12+

«Вологодский поэт из Калифорнии» Антон Чёрный представил свою новую книгу «Разнообразное»

«”Разнообразное” или “разнообразное” – кому как больше нравится, – уточнил автор, открывая творческий вечер в центре культуры «Красный угол». – Редактор проекта «Том писателей» Ната Сучкова предложила мне сделать книгу в формате «Избранное», но поскольку я еще живой, «Избранное» мне делать рано; я решил, пусть будет “Разнообразное”».

«Разнообразное» Антона Чёрного действительно разнообразно. Первая часть книги включает стихи, написанные Чёрным в Америке (с 2015 года автор живет в Лос-Анджелесе); вторая – переводы голландских поэтов, творчество которых находится под пристальным вниманием автора в последнее время, третья – выборку лучших произведений из уже изданных сборников, четвертая – прозаические пробы.

Начало книги – «экзотика», впечатления и размышления, вызванные странствиями. Бросаются в глаза неизменные атрибуты эмигрантской поэзии – ощущение неприкаянности и чужеродности, пустоты и поиска опоры. «Я смотрел помехи в телике, / И, по данным ВКС, / Нету никакой Америки. Стало быть, и я исчез». Однако, поскольку в факте эмиграции четы Черных нет элемента подчинения чужой воле, в стихах, посвященных новому месту жительства, нет и привычного эмигрантского надрыва, но есть много любопытства, удивления новому («...не может быть вот просто так красиво – / Господь бы этого не допустил»), сравнения, сопоставления. Чаще – не в пользу Америки, но это, скорее, ностальгия, свойственная людям с тонкой душевной организацией (да и не только им): «Что ни день, всё та же беседа/ В кабинете моей груди – / Странствователя и домоседа / Об оставленном позади». Один из устойчивых образов этого «оставленного позади» – посаженная на огороде картошка, символ непреложного хода событий там, дома: «Убывает тепло понемножку,/ Чернотой глубинеет вода,/ Мама с папой копают картошку,/ Потому что так было всегда». Мысли о скоротечности жизни, о своем предназначении, о связи поколений («Грустно будет без старых людей, /Как у высохшего колодца./ Как мы с вами ни молодей, / Их собой заменить придётся»), интерес автора к истории, большой и малой (своей семьи в частности – и мировой в целом) – все это переплавилось в собственных стихах Антона Чёрного и так или иначе присутствует и в его переводах (вопрос об авторстве переводного текста слишком неоднозначен: чего в переводе больше – автора оригинального текста или личности переводчика?). Переводы на сегодняшний день в сфере творческих интересов Антона, по его собственному признанию, держат лидерство относительно собственных сочинений.

В «Разнообразном» представлены переводы трех голландских поэтов, творчество которых занимает Черного в последнее время. «Все они так или иначе трагически закончили свою жизнь, – рассказал Антон. – Судовой врач, любитель странствий и приключений Ян Якоб Слауэрхоф, один из крупнейших голландский поэтов ХХ века, умер от малярии в одном из плаваний, Алиса Наон из-за ошибки врачей 10 лет провела в туберкулезном санатории, а потом, когда вернулась в «большой» мир и стала жить полной жизнью, уже взаправду заболела чахоткой и умерла; Хендрик Марсман, воспевавший реки и низины родной земли, на самом деле ужасно боялся воды и погиб, спасаясь от наступающих немцев в начале Второй мировой (судно, на котором переправлялся поэт, было потоплено немецкой подлодкой)».

На творческом вечере Антон Чёрный представил еще одну свою книгу, вышедшую в этом году, – антологию «Поэты первой мировой. Германия – Австро-Венгрия»: переводы немецких и австрийских авторов начала прошлого века. Труд нескольких лет, включающий, помимо собственно переводов, статьи, посвященные авторам, обширный комментарий, разнообразный иллюстративный материал – рисунки, карикатуры тех лет, фотографии и т.д. Специальную лекцию, посвященную немецкоязычным поэтам Первой мировой войны, Антон прочитает 3 октября в 15.00 на филологическом факультете ВоГУ (Вологда, пр. Победы, 37, ауд. 71). Вход свободный. Антон Черный даже пообещал спеть «Лили Марлен»: это стихотворение Ханса Ляйпа, написанное в годы Первой мировой войны и ставшее любимым произведением немецких солдат во время Второй мировой, открывает антологию.

Одной из причин интереса к творчеству немецких поэтов Антон называет восстановление справедливости: имена многих из этих авторов незаслуженно забыты. «У немцев, как и у русских, был сложный ХХ век: имел место запрет многих авторов, и гибель, и эмиграция, и раздел Германии, и последующее объединение – поэтому «новые старые поэты» (по аналогии с русской «возвращенной» литературой) в Германии тоже «появляются» постоянно. Некоторые из них спустя сто лет публикуются впервые».

Говоря о творческих планах, Антон Черный озвучил идею выпустить совместную с коллегами антологию переводов англоязычных авторов Первой мировой войны (Великобритания, США, Канада). А также – написать и издать цикл повестей про вологодское детство.

Елена Легчанова