиссер Борис Гранатов о том, чем живет Вологодский ТЮЗ во время карантина

Впервые в своей истории вологодские театры, как и театры по всей стране, в разгар сезона оказались без зрителей. Эту ситуацию вполне можно назвать экстремальной – как для публики, лишившейся возможности проводить культурный досуг привычным способом, так и для артистов, которые не могут пока выйти на сцену. Однако творчество – процесс непрерывный, и работа над спектаклями продолжается. О том, как это происходит в Театре для детей и молодежи, рассказывает его художественный руководитель, народный артист России Борис Гранатов. 

Борис ГранатовБорис Александрович, как идет творческий процесс в условиях самоизоляции?

Мы перестали играть спектакли с 18 марта, но до 27-го активно шли репетиции: на 22 апреля была намечена премьера спектакля «Варшавский набат», к маю готовилось капитальное возобновление спектакля «Сороковые, роковые». Оба эти спектакля мы посвятили 75-летию Победы в Великой Отечественной войне.

«Сороковые, роковые» мы планировали сыграть на своей сцене 7 мая, а 8 мая должны были показать в Соколе, открыв гастроли по Вологодской области в рамках программы «Культурный экспресс: «Дорогами Победы». В течение мая-июня мы должны были сыграть этот спектакль около двадцати раз, но пока мы не знаем, когда сможем снова встретиться со зрителем.

А еще 27 марта состоялись две первые репетиции нового спектакля «Тот самый Мюнхгаузен». В тот день празднование Международного дня театра было отменено, но мы отметили его этими первыми репетициями, ведь начало новой работы – всегда праздник.

Репетиция спектакля «Варшавский набат». Фото vk.com/club2757786Чем вам как режиссеру интересна пьеса «Варшавский набат»? Кроме того, вы профессиональный педагог – что для вас главное в жизни и трудах Януша Корчака?

Сегодняшняя молодежь вряд ли много знает об этом человеке – выдающемся польском писателе, враче, педагоге и общественном деятеле, и о том, что он совершил. Он отказался покинуть созданный им варшавский «Дом сирот», когда в августе 1942 года фашисты отправляли двести детей в лагерь смерти Треблинка. Ему был предложен пропуск и свобода, но он отказался, вошел вместе со своими воспитанниками в газовую камеру и погиб, до последней минуты рассказывая детям сказки.

Януш Корчак создал свою педагогическую систему, написав несколько книг: «Как любить ребенка», «Право ребенка на уважение» и другие. Сами названия говорят о смысле его педагогической системы, о его философии. А еще у него есть замечательная сказка «Король Матиуш Первый», фрагменты которой входят в пьесу «Варшавский набат». Это будет антифашистский спектакль о стойкости, верности долгу, истинной любви и противодействии человека античеловеческим обстоятельствам. Очень хочется верить, что еще в этом году спектакль увидят зрители.

Репетиция спектакля «Варшавский набат». Фото vk.com/club2757786Мюнхгаузен – популярный персонаж и в театре, и в кино, и даже в мультипликации. Чем он интересен вам? Каким будет тюзовский Мюнхгаузен?

«Серьезное лицо — еще не признак ума, господа. Все глупости на Земле делаются именно с этим выражением. Вы улыбайтесь, господа. Улыбайтесь!» – этими словами заканчивается история о бароне Мюнхгаузене в известном кинофильме, поставленном по пьесе Григория Горина «Тот самый Мюнхгаузен». По-моему, очень современно! Поставить этот спектакль на нашей сцене предложила Наталья Петрова-Рудая. Вологжане хорошо знают ее как художественного руководителя ансамбля современной хореографии «Каприз». В нашем театре она уже несколько лет работает как хореограф и режиссер по пластике, в 2018 году как режиссер поставила сказку «Зайка-зазнайка», которая с успехом идет на сцене. Наталья Леонидовна увлекла меня режиссерским замыслом будущего спектакля, и я принял ее предложение. Мюнхгаузена сыграет заслуженный артист России Игорь Рудинский, а каким будет спектакль, покажет время. Планируем выпустить премьеру в октябре, но это зависит от ситуации с пандемией, потому что пока мы не знаем, когда можно будет приступить к изготовлению декораций и костюмов – сейчас все работники находятся на самоизоляции дома и неизвестно, когда возобновятся репетиции других наших спектаклей.

Сейчас театры столкнулись с необходимостью временно перейти в онлайн-режим – насколько это органично для театра, с вашей точки зрения? Можно ли в перспективе рассматривать выход театра в онлайн как путь к неограниченному расширению своей аудитории?

Репетиция обновленного спектакля «Сороковые, роковые». Фото vk.com/club2757786Вы сказали «аудитория» – это слово очень точно характеризует процесс показа спектаклей в онлайн-режиме. Аудитория хороша для лекций, бесед, уроков, но не для театрального спектакля. У нас не аудитория, а публика, зритель. Считаю, что спектакли, которые показываются в виртуальном пространстве, не являются полноценным театральным произведением. Специфика театрального искусства, его главная особенность в том, что акт творчества совершается в присутствии зрителей, здесь и сейчас. Актеры чувствуют «дыхание» зала, его сиюминутная реакция вдохновляет их, между сценой (артистом) и залом (зрителем) происходит энергетический обмен. Никакие современные технологии, даже прямая трансляция спектакля, не могут заменить этот процесс взаимодействия. Этим театр отличается от кинематографа. Конечно, сегодня, когда театры закрыты, эта форма поможет на время заполнить пустоту, временно удовлетворить желание театралов смотреть спектакли. Тем более что сейчас в онлайн-пространстве появились записи замечательных спектаклей великих режиссеров прошлых лет.

Спектакль «Сороковые, роковые». 2015 годМы тоже показываем свои спектакли – как снятые с репертуара, так и премьеры нынешнего театрального сезона, – но тоскуем по живому процессу и по своему зрителю. Но я надеюсь, что когда пройдут эти тяжелые для всей страны и для всего мира дни, никто не попытается заменить живое театральное искусство его виртуальной копией. Этого нельзя допустить. Театр существует уже много веков, ничто не смогло его уничтожить – ни кинематограф, ни телевидение, не сможет этого сделать и интернет.

Наши артисты с 28 марта сидят дома, но это не значит, что они не работают – при распределении ролей в будущих спектаклях они получили режиссерские задания и работают над ролями самостоятельно. А это не только выучить текст, но и… впрочем, не буду читать лекцию по специфике актерской профессии. К сожалению, репетиции нельзя проводить «удаленно»: нужно живое взаимодействие, энергетический обмен между артистами-партнерами и режиссером, балетмейстером, музыкантами. Мне же удается проводить кое-какую работу по телефону с участниками постановочной группы спектакля «Варшавский набат», по скайпу веду беседы-лекции со студентами актерского отделения Вологодского колледжа искусств.

Желаю всем здоровья, скорейшего окончания вынужденной изоляции и возвращения к нормальной полноценной работе.

Поделиться
Класснуть