12+

Спектакль «Это я – Эдит Пиаф»

Эдит Пиаф. La Vie En Rose (фр.)

Я пела еще и потому, что только тогда чувствовала
себя счастливой, совершенно счастливой.
Потом я узнала, что это называется призванием.
Эдит Пиаф «Моя жизнь»

«Нет! Ни о чем... Нет! Я ни о чем не сожалею...», – так звучат первые строки песни «Non Je Ne Regrette Rien» легендарной французской певицы Эдит Пиаф. Эти стихи наиболее точно отражают идею спектакля «Это я – Эдит Пиаф», представленного 4 июня 2013 года артистами Государственного театра юного зрителя Республики Саха (Якутия) из Якутска на сцене «Теремка» в рамках Международного театрального фестиваля малых форм «Диалог».

Режиссер-постановщик – заслуженный деятель искусств Республики Саха Александр Титигиров, сценограф – отличник культуры РС Прасковья Павлова. В ролях: Эдит Пиаф – Иза Егорова, двойник – Айталина Ильина, Он – Владислав Портнягин.

Спектакль был построен в форме автобиографического, исповедального монолога певицы. Историю детства она рассказала мимолетом, но этот краткий рассказ объяснил многие последующие трагические жизненные факты Эдит.

Эдит Пиаф родилась 19 декабря 1915 года в семье несостоявшейся актрисы Аниты Майяр, на сцене выступавшей под псевдонимом Лина Марса, и акробата Луи Гассиона. Когда отец отправился добровольцем на фронт в начале Первой мировой войны, мама отдала дочь на воспитание своим родителям. Бабушке некогда было заниматься ребенком, и она часто наливала внучке в бутылочку вместо молока разбавленное вино, чтобы та ее не беспокоила. Тогда Луи отвез дочь в Нормандию к своей матери, содержавшей публичный дом. В то время выяснилось, что трехлетняя Эдит совершенно слепа… «Незрячее детство» во многом сформировало характер девочки: ее замкнутость и любовь к одиночеству.

Когда никаких других надежд не оставалось, бабушка Гассион и благородные девицы повезли Эдит в Лизье, на могилу святой Терезы, куда ежегодно собираются тысячи паломников со всей Франции. Поездку назначили на 19 августа 1921 года, а 25 августа 1921 года Эдит прозрела. Ей было шесть лет. Первое что она увидела – это клавиши пианино.

Отец забрал Эдит в Париж, и они стали вместе работать на площадях – Луи показывал акробатические трюки, а его девятилетняя дочь пела. Так начался тернистый творческий путь певицы…

Кто-то называет это эффектом бабочки, кто-то – эффектом домино, но тяжелое детство постоянно преследовало Эдит и, как якорь, тянуло ее вниз. Так, воспитание в публичном доме повлияло на ее отношения с мужчинами. «Увы, я слишком рано прошла уродливую школу жизни и любви, она не приблизила меня к романтизму», – написала певица в автобиографической книге «Моя жизнь». Малыш Луи, «легионер», Альберт, Луи Лепле, Марсель Седан – длинная вереница лиц не отпускала Эдит… Последней счастливой любовью певицы был Тео Сарапо, который заботился о ней во время болезни. «Мне надо много мужества, чтобы говорить о Тео Сарапо. О том, кто мог бы быть моим сыном, которого у меня так и не было... О Тео, так любимом мною», – писала она.

В спектакле актерам удалось передать эти сложные взаимоотношения с помощью художественной речи и выразительной мимики. Большую роль сыграли визуальные спецэффекты и декорации, которые каждый раз удивляли зрителей. Темнота, свечи, дождь, дым, мерцающий звездопад – все это дополняло и усиливало эмоциональный фон спектакля.

Когда Лепле придумал для Эдит новую фамилию Пиаф (на парижском арго «воробей»), в ее руке дремала птица – казалось, вот-вот она проснется и упорхнет высоко в небо, но это была бумага с надписью ее творческого псевдонима…

Тема двойника не нова ни для литературы, ни для театрального искусства, но в этом спектакле она создала особую атмосферу, которую трудно передать словами, ведь в этом образе раскрылось подсознание героини: ее страхи, волнения, воспоминания, ожидания.

Героиня носила маску, которая со временем стала жить самостоятельно. Этот психологический прием помог почувствовать зрителю душевный надлом и раскол Эдит, временами не способной отказаться от старых привычек.

Мотив двойственности натуры героини зрительно дополняли большие зеркала – выходы в другую реальность, которую искала певица в любви, алкоголе, наркотиках. Она металась, как птица, пытаясь забыть трагические ноты своей роковой сюиты, сюжеты которой повторялись бесконечно. И эта внутренняя борьба не прекращалась, пока Эдит не ушла со сцены жизни по светлому коридору – так закончился спектакль.

На протяжении всего представления звучали знаменитые песни Эдит Пиаф, которые были неотделимой частью жизни певицы, ее миром и судьбой. На сцене она была сама собой, вдохновленной, счастливой, женственной и сильной одновременно.

Надежда Форостян,
фотографии Ирины Сорокиной