12+

«Критик пишет, чтобы познать»: в «Доме дяди Гиляя» обсудили «Гуманитарные эксперименты» Сергея Фаустова

Вологодский литературный критик стал десятым автором, чья книга вышла в проекте «Том писателей». Всем присутствующим не нужно было рассказывать, кто такой Сергей Михайлович. Вологжанам он известен и как Фаустов, и как Щекин, хотя некоторые думают, что это два разных человека. Впрочем, как справедливо заметила Елена Волкова, так оно и есть: Фаустов пишет критику, а Щекин работает в ВоГУ. Своему участию в эпохальном проекте Вологодского отделения Союза российских писателей Сергей Михайлович «долго сопротивлялся», но в итоге сдался, чем порадовал и литературную общественность, и редактора антологии Нату Сучкову, которая, кстати, является автором фотографии на обложке новой книги.

Поэт Ната Сучкова: «Это единственный сборник критики в нашем проекте, и приятно, что он принадлежит автору знаменитой «Харизмы вологодской литературы». Сергей Фаустов – тот человек, который находится на острие современного литературного процесса и имеет о нем нетривиальное суждение. На обложке «Гуманитарных экспериментов» оказался мой снимок. Я непрофессиональный фотограф, поэтому стараюсь брать фото с историей. Так вот этот артефакт – фонарь на коряге на фоне бревенчатого дома – запечатлен в деревне Сибла Харовского района. Дом когда-то был дачей Виктора Астафьева. В 2013 году я оказалась там в составе делегации, которая исследовала литературные места Вологодчины. Может, эта фотография не имеет непосредственного отношения к Сергею Фаустову, но она отражает преемственность литературы, отсылает нас к корням».

Сергей Фаустов обложкой доволен, поскольку считает Астафьева «самым выдающимся русским писателем, писателем-царем», а фонарь, висящий на коряге, – идеальным образным дополнением к книге с точки зрения эстетики, «у которой нет границ».

Написав 20 лет назад «Харизму вологодской литературы», критик Фаустов погрузился в молчание. Справедливости ради он заметил, что 10 лет назад выпускал «Гипотезу поэзии», но маленьким тиражом и не упорствуя в ее распространении. Что же случилось сейчас? «Ответ такой: я выпускаю книги не потому, что они написаны. Я пишу книги, оттого что меняется эпоха, и об этом нужно сказать. В 1998 году было образовано Вологодское отделение Союза российских писателей, и, надо отметить, это вызвало шквал критики. Я должен был объяснить людям, кто эти люди: кто такой Архипов, Щекина, Сучкова, Кузнецова... Сейчас в литературном процессе также происходят серьезные изменения. Я обнаружил, что критика исчезает из авторитетных изданий, переходит в весьма поверхностные обзоры, где авторы больше концентрируются на своих эмоциях, нежели на содержании текста, и это явление меня озадачило». Причины «кризиса критики» Сергей Фаустов начал искать в само́м современном искусстве, обнаружив в ходе исследования, что одним из его признаков является «имитация метафоры». Этому термину, вызвавшему большие вопросы и породившему философские размышления собравшихся («может быть, имитация – это и есть жизнь?»), посвящена последняя глава сборника. Примеры приводятся из новейшей литературы. Сергей Михайлович также отметил, что все свои идеи, которые содержатся в книге, он уже «проверял»: в конце 2014 года критик участвовал в V Международном конгрессе «Русская словесность в мировом культурном контексте», где обсудил с другими специалистами свои гипотезы в области литературоведения.

Сетуя, что ему не удалось объять необъятное – больше рассказать о поэзии Марии Марковой, Наты Сучковой, а также сделать анализ «возмутительного» «Зеленого ведра» Антона Чёрного, Сергей Фаустов определил в итоге творческую цель критика: «Критик пишет не для того, чтобы себя застолбить, а для того, чтобы познать».

Название сборнику «подсказала» Мария Маркова, чье стихотворение «Пчела Паганини» породило у критика так называемые гуманитарные эксперименты – набор отдельных фраз, фантазий, которые никак не могли послужить разбором данного текста.

Ничем иным, как провокацией сочла новый опус Фаустова писательница Галина Щекина: «Автор дразнит своего читателя, он хочет, что тот сам включился в литературный процесс. Он применяет собственную терминологию, приводит странные методы изучения поэзии. А в одной из глав и вовсе утверждает, что плохой текст или хороший – это зависит от самого читателя, от его интеллектуального уровня и восприятия. Очень спорная книга».

«Патриарх вологодского авангарда» Валерий Архипов признался, что его приводит в восторг двойственность коллеги по цеху: простой, «с виду канадский плотник» Фаустов в своих книгах превращается в профессора. Поблагодарив автора за то, что он «мудрит с языком и с читателем», Валерий Дмитриевич пожелал ему дальнейших творческих успехов.

«Гость из солнечного Лос-Анджелеса» поэт Антон Чёрный отметил, что в книгах Фаустова всегда появляются идеи, которые в настоящем не понятны и обычно опережают время. Что ж, время покажет справедливость авторских размышлений, а десятую книгу проекта «Том писателей» можно приобрести в «Доме дяди Гиляя» и на электронных ресурсах.

Юлия Шутова