12+

Вальсы Шопена, топор и холодильник: осталась неделя до премьеры «Вишневого сада» в драмтеатре

Спектакль по самой знаменитой пьесе «знатока человеческой души» Антона Павловича Чехова вскоре появится в постоянном репертуаре Вологодского драматического театра. Ровно через неделю, 20 и 21 марта, зрители увидят «Вишневый сад» в постановке литовского режиссера Линаса-Мариуса Зайкаускаса.

Заполучить для постановки такого режиссера, как Зайкаускас, – большая удача. Он много работает в России и за границей; его эстетика и режиссерский почерк соответствуют тенденциям современного европейского театра. Руководство вологодской драмы в данном случае решило осуществить некий эксперимент: посмотреть, как нерусский режиссер поставит в русском театре русского классика. К слову, Чехов – один из любимых авторов Зайкаускаса: в его послужном списке – постановка абсолютно всего драматургического наследия писателя. Работа над спектаклем «Вишневый сад» в драмтеатре уже завершена – cultinfo побывал на генеральной репетиции и готов поделиться впечатлениями.

Пьесу «Вишневый сад» все знают со школы, но лучше перед просмотром этого спектакля забыть обо всех школьных клише и избавиться от ожиданий, потому что, скорее всего, они не оправдаются. Конечно, Раневская, Гаев и Лопахин и все остальные персонажи там будут, равно как и «многоуважаемый шкаф», и звук топора по дереву. Но в то же время режиссеру и актерам театра удалось сделать абсолютно свое, непохожее на прочие интерпретации, произведение.

Самая большая удача спектакля в том, что все его герои – все без исключения – не образы, не символы, не выразители каких-то идей, а совершенно живые люди. Со своими характерами, особенностями (порой и неприятными зрителю), с чувствами и эмоциями. Со своими прихотливыми взаимоотношениями (далеко не всегда «считываемыми» в тексте Чехова, но появившимися по воле режиссера и актеров). На этом при постановке настаивал режиссер: «Мне бы хотелось, чтоб в нашем спектакле чеховские персонажи были людьми из плоти и крови, а не какими-то сладкими, меланхолическими, красиво уходящими в прошлое натурами. Чехов в свое время прямо заявлял, что Станиславский и Немирович-Данченко, скорее всего, его не читали; что «Вишневый сад» это не только комедия, но вообще фарс, а Станиславский сделал из нее некую лирическую историю: белые костюмы, какая-то дымка, ностальгия, поэзия… Хотя доля традиций Станиславского в нашем спектакле останется, но какие-то вещи мы решаем так, как, я надеюсь, еще никто не решал».

Для достижения нужного эффекта решено было несколько осовременить пьесу. Не сильно, не навязчиво, штрихами: в элементах одежды героев, некоторых деталях сценического оформления. Так на сцене, к примеру, появляется холодильник, куда по очереди заглядывают герои, чтобы полакомиться вареньем (конечно же, вишневым).

Полноценным героем постановки становится музыка – это тоже одна из особенностей режиссерского почерка Зайкаускаса. Дело в том, что по образованию Линас – режиссер музыкальных театров, окончил Ленинградскую музыкальную академию имени Римского-Корсакова и поставил немало оперных спектаклей. Поэтому музыке в его работах отводится совершенно особая роль: не просто фон, но создание всего эмоционально-психологического настроя спектакля, отражение душевных состояний героев. Главной темой «Вишневого сада» стал вальс до-диез минор Шопена – зрители будут напевать его еще долго после ухода из театра. Вообще, этот спектакль, как хорошее вино, оставит после себя долгое послевкусие.

Кстати, о «долготе». Собираясь на премьеру, будьте готовы к тому, что спектакль идет целых 4 часа. Видимо, продолжительность спектаклей – еще одна «слабость» режиссера Зайкаускаса. Примерно столько же шел его «Король Лир», показанный в Вологде в мае 2019 года Сыктывкарским театром драмы.

Чем еще запоминаются спектакли Линаса Зайкаускаса? Наверное, своими отсылками к «природе вещей». В «Короле Лире» на сцене сыпалась земля, лилась вода и кидались камни. В «Вишневом саде» (символично) появляется дерево – герои в исступлении кромсают топором деревянные доски, а в конце вдруг приходит в движение верхняя, кажущаяся неподвижной часть сценографической конструкции, «проливаясь» дождем из мелкой древесной пыли – всё, что осталось от вишневого сада…

Совершенно иначе раскрываются в «Вишневом саде» и вологодские актеры, занятые в спектакле. Зайкаускас очень высоко оценил профессионализм труппы драмтеатра: «У вас сильная труппа – для провинции, пожалуй, даже очень сильная. Может быть, есть некоторые возрастные лакуны, но только ведущие столичные театры могут себе позволить труппу без лакун. И, конечно, «Вишневый сад» был выбран и поставлен потому, что в труппе есть Раневская – заслуженная артистка России Марианна Витавская, блестяще справившаяся с этой ролью».

Кроме Марианны Витавской, в главных ролях в спектакле заняты: заслуженный артист России Владимир Таныгин – безвольный мечтатель Гаев в его исполнении вызывает больше симпатии, чем ухмылок и раздражения. С ролью дельца Лопахина прекрасно справляется актер Николай Акулов – в его стремлении помочь Раневской избежать финансового краха столько искренности и неподдельного сочувствия, замешанного на нежности, что ему прощаешь даже истеричное торжество в конце, после покупки сада. Вызывает сочувствие приемная дочь Раневской Варя (Полина Бычкова), – кажется, единственная в этой компании (помимо Лопахина), кто твердо стоит на земле (поэтому во время первого появления на сцене на ней резиновые сапоги?) и не питает иллюзий относительно дальнейшей судьбы имения, но мучится неопределенностью собственной судьбы.

Порадовал Петя Трофимов – самый странный персонаж в пьесе. В исполнении актера Михаила Морозова, которому никак не идет ярлык «облезлого барина», этот молодой человек чем-то напоминает резвящегося щенка: такой же живой и непосредственный, где-то шаловливый, где-то назойливый, изводящий Варю прозвищем «мадам Лопахина», где-то доверчивый, где-то гордый, где-то влюбленный, причем одновременно и в Аню, и в Раневскую, несмотря на уверения, что он «выше любви». Он разный и парадоксальный, но так же вызывает симпатию. Под стать ему – дочь Раневской Аня (Валерия Трунева), по молодости лет не сильно «заморачивающаяся» потерей вишневого сада и жаждущая «новой жизни».

Создается впечатление, что в спектакле нет ролей второго плана – настолько подробно и фактурно сделаны даже второстепенные персонажи: гувернантка Шарлотта Ивановна с легким немецким акцентом (Лариса Григорова), беспринципный лакей Яша, презирающий все русское и беспрестанно повторяющий «вив ля Франс» (Александр Большаков), несчастливый конторщик Епиходов (Дмитрий Бычков), снедаемый безответной любовью к «тонкой натуре» – горничной Дуняше (Екатерина Петрова). Ну и, конечно, старый лакей Фирс в исполнении заслуженного артиста России Аркадия Печкина, своей последней фразой определяющий основной лейтмотив спектакля: «Эх ты… недотепа!». Вообще, все персонажи спектакля (ну, может быть, за исключением Яши) – «недотепы», и этим вызывают симпатию и досаду одновременно. Наверное, именно потому, что они по-чеховски человечны и по-человечески неоднозначны.

На вопрос, что должен испытать зритель, посмотрев спектакль, режиссер Линас Зайкаускас ответил так: «Я не знаю, я ведь ставлю спектакль не для зрителя. Я ставлю спектакль для себя. Спектакль должен понравиться мне. Я считаю правильной французскую поговорку: если повар делает блюдо для всех, то никто этого блюда не кушает. А если он делает блюдо для себя – тогда есть шанс, что и всем оно понравится». «Блюдо» под названием «Вишневый сад» режиссеру спектакля пришлось по вкусу. Посмотрим, понравится ли оно вологодскому зрителю.

Елена Легчанова