12+

Художник Александр Харабарин: «У меня от живописи зависимость. Просто не могу не писать»

От мастерской Корбакова до картин буквально в кабаке – и это всё о нем. Вологжанину Александру Харабарину в этом году, 16 июля, исполнится 75 лет. Для художника в честь юбилея запланирована персональная выставка, которая откроется в арт-галерее «Наш XXI век» в областной столице, а сейчас его работы представлены на выставке «Наивное искусство жителей Вологодчины». В интервью мастер рассказал о своих самых интересных проектах и о том, почему он не любит советскую цензуру и реализм.

Ленин вне канона

Родился Александр Харабарин в Вологде в 1947 году. Явный талант к рисованию у него заметил еще в юности первый учитель – сосед по дому, художник Борис Шварков. Уроженец Иркутска, Шварков к тому времени обосновался в Вологде: он обратил внимание на перспективного паренька, которого интересовало буквально все, что связано с художественным творчеством – от техники и композиции до названий красок.

Однажды, когда Харабарину было лет 20, Шварков вместе с сыновьями поехал в Прилуки – создавать этюды. С собой они взяли и Сашу.

«Через полчаса он подошел, посмотрел, что у кого получилось. И отправил своих пацанов играть в футбол. А за мной наблюдал, подсказывал до конца дня», – не без гордости вспоминает Александр.

После такого начала, казалось бы, сам бог велел идти дальше по стезе живописи, но... В Ярославское художественное училище вологжанин поступил, однако окончить его не смог. Вылетел, по его словам, из-за «неканоничного» изображения Ленина, придав картине голубой фон вместо красного. Такого кощунства над вождем преподаватели стерпеть не смогли, а сам Харабарин, похоже, на всю жизнь выработал негативное отношение к советской цензуре.

Внезапный поворот

Дальнейшая карьера Александра пошла в направлении, далеком от творчества. Политех, военная служба, главный энергетик «Вологдалеспрома», позже – Вологодского хлебокомбината. Все изменило знакомство с мастерской народного художника России Владимира Корбакова в 1996 году.

«Каждый человек должен заниматься своим делом. Найти свое предназначение в жизни. Я делал свою работу, но чувствовал: не мое! – признается Харабарин. – И ушел в вольные художники. Так сказать, полный фриланс».

Работать с Корбаковым, по словам Харабарина, было увлекательно, но временами непросто. Знаменитый художник мог быть острым на язык. Александр до сих пор помнит, как однажды пошел из мастерской учителя на обеденный перерыв и спросил, надо ли что-то прикупить в магазине, а в ответ услышал резкое: «Талант себе купи!»

Впрочем, после того случая Корбаков смягчился и начал охотнее делиться с учеником секретами мастерства. Незадолго до своей смерти Владимир Николаевич очень тепло отозвался о Харабарине: «У него появились поклонники, выставки. Эта востребованность – одно из условий признания таланта».

Лучшим из своих наставников Александр называет мастера-символиста Генриха Асафова. Они совместно трудились порядка семи лет, ездили на плэнеры, проводили общие выставки. Асафов, как утверждает Харабарин, был, несмотря на академическое образование, из плеяды художников, сделавших себя самостоятельно.

«Он окончил два вуза, в том числе институт Сурикова при Академии художеств. И как-то мне сказал: Сашка, я только после института узнал о существовании импрессионистов! Моне, Гойя, Писсарро. Он не знал ни одной фамилии, пока учился, все это было закрыто», – рассказывает Александр.

Ближе к народу

В 2007 году Александр Харабарин на свое 60-летие открыл первую персональную выставку. И это – фактически не имея профильного образования! Примерно тогда же отличился еще одним необычным начинанием: взял под свою опеку маленькое кафе на улице Октябрьской в Вологде. Ходил туда в основном характерный контингент посетителей, но Харабарина это не смутило: он стал регулярно выставлять в кафешке свои картины, и делает это по сей день.

«Художник существует для того, чтобы отражать свое время, свою эпоху. Чаще всего у нас никто не знает, как это сделать и зачем. Салонная публика, полная оторванность от народа. Нет обратной связи между народом и художником. А я тут всех разворошил – это и есть обратная связь. Люди стали гораздо богаче внутренне, они следили за моими работами», – объясняет Александр.

Отсюда же – из «обратной связи» – у него, по собственному признанию, критическое отношение к такому направлению в искусстве, как реализм. К слову, сам он считает себя продолжателем традиций передвижников: «Почему плох реализм? Да потому, что устарел давно. А мы топчемся на месте, согласно назиданиям Екатерины Фурцевой (министр культуры СССР в 1960-1974 годах и ярая подвижница «соцреализма» – прим. авт.). Такое наследство, как болезнь, которую надо перебороть, особенно творческому человеку. Как по Чехову – «по капле выдавливать из себя раба». Не вышло у нас ни капитализма, ни коммунизма, за 80 лет советской власти выдавили всё. Сами теперь не знаем, что нам надо!»

Свои слова художник подкрепляет делом: у него немало нестандартных проектов. Кроме упомянутого кафе, среди них и цикл картин по творчеству Владимира Высоцкого, и участие в выставке наивного искусства в той же арт-галерее «Наш XXI век».

«Надо самому себе признаться: у меня от живописи теперь зависимость. Просто не могу не писать», – говорит Харабарин.

Александр Харабарин – вологодский художник, родился 16 июля 1947 года. Автор более 400 картин и нескольких персональных выставок. Наставники – Владимир Корбаков, Генрих Асафов, сам себя причисляет к «народным художникам». Открытие юбилейной выставки Харабарина в арт-галерее «Наш XXI век» на ул. Воркутинской, 7, ожидается 29 июня.

Алексей Сизов, арт-галерея «Наш XXI век»