12+

Выставка живописи и графики из фондов Музея фресок Дионисия

Там – указал Кирилл.
Елочный горизонт
Недосягаем был.
Да – сказал Ферапонт.

Ю. Кублановский

Эти строки известного поэта Юрия Кублановского, определившие концепцию выставки живописи и графики из фондов Музея фресок Дионисия, стали ее названием. В 1976 году поэт работал экскурсоводом в Кириллове и постоянно приезжал с туристами в Ферапонтово. В его емком и лаконичном четверостишии – не только имена основателей будущих монастырей, но момент «Начала», включивший в себя мысль, о которой потом напишет художник Николай Андронов в своем «Слове о Ферапонтове»: «Ферапонтово, прежде всего, есть духовная идея, которая не уничтожаема. Если будет жива идея Ферапонтова, не все погибло».

Возникновение двух северных монастырей – это реализация духовной идеи, которой были одержимы Преподобные Кирилл и Ферапонт, старцы-монахи, пришедшие в эти края в поисках мест безмолвия. Два северных монастыря, Кирилло-Белозерский и Ферапонтов, неразрывно связаны между собой и неотделимы друг от друга. Монументальный и основательный комплекс Кириллова дополнен легкостью и открытостью небесам Ферапонтова. На протяжении столетий соединяют эти обители пути паломников, почитателей, исследователей и туристов, традиционно прокладывающих маршрут Кириллов – Ферапонтово.

Выставка, открывшаяся в Казенной палате Музея фресок Дионисия, посвящена двум древнейшим обителям, их изображению в произведениях живописи и графики художников, чьи работы находятся в коллекции музея. Она начала формироваться в 90-х годах XX века, когда музей стал организовывать и проводить персональные выставки художников. По окончании экспозиции мастер передавал в дар одну или несколько работ в фонды музея. Эта традиция сохраняется и сейчас.

Художники, чьи работы представлены на выставке, так или иначе связаны с этими местами. Особо следует отметить акварели действительного члена Российской академии художеств Н. И. Андронова, одного из основателей «сурового стиля» в советском искусстве 1960-х годов. В Ферапонтове им были написаны десятки картин и сделаны сотни рисунков. Композиции его работ строятся на динамичных, пересекающихся ритмах и отличаются сложным тонким колоритом. Совсем иной характер у произведений Н. А. Егоршиной, где на первый план выходят цветовая экспрессия и интуиция. В статье «Мастер живописных чудес», посвященной творчеству художницы, искусствовед Г. И. Вздорнов отметил: «Ее искусство подобно бормотанию стихов, когда сталкивание слов и строчек неожиданно рождает смысл и отливается в единственно возможную и нужную рифму и строфу. Это как некая зыбкая, нематериальная среда, где идет невидимая нам жизнь, воплощающаяся затем в стихотворение, пейзаж, портрет».

Как образцы классической живописи можно рассматривать работы художников академического направления: Т. П. Гусевой, Е. А. Расторгуева, Р. С. Сурвилло, А. П. Яблокова, Б. Шибаева и др. Для произведений этих мастеров характерны точность рисунка и безупречный колорит, построенный на полутонах серебристо-серого цвета в сочетании с охрой. В экспозиции представлен ряд работ, авторы которых в своем творчестве развивают пластические находки живописцев и графиков XX века. Это пейзажи Виктора и Лидии Казариных, Анны и Александра Мессерер, А. Пестерева, рисунки-раскадровки А. Флоренского, а также работы совсем молодых талантливых художников.

Экспонируемые произведения отличаются стилистикой, художественными предпочтениями авторов и несут отпечаток своего времени. Сами же художники, одержимые постижением духовной идеи, гонимые ею, подобно старцам-основателям, каждый раз, созерцая окрестности, открывали и продолжают открывать для себя нечто новое и важное, неизменно стремясь вновь вернуться в эти места.

Ольга Силина, искусствовед