12+

Валентина Бурбо: «Я нахожусь в такой поре, когда я могу не мчаться куда-то, а просто созерцать»

Валентина Бурбо. Фото из личного архива Валентина Бурбо. Фото из личного архива Валентина Бурбо. Фото из личного архива Валентина Бурбо. Фото из личного архива Спектакль «Страсти по Тилю» (2015) Спектакль «Зайка-зазнайка» (2018) Спектакль «Как Зоя гусей кормила» (2019)
Спектакль «Старые песни о нас» (2017) Валентина Бурбо. Фото из личного архива Валентина Бурбо. Фото из личного архива Валентина Бурбо. Фото из личного архива Валентина Бурбо. Фото из личного архива Спектакль «Обломов» (2017) Спектакль «Как Зоя гусей кормила» (2019)
Спектакль «Последняя любовь (В тени виноградника)» (2009) Спектакль «Очень простая история любви» (2003) Яков Рубин и Валентина Бурбо с дочкой. Фото из личного архива Валентина Бурбо. Фото из личного архива Спектакль «Поминальная молитва» (1999) Валентина Бурбо. Фото из личного архива
  • Валентина Бурбо. Фото из личного архива
  • Валентина Бурбо. Фото из личного архива
  • Валентина Бурбо. Фото из личного архива
  • Валентина Бурбо. Фото из личного архива
  • Спектакль «Страсти по Тилю» (2015)
  • Спектакль «Зайка-зазнайка» (2018)
  • Спектакль «Как Зоя гусей кормила» (2019)
  • Спектакль «Старые песни о нас» (2017)
  • Валентина Бурбо. Фото из личного архива
  • Валентина Бурбо. Фото из личного архива
  • Валентина Бурбо. Фото из личного архива
  • Валентина Бурбо. Фото из личного архива
  • Спектакль «Обломов» (2017)
  • Спектакль «Как Зоя гусей кормила» (2019)
  • Спектакль «Последняя любовь (В тени виноградника)» (2009)
  • Спектакль «Очень простая история любви» (2003)
  • Яков Рубин и Валентина Бурбо с дочкой. Фото из личного архива
  • Валентина Бурбо. Фото из личного архива
  • Спектакль «Поминальная молитва» (1999)
  • Валентина Бурбо. Фото из личного архива
Эту яркую энергичную актрису знает не одно поколение вологжан, ведь на сцене родного ТЮЗа она играет с самого его основания. Каждая ее роль, главная или эпизодическая, наполнена яркими эмоциями, глубокими переживаниями, тонкими интонациями. Валентина Бурбо сама похожа на театр, где работает уже 43 года: она умеет удивлять, покорять, всей своей широкой душой направлена к любимому зрителю. Валентина Эдуардовна 24 апреля отметила юбилей – лучший подарок для актера, конечно же, бенефис (он состоится 29 мая), а для поклонников – интервью с любимой актрисой.

Валентина Эдуардовна, как появилась у вас любовь к театру? Вы в детстве уже мечтали стать актрисой?

Театр для меня был особой детской мечтой. У каждого человека выбор профессии складывается по-своему, у меня, мне кажется, такая мечта возникла буквально с пеленок. Я еще совсем маленькой устраивала представления: делала ширму и водила кукол, даже сочиняла свои собственные пьесы и их разыгрывала. Все говорили: «Артистка растет!».

У меня не было никаких сомнений, что я буду работать именно в театре, а не где-то еще. В школьные годы я интересовалась всем, чем только можно. И мой папа всегда говорил: «Ты занимаешься всем и ничем». А мне действительно было интересно везде, хотелось объять необъятное – я даже в кружок парашютного спорта ходила. Где-то всё складывалось удачно, а где-то нет. В первом классе меня отобрали в балетную школу, но я туда так и не попала – перед самым началом занятий серьезно заболела гриппом.

Родилась и выросла я в Новосибирске, там и получила актерское образование. Хотела поступать еще после 8-го класса, но была такого маленького роста, что родители, надеясь, что я еще подрасту, уговорили меня остаться в школе: мол, если хочется, и после 10-го поступишь. И я действительно выросла за два года почти на 15 сантиметров и поступила в театральное училище.

А потом вы оказались в Вологде и 43 года посвятили нашему ТЮЗу – как вам кажется, это судьба?

Скорее всего, так и есть. Меня оставляли в Новосибирском академическом театре «Красный факел». Но всё сложилось по-другому. У нас на курсе был замечательный педагог Кира Павловна Осипова – с ней мы, студенты, поняли принцип настоящей работы, творческого объединяющего начала. Мы были в нее просто влюблены: она так увлеченно рассказывала, так кропотливо с каждым из нас работала! Делала всё, чтобы каждый из нас стал разносторонней личностью. Мы готовы были идти на любые творческие эксперименты, выполняли этюды, упражнения по немецкой школе и школе Гротовского. Мы были вхожи в местный Дом актера, где проходили вечера, встречи, концертные программы. К нам в училище даже приезжал Кшиштоф Зануси – привозил свои первые картины, давал мастер-класс.

И в итоге мы вместе с Кирой Павловной уехали в Вологду с целью создать хороший театр. Первые пять лет были трудными и напряженными: в Вологде мы сыграли наш первый спектакль «Ночная повесть» по пьесе Кшиштофа Хоинского на сцене ДКЖ, зрители встретили постановку восторженно. А потом мы в городе не выступали – ездили только по области, и о нас никто практически не знал. Не было здания, не было своего зрителя, не было простора мысли. Кроме того, в театре постоянно менялись режиссеры: у нас работали, например, Валерий Баронов Кирилл Филинов, Борис Цетлин, Геннадий Николаев, Николай Коваль. А спустя десятилетие к нам приехал Борис Гранатов. Он принял нашу труппу в хорошей творческой форме и понял, что с нами можно сделать что-то интересное. В его первом спектакле по пьесе Александра Володина «Ящерица» были заняты практически все актеры. И с этого момента начался новый этап в истории театра, который продолжается и сейчас.

У вас никогда не возникало желания уехать в другой город, перейти в другой театр?

Да, как раз в самом начале, когда всё было так неустойчиво. Я даже побывала в Петрозаводске, говорила с режиссером театра. Меня он согласился взять после собеседования, но когда услышал, что я не одна, а нас шестеро, передумал. Конечно, никто не хотел себе в труппу брать уже готовый коллектив, а мы, выпускники Новосибирского училища, были одной сплоченной командой.

Потом я чуть было не сделала карьеру на телевидении. Во время гастролей в Молдавии мы показывали спектакль про Винни-Пуха, где я играла Пятачка (танцы там ставил знаменитый балетмейстер Макс Миксер). После спектакля ко мне подходит местный режиссер и предлагает мне провести у них на телевидении передачу. Я долго отказывалась, но решилась попробовать. Мне выдали большой текст, я его выучила, а когда началась мониторная репетиция, половину моих слов повычеркивали, а эфир через пару минут. Хорошо помню, что я просто оцепенела от этого, но справилась. Нашим актерам я ничего не сказала. Во время моего эфира они смотрели очень важный футбольный матч, в перерыве переключают на другую программу – и попадают на мою передачу. Узнать меня было трудно: со мной поработали стилисты, сделали из меня прямо «царицу Тамару». Коллеги смотрели в недоумении: Бурбо это или нет?.. Вот смеху-то было! Об этом эпизоде мне уже потом рассказали. В итоге я получила официальное предложение работать на телевидение, но театр победил.

Еще был период, когда Борис Александрович уезжал на высшие режиссерские курсы, и мы не знали, вернется ли он. ТЮЗ поехал в Мурманск на гастроли, и там меня пригласили в театр вместе с мужем, уже и роль для меня подобрали. Но я ждала ребенка и не могла слукавить – пообещать работать, а на самом деле сразу уйти в декрет… А потом с каждым годом всё сложнее и сложнее даже думать о том, чтобы порвать с театром и Вологдой: слишком много отдано, вложено сил в его создание. Я живу по принципу: от добра добра не ищут, поэтому, если где-то тебе комфортно, то не нужно никуда бежать.

Сколько ролей вы сыграли? Наверное, не меньше сотни?

Специально не считала, но помню, что в прошлый юбилей было чуть-чуть за сто. Это если учитывать все – и главные, и эпизодические. С возрастом каждая новая работа кажется самой главной и самой значимой.

Есть в вашем творческом багаже роль, повлиявшая на ваше мировоззрение?

Пожалуй, нет. Я всегда играла роли, которые были приближены к моему возрасту, к моему мировоззрению, или были в чем-то созвучны моему опыту. Помню спектакль «Под одной крышей» – мне было 34 года, когда я в нем играла. Там был такой воздух, который окрыляет, дает полет – моя душа распахнулась в этом спектакле. Или спектакль «Человек из Ла-Манчи» – роль Альдонсы потребовала серьезных внутренних затрат, это бывает, когда ты чувствуешь, что ведешь за собой аудиторию. Таких ролей немного – в той же «Ящерице», в спектакле «Последняя любовь (В тени виноградника)», – но тем они памятнее.

А были роли «на сопротивление» себе?

Если только по молодости. Например, в спектакле «Тревожный месяц вересень» дали мне играть старуху. А какая я старуха?! Я молодуха, с длинными волосами, с длинными ногами! Мне совсем не близка была эта роль, и поэтому было сопротивление. А сегодня мне эта роль кажется прекрасной, я бы сыграла ее с удовольствием. Но это театр, и мы, актеры, не вольны выбирать себе роли.

Что помогает вам работать над ролью?

Жизненный и творческий багаж. Создание образа персонажа – процесс, который складывается из ряда звеньев. Очень важно знание материала – самой пьесы, того, что связано с ней, с ее героями, с автором. Сейчас у меня большая копилка, и можно «спроецировать» прошлый опыт на новые образы. Интуиция в этом плане отлично помогает, недаром говорят: интуиция – это дочь информатики.

Что сегодня для вас важно в жизни?

Мне кажется, что я нахожусь в такой поре, когда я могу не бежать куда-то, не мчаться, а просто созерцать. Просто неспешно идти по улице, слушать пение птиц, рассматривать что-то такое, что другим кажется неприметным, – например, ветку, которая красиво лежит. Очень важно не бежать – остановиться, выдохнуть и оглядеться вокруг. Мы, к сожалению, всё куда-то бежим, а потом негодуем: ой, как быстро жизнь прошла. Вот потому она и «прошла». Пусть на сцене всё происходит быстро, а в обычной жизни – помедленнее. Сходить на выставку и посмотреть не торопясь. Или зайти в гости к приятельнице – не забежать на пять минут, а поговорить по душам, поделиться чем-то личным, услышать друг друга. Я за «окно с огнем»! Как у Марины Цветаевой:
Вот опять окно,
Где опять не спят.
Может – пьют вино,
Может – так сидят.
Или просто – рук
Не разнимут двое.
В каждом доме, друг,
Есть окно такое…

Расскажите о своей педагогической деятельности.

Это веселая часть моей жизни. Думаю, 25 лет педагогического стажа у меня есть. Даже когда нам в театре не разрешали совместительство, мне всегда хотелось попробовать себя в роли педагога. В самом начале я руководила сразу двумя коллективами, причем делала это не из-за денег, а «из интереса». Видимо, было много энергии, которую хотелось выплеснуть – в это время в театре я играла только текущий репертуар. В такие моменты меня спасала педагогика. Прекрасные ученики в разных учебных заведениях – в 12-й школе, в 23-й, в профессиональном лицее №31, в железнодорожном училище, даже в детских садах. Мои ребята завоевали немало наград на театральных конкурсах. 10 лет я работала в ВГПУ со студентами-журналистами, вела там «Технику речи». На протяжении семи лет меня приглашали на подготовку педагогов к выступлению на Всероссийском конкурсе «Учитель года» – и никто из них ниже третьего места не занимал. Я и в филармонии работала – сделала там 11 программ, и эта деятельность мне была интересна. В свое время журналист Марина Маевская позвала меня с Владимиром Бобровым на радио – мы сделали там много интересных передач, радиоспектаклей, и меня даже наградили грамотой за лучшее исполнение роли Незнайки среди коллег по всему Северо-Западному региону.

Есть ученики, которые пошли по вашим стопам, стали актерами?

Да, конечно. Так, например, моя ученица Леночка Лесникова сейчас работает в Московском детском камерном театре кукол, в прошлом году она приезжала на фестиваль «Голоса истории». Другая ученица, Люда Меньшикова работает в Санкт-Петербурге в «Театре у Нарвских ворот». Этих ребят я готовила непосредственно для поступления в театральный. Среди моих учеников – известный сегодня на всю Россию артист Евгений Шириков. Сейчас он солист московского Театра мюзикла, активно снимается в кино.

Многие ребята ушли в другие профессии, но я и не делала из них артистов, у них было просто желание заниматься. И я работала с ними с удовольствием и любовью! Среди моих учеников – врачи, юристы, преподаватели, программисты-аналитики и просто хорошие люди других профессий. Я думаю, занятия по актерскому мастерству стали для них отличной школой жизни.

Если бы вы писали книгу о Вологодском ТЮЗе, о чем бы в первую очередь рассказали?

Я бы начала с конца, с сегодняшнего периода жизни театра, и постепенно бы продвигалась к началу. С юмором бы написала о тех тяжелых годах, ведь период становления театра был довольно непростой. Возникало много препятствий к творчеству, и материальных, и моральных. А вообще история театра – это его люди. Вот о них и хочется в первую очередь рассказать. Театр свел меня со многими замечательными людьми, каждый из которых – личность, индивидуальность, каждый в чем-то раскрылся. Именно они во многом и сделали мою жизнь такой, какая она есть.

Ирина Сорокина

Поделиться
Плюсануть
Класснуть