12+

«Субботние сечения продолжались, но розги уже теряли свой престиж…» Госархив продолжает рассказ о жизни вологодских гимназистов

Государственный архив Вологодской области в рамках акции «Вологодские культурные каникулы» продолжает выпуски проекта «Легко ли быть гимназистом», посвященного истории развития образования в Вологодской губернии. Первую часть можно прочитать здесь.

Среди светских учебных заведений особенным статусом обладала Вологодская губернская мужская гимназия имени императора Александра I «Благословенного», располагавшаяся в одном из красивейших зданий Вологды на углу Плац-Парадной площади и ул. Б. Петровка (ныне первый корпус Вологодского государственного университета).

Мужская гимназия ведет свою историю с Главного народного училища, открытого в 1786 году по указу императрицы Екатерины II. В 1804 году училище было преобразовано в губернскую гимназию. Однако время постройки и первоначальное назначение здания гимназии неизвестно. По преданию этот дом принадлежал некой богатой торговой фирме, что подтверждалось существовавшими в нижнем этаже кладовыми. Со временем дом был куплен Приказом общественного призрения, и к 1820-м годам здание приобрело настоящий прекрасный вид. В 1835 году при гимназии был учрежден благотворительный пансион, нравы и поведение воспитанников которого нашим современникам показались бы весьма своеобразными. Вот как описывал свое пребывание в пансионе для дворянских детей при мужской гимназии в конце 1850-х гг. писатель Павел Владимирович Засодимский: «Старшие воспитанники переставали колотить младших, меньше притесняли их, не отнимали у них разбойным образом, как бывало прежде, ни чаю, ни булки. Вечерние драки, «бои гладиаторов», как окрестили их некоторые, происходили все реже. Гувернеры уже не дрались с прежним азартом и ушей воспитанникам не отрывали. Субботние сечения продолжались, но розги уже, видимо, теряли свой престиж… Пансионеры начали носить волосы длиннее прежнего и многие уже выпускали из-под галстука воротнички рубахи; в пансионе стали ходить, расстегнув куртки; с гувернерами разговаривали сидя… Вместо маршировки и гимнастики нас стали учить танцам». 

Начиная с 1870-х гг. в гимназии было введено восьмилетнее обучение. Наряду с основными предметами: Законом Божьим, историей, русским языком и арифметикой – преподавались тригонометрия, космография, и «мертвые» языки – древнегреческий и латинский, а среди учебных пособий можно было увидеть воздушный насос, зеркальный телескоп, оправленный магнит, камеру-обскура, морской компас, астролябию, модель военного корабля и другие диковины. Необходимо заметить, что знание «мертвых» языков являлось одним из условий для получения высшего образования, поэтому мужская гимназия была единственным учебным заведением в губернии, дававшим среднее образование, необходимое для занятия должности и права поступления в вузы империи.

Учиться в гимназии было достаточно сложно, бывало, что нерадивый ученик оставался на второй, а порой и на третий год. В этом смысле показателен пример воспитанника мужской гимназии, будущего «короля репортеров» Владимира Гиляровского, учившегося в там с 1865 по 1871 гг. Второй гимназический класс Володя закончил с неудовлетворительными знаниями по арифметике и естественной истории, так что обучение пришлось повторить, а после двухгодичного курса обучения в третьем классе потребовалась летняя переэкзаменовка по алгебре и арифметике. Прилежание также не являлось отличительной чертой нашего земляка – его неоднократные сумасбродные выходки приводили к появлению в ведомостях успеваемости строгих выговоров за поведение. Так, в один из холодных зимних дней, а мороз в Вологде был настолько сильный, что даже птицы замерзали на лету, Владимир принес в класс несколько окаменевших от холода ворон. Через некоторое время, вороны, благодаря теплому воздуху, оттаяли и, окончательно ожив, стали летать прямо по классу, приведя ребят и самого Владимира в полный восторг! 

В более поздний период замечания по поведению гимназистов стали заноситься в так называемые кондуитские списки. Так, согласно кондуиту ученика 3-а класса Лёни Знаменского за 1911/1912 учебный год мы узнаем, что «22 сентября во время урока, который давал помощник классного наставника, вынул папиросу и вставил её себе в рот, вместо того, чтобы слушать то, что читали в классе, он занимался составлением различных объявлений из букв, вырезанных из газеты, и наклеивал эти объявления на пояса товарищей». Взыскание за этот проступок последовало весьма жесткое – постановлением педагогического совета Леонид был временно уволен из гимназии. Еще один сюжет: в 1913 году ученик 4-б класса Борис Липинский «будучи оставленный классным наставником на 2 часа, взял оторвавшуюся с винтов крышку скамьи и бросил в печь, где она и сгорела», за что в воскресенье провел четыре часа под арестом. Среди гимназической братии большой популярностью пользовались «невинные шалости», как-то пульнуть во время урока в товарища из рогатки или в самый неподходящий момент взорвать пистон под ногами учителя, за что «зачинщики беспорядков», как правило, оставались на несколько часов после уроков в классе. Гимназисты же старших классов, развлекаясь вне учебных стен, устраивали настоящие кулачные бои. Из воспоминаний П. В. Засодимского узнаем: «Тогда в среде пансионеров еще живо сохранялись воспоминания о том, как зимой на льду реки Вологды, близ Красного моста, устраивались кровавые побоища между семинаристами и гимназистами. Боролись, ходили стеной на стену, дрались на кулачках, поленьями, чем попало, и дело иногда доходило чуть не до смертоубийства…».

Из стен Вологодской губернской мужской гимназии вышла целая плеяда известных деятелей культуры и науки: писатели П. В. Засодимский, В. А. Гиляровский, Ф. П. Савинов (автор знаменитого стихотворения «Родное», переложенного на песню «Вижу чудное приволье»), В. Т. Шаламов; художники И. Н. Варакин, Н. П. Дмитриевский, искусствовед И. В. Евдокимов; ученые-химики А. Е. Фаворский, И. И. Черняев, С. С. Перов, математик А. Н. Коркин, историк-краевед А. Е. Мерцалов, педагог Н. Ф. Бунаков, К. Булычев – епископ Константин Самарский, общественный деятель и предприниматель Х. С. Леденцов, министр путей сообщения Российской империи С. В. Рухлов и другие.

В начале ХХ века в вологодской ученической среде активно стало развиваться волонтерское движение. Особенно искреннюю заинтересованность в деле помощи родному отчеству в военное время проявили воспитанники мужской гимназии. Следуя призыву благотворительных комитетов «с миру по нитке – голому рубашка» гимназисты совместно с учениками и ученицами других учебных заведений города неоднократно устраивали благотворительные музыкальные, танцевальные и литературные вечера, доход от которых шел на помощь раненным и фронту. Так, в 1915 году состоялся совместный духовный литературно-музыкальный вечер учащихся мужской и 2-й женской гимназий г. Вологды, в ходе которого молодые люди декламировали стихи Пушкина, Жуковского, Гюго, исполняли духовные оратории. Учащиеся организовывали акции по сбору вещей и подарков русским воинам, получая взамен благодарные отзывы от солдат и офицеров с передовой.

Особый интерес вызывают факты добровольной помощи городской учащейся молодежи крестьянским семьям, чьи родственники были призваны на фронт. Так, осенью 1915 года в сельхозработах в Вологодском уезде принимали участие 11 ученических бригад, состоявших из учеников различных учебных заведений г. Вологды: духовной семинарии, мужской гимназии, реального училища, торговой школы и высших начальных училищ – всего 178 ребят. Примерно за полмесяца работы ими было обмолочено более 3 тыс. пудов злаковых культур. Кроме того добровольцы (часть из которых составляли представители дворянского сословия) выполняли и другую непривычную для них работу – косили овес, возили снопы, рубили дрова и т.п., чем заслужили уважение и благодарность местных жителей. Эти примеры невольно отсылают нас к советской традиции выездов школьных и рабочих коллективов «на картошку». 

Преподаватели Вологодской мужской гимназии. Нач. ХХ в. Приглашение на церемонию открытия Вологодской губернской мужской гимназии. 18 августа 1804 г. Воспитанник Вологодской мужской гимназии Сергей Красногорский. Нач. ХХ в. Воспитанник Вологодской мужской гимназии Дмитрий Морозов. Нач. ХХ в. Воспитанник Вологодской мужской гимназии Михаил Шрамченко (сын вологодского губернатора М.Н. Шрамченко). Нач. ХХ в. Программа духовного литературно-музыкального вечера учащихся Вологодских гимназий мужской и 2-й женской. 1915 г. Алексей Евграфович Фаворский (крайний слева) во дворе дома среди друзей в г. Вологде 1887 г. Илья Ильич Черняев в гимназические годы. Нач. ХХ в.  Юный Владимир Гиляровский. Серед. XIX в. Ведомость об успехах ученика 1-а класса Вологодской мужской гимназии Варлаама Шаламова за 1916/1917 учебный год. 1917 г. Свидетельство В. Зотикова об окончании Вологодской мужской гимназии. 1907 г. Квитанция денежного перевода на усиление военного флота России от учащихся Вологодской мужской гимназии. 1915 г.

С началом Первой мировой войны (1914-1918) одиннадцать учащихся Вологодской губернской мужской гимназии были мобилизованы на фронт. По сведениям на 1916 год семь воспитанников гимназии погибли на войне. Желание помочь родине в тяжелые военные годы было настолько велико в гимназической среде, что были зафиксированы случаи самовольного ухода или побега в тайне от родителей несовершеннолетних учеников 13-14-ти лет на передовые позиции Русской армии. Однако абсолютное большинство бесстрашных, но неопытных гимназистов задерживали, как правило, на вокзалах Петрограда и Москвы.

В следующей публикации читатели узнают, какое училище г. Вологды носило имя императора Александра II, и познакомятся с миром его воспитанников, которых называли «реалистами». 

Государственный архив Вологодской области