12+

О музыкальных парадоксах, «Титанике», «своей» музыке рассказал Сергей Кузнецов на встрече с вологжанами

В центре культуры «Красный угол» прошла творческая встреча с музыкантом и педагогом, заслуженным работником культуры России Сергеем Кузнецовым. Он рассказал об истории создания кларнета и саксофона, о своем творческом пути в музыкальное искусство и исполнил свои любимые композиции.

«Подпольная» любовь к музыке

В своей жизни Сергей Тимофеевич дважды слышал фразу: «Еще раз с саксофоном увижу, выгоню!». В первом случае – из училища, во втором – из института. Но любовь к музыке была так велика, что он осваивал инструмент тайно: «В 1976 году я впервые взял в руки кларнет. Тогда я жил и учился в Башкирии и не прошел по конкурсу в музыкальное училище по классу баяна. И заведующий, мой будущий преподаватель, предложил пойти на духовое отделение, учиться играть на кларнете. Я согласился – заниматься музыкой хотелось! На втором курсе меня позвали в эстрадный оркестр играть на саксофоне, а саксофон для меня всегда был культовым инструментом. Мой преподаватель кларнета был против, поэтому три года я играл на саксофоне почти подпольно. В 1980 году я поступил в Уфимский государственный институт искусств имени Загира Исмагилова, на духовое отделение по классу кларнета. Через некоторое время стал совмещать учебу с работой в оркестре цирка, только на саксофоне. И мне профессор говорит: «Ты на саксофоне играешь? Еще раз увижу, выгоню из института!».

И вот уже более 20 лет Сергей Кузнецов преподает в Вологодском областном колледже искусств. Его ученики и выпускники – лауреаты различных конкурсов, в том числе обладатели трех международных Гран-при.

Учитель

На творческой встрече присутствовали не только поклонники таланта музыканта, но и его ученики и их родители. «Бытует ошибочное мнение, что духовые инструменты самые сложные, потому что в них приходится очень сильно дуть. Это не так, наоборот, важно не выдуть воздух, а удержать звук во рту», – объяснил Сергей Кузнецов. Еще один вопрос, который часто задают: «Легко ли стать саксофонистом?». По словам Сергея Тимофеевича, научится ли ученик играть на инструменте, будет известно только через три года кропотливой работы. «Когда ребята начинают заниматься, они все равны. Я не давлю на них, даю возможность самим расставить приоритеты. К примеру, мой ученик Николай Прыганов, лауреат международных конкурсов, так увлечен музыкой, что может прийти и начать играть в восемь утра, а закончить в десять вечера – так погружается, что совершенно забывает о других своих делах», – рассказал музыкант. На творческой встрече Николай продемонстрировал, каким был его первый звук на кларнете – резкий и скрипучий, и как сейчас звучит инструмент в его руках – красиво и мелодично.

«Вприпрыжку по лужам» или «Танцующий пингвин»

Сергей Кузнецов – мастер импровизации. Первый его экспромт случился на джаз-рок концерте в 1978 году: «Две вокалистки неожиданно заболели. Нужно было играть двадцать минут, а репертуара инструментального нет. Концерт в самом разгаре, и руководитель говорит мне: «Импровизируй. Возьми ноту рэ в третьей октаве и держи, а потом пальцы сами пойдут, куда надо».

В продолжение творческой встречи Сергей Тимофеевич заметил: «Я могу играть одно и то же, но разными способами. И сейчас изображу для вас новый стиль, каким еще никто не играет». Эта музыка заворожила с первых нот: сначала медленная, чуть вкрадчивая и немного доверчивая, и по мере того, как музыкальные переливы набирали силу, – эмоционально-яркая. Получился «дуэт» саксофона со звуками волынки. Зрители и слушатели сами предложили названия для «новорожденной» композиции Кузнецова: «Вприпрыжку по лужам», «Фурор», «Танцующий пингвин».

 «Музыка нужна не для того, чтобы играть по нотам, а для выражения мыслей и чувств»

«Было ощущение, что сейчас вас с нами не было. Есть музыка, и есть вы – но где-то далеко. Это был такой личный разговор с инструментом. Мне даже показалось, что я слышу слова и невольно вас подслушиваю», – поделилась гостья вечера.

Сергей Кузнецов так объяснил свое состояние во время игры: «Все искусство объединяется словом творить. Музыканты, художники, литераторы, те, кто занимается творчеством, могут выразить свои мысли не только словами, но и эмоциями. Вся музыка построена на парадоксах: вот я с вами и одновременно далеко от вас. Когда я играю, я могу думать, например, о том, как на миноре можно сыграть мажор. Говоря простыми словами, это когда всем плохо, а музыкант играет и хочет сделать всем хорошо. Бывают случаи, что я вообще в зал не смотрю. Все музыканты – эгоисты в хорошем смысле, они играют для себя и если сами получают удовольствие, то это чувство, несомненно, передается зрителям».

Про «Титаник»

Мастер виртуозно исполняет джазовые и блюзовые композиции, причем у каждой из них свой настрой и посыл слушателям. Как объяснил Сергей Кузнецов, у джаза эмоциональная установка: «все хорошо и прекрасно», блюз на языке музыкантов переводится как «хорошему человеку сегодня плохо».

Одна из любимых композиций Сергея Кузнецова – финальная из «Титаника», с ней у него связана удивительная история.

«Мы с другом в канун нового 1998 года поехали работать на Мальту. Знаменитый фильм-катастрофа тогда только вышел на экраны. Я стал играть эту композицию и вдруг смотрю, одна из зрительниц в зале, пожилая женщина, плачет. Потом узнал, что катастрофа коснулась ее семьи, мама этой женщины была на Титанике, и ей удалось спастись».

Музыкальный марафон по установлению личного рекорда

В завершение встречи Сергей Кузнецов признался: «Конечно, я мог бы играть и играть… Но лучше уйти «недокормленным» с концерта, чем «объесться» музыкой».

У Сергея Тимофеевича впереди большие планы: в свой 60-летний юбилей он мечтает устроить музыкальный марафон, несколько часов подряд и без перерывов играть на инструменте и установить личный восьмичасовой рекорд.

Кристина Страмова