12+

Чукотские пейзажи привез в Вологду Саша Асафов

Еще совсем недавно бóльшая часть этих работ экспонировалась в пяти тысячах километров от Вологды – на выставке в Певеке, самом северном городе России. Архитектор Саша Асафов провел около полутора лет в командировке на Чукотке в 2016 – 2017 годах, и этот край не мог не вдохновить его как художника. Выставка «Чукотка. Возвращение Дежнёва» открылась накануне в Доме Левашова. Множество этюдов, написанных с натуры, передают суровую красоту чукотской земли и составляют летопись впечатлений автора. Пять крупных работ созданы уже в Вологде, на основе этюдов и воспоминаний – они стали своеобразными смысловыми акцентами экспозиции. Художник решил посвятить эту живописную серию знаменитому землепроходцу – устюжанину Семёну Дежнёву.

«Имя Дежнёва прочно связывает Чукотку и Вологодчину, – объясняет Саша Асафов. – В 1648 году он, находясь на государевой службе, совершил экспедицию в эти земли, совершенно тогда неизведанные. Ему удалось добраться до самой восточной точки континента и открыть пролив между Азией и Америкой – это одно из величайших мировых географических открытий. Память о Дежнёве на Чукотке хранят многие названия – помимо мыса Дежнёва, его именем названы центральные улицы во всех чукотских городах и поселках, и я сам жил в поселке Лаврентия на улице Дежнёва. Но от его экспедиций не осталось никаких визуальных свидетельств – только словесные описания: в своих челобитных царю он пишет, как пустынен и неприветлив этот край. Современники Дежнёва так и не узнали, как выглядит Чукотка. И мне захотелось изобразить то, что он видел вокруг себя, какой могла показаться ему эта неизведанная земля».

Созданные Асафовым за время пребывания на Чукотке живописные работы уже имеют свою выставочную историю: они были показаны в прошлом году в Анадыре, на выставке в музейном центре «Наследие Чукотки», а также в Певеке и нескольких чукотских поселках. «Природа Чукотки совершенно невероятна, – рассказывает Саша Асафов. – Там нет ничего, к чему мы привыкли – ни памятников архитектуры, ни деревьев, ни рек. Казалось бы, что там можно написать? Но Чукотка необыкновенно живописна. Я пробыл там, как и Дежнёв, около полутора лет и видел этот край во все времена года, в связи с работой объехал почти весь полуостров. И в своих картинах я хотел отразить разные состояния природы. В чукотской зиме, например, нет никакого однообразия – она неожиданно яркая и многоцветная. Солнце, стоящее очень низко над горизонтом, подсвечивает облака не сверху, а снизу или изнутри – пейзаж превращается в какую-то мистическую картину. В полярный полдень низкое солнце играет искрами на каждой капле замерзшего водяного пара. А летом в полночь светло как днем, но свет этот особенный – приглушенно золотой».

Нередко предметом изображения на картинах становятся места, добраться до которых практически невозможно. Например, остров Ратманова в Беринговом проливе или чукотское село Нешкан – один из самых труднодоступных населенных пунктов полуострова. Немногочисленное коренное население Чукотки бережно хранит традиционную культуру – сохраняет исконные промыслы, изучает язык и вековые обычаи. На выставке представлены и предметы, дополняющие впечатление от живописных работ на чукотскую тему: резьба по кости и моржовому клыку, рога оленей, а также книги, например, двухтомный русско-эскимосский словарь.

Выставка «Чукотка. Возвращение Дежнёва» работает до 25 февраля (Вологда, ул. Герцена, 37).

Светлана Гришина