12+

Государственный Пушкинский театральный центр отметил в 2012 году свое двадцатилетие.

  Он по-прежнему остается единственным в России и в мире театром, который целиком и полностью посвятил себя изучению драматургии Пушкина.

Пушкин для Центра – писатель основополагающий, не просто автор, а создатель и идеолог определенного театрального метода. Поэтому в работе над произведениями других классиков театр ориентируется на пушкинскую театральную идеологию: Пушкин в своих пьесах, в заметках и статьях сформулировал настоящую реформу русского театра.

Основателем и художественным руководителем Центра является народный артист России, лауреат Государственной премии России Владимир Рецептер. Детище Владимира Эммануиловича – Театр-студия «Пушкинская школа», который был создан в 2006 году на базе выпускного актерского курса с углубленным изучением творчества Пушкина Санкт-Петербургской государственной академии театрального искусства.

Творческое кредо Центра и театра «Пушкинская школа» – внимательное и чуткое отношение к «природе чувств» каждого автора. Доминирующей концепции режиссеры «Пушкинской школы» предпочитают вдумчивое прочтение оригинала и следование за мыслью драматурга. От броского постановочного решения здесь откажутся ради пушкинских «истины страстей и правдоподобия чувствований», воплощаемых молодыми артистами театра в каждом спектакле.
 

Вологодский зритель должен помнить игру актеров-пушкинцев по блестящей постановке «Хроники времен Бориса Годунова», представленной на XI Международном театральном фестивале «Голоса истории», который прошел этим летом в Вологде. На этот раз, 24 и 25 октября на сцене ДК ПЗ, вологжане смогли увидеть спектакли «Горе от ума» и «Дон Гуан и другие» в рамках гастролей, приуроченных к двадцатилетию Пушкинского центра.

В советские времена Владимир Эммануилович уже принимал непосредственное участие в спектакле «Горе от ума», но совершенно в ином амплуа – на театральных подмостках товстоноговского БДТ он играл роль Чацкого. Какой же «на вкус» является его режиссерская работа?

Вбирая в себя хрестоматийную грибоедовскую историю, подлинной декорацией спектакля становится сама сценическая площадка – реальный исторический интерьер особняка Кочневой.
 

Несентиментальная комедия предстает перед зрителем как страстная, темпераментная история о молодом человеке, который обманулся в любви и надеждах. Он пытается с помощью детских воспоминаний и идей, почерпнутых в книгах, изменить мир, который, как оказалось, совсем не готов к изменениям.

Чацкий и Репетилов в спектакле – две стороны одной медали. И тот и другой – люди, обладающие высочайшим умом, но не находящие себе применения. Именно их противостояние, сближение и отталкивание одновременно, возможно, и составляет основной смысл спектакля.

Неподдельно искреннее желание Чацкого видеть достойными хотя бы родных людей оборачивается тем, что он сам же ломает их судьбы. Это спектакль еще и о том, как заканчивается детство и начинается взрослая жизнь..
 

В основе другого спектакля – «Дон Гуан и другие» – три «маленькие трагедии» А.С. Пушкина: «Каменный гость», «Моцарт и Сальери», «Пир во время чумы», написанные поэтом в Болдине осенью 1830 года.

Представленный на фоне холстов с пушкинскими рукописями сценический триптих продолжает проект «Театральное собрание сочинений А.С. Пушкина». В фокусе внимания «Пушкинской школы» – «Опыты драматических изучений» Пушкина, три легендарных сюжета: о «развратном, бессовестном, безбожном» Дон Гуане, об отравлении Моцарта его другом Сальери и потрясающая история молодых людей, пытающихся противостоять чуме и общему страху.

Круг персонажей в спектакле расширен, и в сценический текст включены два пушкинских фрагмента 1832 года, описывающие «ад», – гениальные и совершенно самостоятельные «подражания» Данте..

«Маленькие трагедии» – это три истории, показывающие преступления (перед женщиной, перед другом, перед Богом) и предательства (любви, искусства, памяти), которые и в наш век продолжают существовать. Жизнь каждого из антигероев – Дон Гуана, Сальери, Вальсингама – полна ярости и страстей. Они неистово верят в свою правоту, но все же предчувствуют приближающуюся кару небес. Все они получают по заслугам – проваливаются в преисподнюю.

Евгений Кустов