12+

Вологжане встретились с писателем Владимиром Маканиным

Встреча с классиком

17 ноября 2009 года в областной филармонии вологодские читатели встретились с известным писателем Владимиром Маканиным. Он приехал в наш город благодаря просветительскому проекту «Открытая трибуна».

Владимир Маканин родился 13 марта 1937 года в Орске (Оренбургская область). Окончил математический факультет Московского университета, преподавал в вузах и параллельно учился на Высших курсах сценаристов и режиссеров. В 1965 году опубликовал первый роман «Прямая линия», в 1971-м – повесть «Безотцовщина». Впоследствии на протяжении двадцати лет каждый год выпускал по новой книге. В 1985 году стал членом правления Союза писателей СССР, в 1987 году вошел в редколлегию журнала «Знамя». Книги Маканина переведены на немецкий, французский, итальянский, испанский, английский языки.

Владимир Семенович является лауреатом престижных литературных премий:
1993 – «Русский Букер» за произведение «Стол, покрытый сукном и с графином посередине»;
1995 – премия «Нового мира» за рассказ «Кавказский пленный»;
1998 – Пушкинская премия Фонда Альфреда Тепфера (Германия) за вклад в литературу;
1999 –Госпремия России в области литературы и искусства (за роман «Андеграунд, или Герой нашего времени», повесть «Кавказский пленный»), итальянская литературная премия «Пенне» за роман «Андеграунд, или Герой нашего времени».
Дважды лауреат премии журнала «Знамя» за роман «Андеграунд…» (1998) и за повесть «Удавшийся рассказ о любви» (2000).
2008 – премия «Большая книга» за роман «Асан».

Началась встреча необычно – с авторского чтения. Тишина в зале, слушатели ловили каждое слово писателя. Владимир Маканин с присущей ему серьезностью и выразительностью читал отрывок «Колька-мистер» из повести «Голоса». После чего была выдержана пауза (отрывок заканчивается смертью главного героя) и зал зааплодировал. Это произведение было написано в 70-е годы, тогда Маканина практически не печатали. Но писатель философски подходит к этому периоду своей жизни. Владимир Семенович рассказал, как во время одной из поездок в Китай около Храма воздуха он заметил местного поэта, который писал стихи водой – когда он выводил иероглифы пятой строчки, первая испарялась. Поэт писал стихи, не завися ни от чего: ни от времени, ни от издателей, ни от денег – для себя, и испаряющиеся в пространство строчки – символ писательского труда. И вот этот период, когда Маканина не печатали, потому что он писал не то, что нужно государству, а то, что на душе, он сравнивает с состоянием независимости этого китайского поэта.

Результатом непрекращающегося писательского труда стало то, что Маканина все-таки заметили, оценили, хотя и благодаря Его величеству случаю. Владимир Семенович вспоминает, как пришел в Дом литератора, чтобы показать свое произведение одному из критиков для рекомендации в литературный журнал: «Я пришел, зажав книгу под мышкой, стал ждать. А он все не идет. Я начал кружить по Дому литераторов и вышел к ресторану, к «Дубовому залу». А там стоят писатели, человек десять, и у каждого, как и у меня, под мышкой книга. Они мне машут: «Иди сюда!». Оказалось, приехала делегация из Германии, которая пригласила писателей, чтобы они принесли по одной своей книге, а издательство выберет и напечатает то, что их заинтересует. Я там был, конечно, незваным гостем, но писатели – все люди знакомые, ко мне отнеслись доброжелательно. Мы отдали книги. А критик так и не пришел. Через какое-то время мою книгу опубликовали, единственную из всех. Я не думаю, что был лучшим, просто меня не печатали в журналах, я был «свежее».

После такого рассказа-воспоминания о начале творческого пути слушатели стали задавать волнующие их вопросы.

- Как возникла идея последнего нашумевшего романа «Асан»?
- По семейным делам я был на границе Чечни в Моздоке. И случайно услышал в столовой разговор о том, как в горах перевозят бензин, как берегут его во время перестрелки, когда все горит, кроме бочек с бензином – это самое ценное. И у меня созрел замысел – написать не о чеченской войне, а о войне за бензин на чеченской войне. Есть одна известная фраза: «Бензин – кровь войны». Тема сузилась, конечно, но зато обрела четкую направленность.
Я практически не собирал документального материала. Делал некоторые уточнения по поводу вооружения, характеристик оружия. Конечно, большая часть информации в романе основывается на фактах, но есть и неточности, за это книгу ругают. Многие говорят, что все было не так. Человек сидел в своем окопе и видел, что в его окопе глина, значит, думает он, и в другом окопе тоже глина, но ведь это не так, в другом окопе может быть песок. Неточности возникают не от незнания. Мнение, что литература должна отражать все в точности – это заблуждение. Лучше всего о литературе сказал Аристотель: «Зачем удваивать мир?». Разве суть литературы в точном копировании? Так, все знают сюжет про Икара из греческой мифологии. Если бы кто-то, например, гигантский орел, сбил Икара, и тот остался жив, то эта история была бы просто документальной фиксацией факта, ее никто бы не запомнил и мифом бы она не стала. Чем точнее бы было все это описано, тем скучнее бы это казалось. Икар поднимается к солнцу, зная, что это опасно для его жизни и чувствуя, что крылья плавятся – именно это останется в памяти, это заинтересует. А если говорить о трагических темах, то гибель одного солдата, двух, трех, роты солдат – это не трагедия, это беда, горе, ошибка начальников. Трагедия – это когда человек погибает через то, что он любит, или когда он убивает в себе то, что любит.

- Какой герой нужен современной молодежи?
- Нужно различать героя в литературе и героя в жизни. Герой в жизни совершает поступок, заслуживающий внимания и подражания. Например, он спасает девочку из пожара, его ждут слава, признание, это герой газетный. Герой литературный не требует подражания, нельзя подражать Раскольникову, Фаусту. Литературный герой – это сгусток ответов на вопросы эпохи. А слово «герой» случайно оказалось и там, и там, ему придается разный смысл. В чем была беда советской литературы? Что литературу сводили к газете. Они просили – дайте нам положительного героя. Не понимали, что чем меньше он вбирает в себя противоречий, тем меньше он характерен для эпохи. Герой – это тот ключ, которым потом будут открывать подвалы нашего времени. Это то, что остается на века.

- Как вы относитесь к экранизациям своих произведений?
- Автор произведения и режиссер видят героев по-своему. У каждого из них свой замысел. Всего у меня было три экранизации, последняя - по рассказу «Кавказский пленный». Обычно автор остается недоволен, но я старался быть довольным. А фильм «Орел или решка» оказался совсем не тем, что я хотел выразить в книге. Из истории о молодой неукротимой натуре поучился шестидесятнический фильм о любви. Есть еще экранизация повести «Отдушина», фильм сделан на латвийской киностудии и является собственностью этой страны, я его даже не видел.

- Кого из современных писателей вы можете выделить?
- Много хороших писателей сейчас: Андрей Битов, Анатолий Ким, Руслан Киреев… Интересен роман Александра Терехова «Каменный мост». Много талантливой молодежи, думаю, через 15-20 лет будем «собирать урожай».

- Что Вам дают встречи с читателями?
- Время от времени я выезжаю на такие встречи и стараюсь пообщаться с новыми людьми. Обычно в год происходит две-три встречи за границей и две-три поездки по Российским городам. Если раньше такие мероприятия организовывали, чтобы помочь продать книгу, то теперь это просто потребность в общении. Интересна новизна идей, новизна вопросов читателей, сам ищешь новые слова, возможность усилить свои старые мысли словом, примером. Такие встречи и поездки гораздо лучше, чем просто чтение отзывов в интернете.

- Какой эпиграф бы Вы дали к своему творчеству?
- Я долго не мог найти такой эпиграф. Сейчас он у меня появился: «Бей в барабан и не бойся!»

Ирина Сорокина