12+

Интервью Эллы Кирилловой

Элла Кириллова

В мае состоялась презентация книги, посвященной 60-летию создания Вологодской областной государственной филармонии им. В. А. Гаврилина. Ее название – «От шансона до оперы: Концертная жизнь Вологды второй половины ХХ века». Ее автор – известный музыковед, автор нескольких книг и многих радиопередач Элла Андреевна Кириллова. Сегодня мы у нее в гостях.

Элла Андреевна, многие годы вы изучаете историю музыкальной жизни Вологды. Почему вы решили заняться именно этой темой?

Как всегда, сыграл свою роль Его Величество Случай! Я познакомилась с известным, замечательно богатым (богатым своей жизненной историей и творческим потенциалом) режиссером А. В. Бадаевым. Встречи с ним меня потрясли, и я пришла на радио и предложила рассказать о Грязовце, ТЮЗе, студии в ДКЖ – местах, где он работал. Передача была с интересом встречена слушателями. После этого я занялась историей Грязовецкой музыкальной школы 1918-1922 годов, съездила туда, застала в живых еще некоторых бывших учеников. И следующий рассказ по радио уже был об этой школе, о судьбах людей, с ней связанных.

Я работала тогда в музыкально-педагогическом училище. Однажды ко мне, в кабинет завуча, зашел П. К. Перепеченко. Он готовил книгу «Имена вологжан в искусстве» и попросил заняться музыкантами. Я с большим удовольствием это сделала, но, к сожалению, книга не была издана. Так и пошло. Это необычайно интересная тема! Разные судьбы, по-разному проявляется талант и волевые устремления человека. Какое это было счастье – общаться с моими будущими героями! Их голос, манера говорить, образный строй речи – я все помню до сих пор.

Ваши книги находятся на стыке различных дисциплин. Кем вы в большей степени себя ощущаете: историком, музыковедом, музыкальным критиком, культурологом?

В семидесятые годы эта дисциплина называлась социологией. Я была соискателем в Ленинградском институте театра, музыки и кино. Консультировалась с А. Н. Сохором. Текст моей работы обсуждался ученым советом. Резюме: материал «диссертабелен», но сложные жизненные условия помешали. У меня просто не хватило сил. Вот с тех пор, да, наверное, с самого начала меня больше всего интересовали конкретные обстоятельства, в которых бытует музыка, как она воздействует на людей, судьба музыкантов в предлагаемых обществом условиях, общий культурный фон и значимость музыкального искусства в нем. Иногда мою работу называют «музыкальным краеведением», коллеги даже величают меня «летописцем Пименом».

Сегодня довольно-таки трудно издать книгу. Что значил и значит для вас выход ваших работ? Кто вам помогал в издании?

Это как рождение ребенка: чудо и радость. Мои строгие друзья-критики иногда сравнивают: «Эта лучше, эта хуже». Мне они все дороги, и ни за одну строчку мне не стыдно. Кто помогал? М. Ш. Бонфельд всегда очень доброжелательно направлял мысль и подправлял формулировки. Г. В. Судаков, находясь в больнице, читал и рецензировал. Покойный В. А. Гаврилин очень эмоционально реагировал на попавшие к нему тексты очерков. Я уж не говорю о читателях, героях, потомках моих персонажей, невольных помощниках, которые, например, в Бельгии раздобыли фотографию вологодского балета, а сейчас мне помогает из Чикаго наследница одного известного вологодского музыканта. Низкий поклон им и вечная память тем, кто покинул наш мир. Деньги на редактирование первой книги нашел ВОИСК, на издание – А. С. Якуничев, вторую я издавала за свой счет, немного помогли два состоятельных вологодских человека и Татьяна Файнберг из Америки. Третью книгу заказывала и издавала филармония, решающую роль сыграла добрая готовность В. П. Гончарова сделать это. Думаю, что не зря. Директора многих филармоний, недавно побывавшие в Вологде, сказали: «У нас такого нет. Надо будет заняться собственной историей».

Какую задачу вы ставили перед собой, принимаясь за книгу «От шансона до оперы»?

Писать историю филармонии, театра, любой концертной организации – очень трудное дело. Надо много лет быть с ней связанным, знать изнутри ее жизнь. Я работала лектором-музыковедом и была членом художественного совета где-то около тридцати лет. С Ю. Д. Половниковым готовила фильм, участвовала в выпуске буклетов, со многими, ныне ушедшими артистами, разговаривала не спеша, переписывалась. И все равно организовать этот пестрый материал было очень нелегко. Какие-то окончательные оценки старалась не давать: пройдет время, и будет легче оценивать то или иное явление, того или иного исполнителя и администратора. Сейчас все очень болезненно относятся к любой попытке приподняться над фактами, сформулировать свое резюме, даже к необходимости об одном написать больше, а о другом – меньше. Это артистический мир, а он очень ранимый. Я рассматриваю свою книгу как первую попытку систематизировать большой фактический материал, как-то выстроить его, создать базу для следующих поколений исследователей.

Что получилось в книге, а что нет?

Фактология, я думаю, выстроилась неплохо. Оценки размыты, но сложность заключается в том, что до сих пор, например, нет науки – эстетики эстрады. Как оценивать, если судим по принципу: «Мне нравится, а мне нет!»? Хотя очерк об эстраде неплох: мне очень помогли артисты, работавшие в этом жанре. С лекторием я была всерьез связана собственным творчеством и убеждена, что это важнейшая часть филармонической работы. Пока планомерно и на уровне современных требований ведется музыкальная пропаганда, особенно среди детей и юношества, есть смысл существования этой организации. Панорама гастролей дана только в хронологии, но это как раз те моменты, которые помогают вологжанам услышать корифеев исполнительского мира, а потом слушатели запоминают на всю жизнь потрясшие их концерты. Вообще, это дело нужно продолжать: XXI век уже принес много нового во все формы филармонической работы.

Какое практическое значение будет иметь ваш труд?

История культуры родного края интересна многим. Филармонисты, по-моему, в первую очередь оценили «фактаж»: множество фактов, их выстроенность, эволюцию каждого жанра и многих важных сфер работы филармонии. Думаю, что эта книга будет востребована городскими библиотеками, школьниками-краеведами, студентами-журналистами, культурологами. У меня сейчас накопилось уже много просьб-заявок на нее от врачей, педагогов, юристов, просто вологжан, для которых история филармонии – это и часть их собственной жизни.

Чем вы планируете заниматься в дальнейшем?

Боюсь говорить, но работаю. «За далью даль»: продолжить бы книгу о работниках культуры всей области, создать бы справочник «Имена вологжан в музыке». Задумок много, хватило бы сил.

Роман Красильников

Поделиться
Плюсануть
Класснуть