12+

«Трагикомический детектив». Госархив рассказывает о том, как появилась Вологодская женская гимназия и как ее воспитанницы занимались при 12 градусах тепла

Государственный архив Вологодской области в рамках акции «Вологодские культурные каникулы» продолжает выпуски проекта «Легко ли быть гимназистом», посвященного истории развития образования в Вологодской губернии. Первую часть можно прочитать здесь, вторую – здесь, третью – здесь. В новом выпуске речь пойдет о Вологодской Мариинской женской гимназии.

Историю, положившую начало развитию женского образования в Вологде, если обратиться к литературным жанрам, можно охарактеризовать как трагикомический детектив. Мысли об открытии в Вологде женского училища посещали головы местных начальствующих мужей, начиная с середины XIX века. Но реализовать эту идею оказалось намного сложнее, чем можно было себе представить. Вологодское дворянство еще в 1856 году обратилось к губернским и городским властям с ходатайством об открытии в Вологде института благородных девиц, однако эта инициатива столкнулась с весьма сплоченным сопротивлением со стороны городского общества, смотревшим на эту идею с недоумением. Положительному восприятию необходимости женского образования мешало как устоявшееся консервативное течение провинциальной жизни, так и отсутствие мотивации у местных властей тратить немалые средства на реализацию проектов значимость, которых представлялась весьма сомнительной.

Но после того, как император Александр II обратил внимание на недостаток мер, предпринятых для образования в женских учебных заведениях в губернских городах, дела в Вологде пошли намного быстрее. А когда местные власти узнали о желании государя посетить губернскую столицу с высоким визитом, скептические мужские выпады в сторону женских школ разом приутихли, и вологодское общество, примирившись с неотвратимостью скорейшего открытия в Вологде первого женского училища, усердно принялось за работу. Как по волшебству, из головной боли для городских властей девичья школа превратилась в важное государственное, более того, богоугодное дело «для передачи необходимого религиозного, нравственного и умственного образования, которое должно требовать от каждой женщины, в особенности от будущей супруги и матери семейства».

Средства на открытие училища «для приходящих девиц» собирали всем миром. Городское общество для создания капитала будущего учебного заведения обязалось вносить ежегодно в течение трех лет по 1250 рублей, а местное дворянство открыло в своей среде подписку. Приказ общественного призрения обязался выделять по одной тысяче рублей в течение десяти лет. На реализацию проекта были брошены все силы. Устраивались любительские спектакли, сбор от которых шел на пополнение благотворительного счета. Активно привлекались представители крупного бизнеса и частные лица. К примеру, вдова коммерции советника А. М. Скулябина на открытие училища пожертвовала 1 тыс. 100 руб., вологодский купец 2-й гильдии С. А. Леденцов внес 1 тыс. руб., а от неизвестного лица из Москвы поступило целых 3 тыс. руб. Не остались в стороне городские общественные организации, к примеру, одна из них с интригующим названием «Вологодское общество семейных вечеров» выделила на благое дело 200 рублей. И все-таки собранных сумм не хватало.      Однако, когда график «рабочих поездок» императора был окончательно утвержден, и определено время посещения Вологды, местное начальство, дабы «не упасть в грязь лицом», приложило максимум усилий для того, чтобы училище все-таки открылось к высокому визиту. Последним козырем в зеленых рукавах форменных сюртуков вологодских чиновников оставался меценат, известный в московских кругах покровитель театрального искусства и просто миллионщик, «крестившийся двумя пальцами и пивший шампанское с квасом и огуречным рассолом», купец 1-й гильдии В. А. Кокорев. И надо сказать, Василий Александрович не подвел, выделив в пользу женского училища проценты с капитала в 50 тыс. руб., ранее пожертвованных им в пользу ополченцев Вологодской губернии.

Таким образом, к маю 1858 года было собрано более 3,5 тыс. руб. Найдено было и соответствующее помещение. Попечительство детских приютов сочло возможным уступить городу здание, ранее принадлежавшее начальнику удельной конторы Г. А. Гревеницу, племяннику поэта К. Н. Батюшкова. Наконец, к торжественному открытию все было готово: «В 8 часов вечера 16 мая 1858 года собрались начальственные лица, посетители, явились тридцать воспитанниц. Преосвященный епископ Христофор отслужил молебен». Через месяц училище было удостоено посещением императора Александра II, «оставшимся коим весьма довольным».

Первоначально Вологодское женское училище относилось к первому разряду, т.е. имело не полный шестилетний гимназический курс. Первой начальницей была назначена Генриетта Дозе, более 20-ти лет содержавшая частный пансион для девиц. Преподавательский штат насчитывал 17 человек. Годовая плата за обучение составляла 12 рублей, к началу XX века выросшая до 50. При гимназии был учрежден Попечительский совет, предоставлявший возможность за счет благотворительных средств несостоятельным ученицам окончить учебное заведение. Нуждающимся покупались учебники, одежда, обувь, учреждались именные стипендии. В этой связи любопытен пример сказочного везения одной из гимназисток. Так, в 1881 году домашняя учительница А. Я. Кривцова завещала после своей смерти тысячу рублей одной бедной воспитаннице гимназии, имя которой, к сожалению, осталось неизвестно.

11 мая 1862 года по просьбе Попечительского совета училище было переименовано в Вологодскую Мариинскую женскую гимназию в честь императрицы Марии Александровны, поддерживавшей идею открытия всесословных женских гимназий в России. По странному совпадению, буквально через месяц в новоназванной гимназии произошло настоящее ЧП. 11 июня «средь бела дня» на территории учебного заведения случился сильный пожар. Дело в том, что во дворе гимназического корпуса находился целый ряд деревянных построек: погреба, бани, сарай с конюшнями и дровяник, часть из которых, а также тесовой забор на деревянных столбах были уничтожены огнем. Причина пожара осталась неустановленной.

Учебный курс Мариинской гимназии разделялся на обязательные и необязательные предметы. К первым относились: Закон Божий, русский язык, арифметика, геометрия, география, русская и всеобщая история; ко вторым – чистописание, рукоделие, рисование, танцы, иностранные языки и музыка, преподававшиеся за дополнительную плату. С 1860 года, согласно новому Положению о женских училищах, к разряду обязательных предметов добавились словесность, грамматика, физика, а также были причислены чистописание и рукоделие. С 1870 года срок обучения был увеличен до 7 лет и введен дополнительный 8-й педагогический класс. Занятия начинались в девять часов утра и заканчивались в половину третьего дня. В полдень был предусмотрен 30-ти минутный перерыв на завтрак. Затем начинались необязательные предметы. Занимались девочки на первом этаже, на втором находилась квартира начальницы, в подвале – кухня и квартиры служащих. Согласно журналам успеваемости знания гимназисток оценивались по категориям: «хорошо», «весьма хорошо», «основательно» и «отлично». 

Жизнь гимназисток протекала под неусыпным присмотром классных дам и надзирательниц. Девочки должны были носить единообразную, специально разработанную школьную форму: в младших классах – коричневое платье, в старших – серое с белой пелериной (широкий воротник закрывающий плечи). Необходимо заметить, что в архиве имеются несколько образцов подобной ткани, предназначенной для пошива гимназической формы коричневого цвета. Эта ткань напоминает материал, из которого шились платья советских школьниц. Начиная с 1892 года, на шляпках учениц можно было разглядеть приколотые значки с буквенным логотипом гимназии.

Поведение девочек в стенах гимназии строго регламентировалось «Правилами внутреннего распорядка»: ученица, придя в гимназию, должна была повесить свое верхнюю одежду на определенный ей номер, после, поправив перед зеркалом прическу и одежду, показаться надзирательнице для осмотра ее внешнего вида. Надо сказать, что обучение девочек проходило в спартанских условиях. Правилами предписывалось поддерживать температуру в классных комнатах не выше 12 градусов, а форточки закрывать лишь перед самым приходом учениц. Рассадка в классе ориентировалась на способности и «нрав» учениц – «склонные к разъяснению и с медленным пониманием» сидели на передних партах. После уроков ученицы вновь подходили к надзирательнице, чтобы проститься и дать ей возможность убедиться, что платье и вся одежда в полном порядке.

Как и в других учебных заведениях строгой регламентации подвергалась не только жизнь в стенах гимназии, но и за ее пределами. Гимназисткам запрещалось в учебные дни, даже в сопровождении взрослых, посещать балы и танцевальные вечера. Кроме того, девушкам не рекомендовалось находиться в зале суда, где разбирались дела о «безнравственных поступках». К разряду нежелательных относились вечерние прогулки по городу и посещение буфета на вокзале. По распоряжению вице-губернатора Н. Мономахова, учащимся вменялось в театрах вести себя пристойно, места ближе шестого ряда не занимать и за кулисы не ходить. Под особый контроль полиции попадали излюбленные места учащейся молодежи Вологды: Александровский сад (ныне территория мемориала «Вечный огонь») и Соборная горка.

У читателя может сложиться впечатление, что гимназическая жизнь состояла исключительно из зубрежки и ограничений. Это не совсем так! Были и веселые, семейные праздники: Рождество, Новый год, святочные гадания, Пасха и летние «вакации», когда можно было выехать за город на природу и ни о чем не думать.

Копия плана усадьбы Вологодской Мариинской женской гимназии, составленного гражданским инженером Н. Анохиным. Не датировано. Купец, меценат В.А. Кокорев. Рисунок. Художник В. Тимм. 1856 г. Сообщение Вологодского вице-губернатора Вологодскому предводителю дворянства о Высочайшем повелении выдать проценты с капитала коммерции советника В.А. Кокорева за 1861 год семействам офицеров бывшего ополчения и 1000 рублей на усиление средств женской школы в г. Вологде. 7 июля 1862 г. Похвальный лист воспитанницы 6-го класса Вологодской Мариинской женской гимназии Ольги Отроковой. 12 августа 1894 г. Похвальный лист воспитанницы 6-го класса Вологодской Мариинской женской гимназии Надежды Журавлевой. 1 октября 1911 г.

3 октября 1893 года в истории Мариинской женской гимназии произошло еще одно знаковое событие, результаты которого мы можем наблюдать до сих пор на фасаде учебного здания. По инициативе губернского собрания и губземуправы к столетию со дня рождения поэта К. Н. Батюшкова было принято решение об установлении на наружной стене здания Мариинской женской гимназии мраморной доски с надписью: «В этом доме жил и скончался 7 июля 1855 г. Константин Николаевич Батюшков».

В конце XIX века в связи с увеличением желающих получить гимназическое образование остро назрел вопрос расширения учебного здания. По проекту архитектора А. Н. Иоссы с южной стороны был пристроен каменный П-образный корпус. В историческом здании был размещен интернат (открыт 21 августа 1893 г.), а в новом – учебные классы и домовая церковь во имя Покрова и царицы Александры (открыта в 1895 г., рассчитана на 450 человек). Однако при возведении пристройки была допущена техническая ошибка – не изолированные грунтовые воды на протяжении многих лет приводили к распространению сырости, что, по мнению Попечительского совета гимназии, грозило полным разрушением нового учебного корпуса. Согласно техническому обследованию здания, проведенному в 1915 году, в результате постоянного попадания воды в фундамент, высота намокания стен на нижнем этаже достигала местами более одного аршина (71,2 см). Повышенная влажность крайне негативно сказывалась на общем самочувствии учениц.

Воспитанница 4-го класса Вологодской Мариинской женской гимназии Ксения Лебедева. Фото. Нач. ХХ в. Выпускница Вологодской Мариинской женской гимназии Александра Рычкова. Фото. Нач. ХХ в. Воспитанница 4-го класса Вологодской Мариинской женской гимназии Ксения Лебедева. Фото. Нач. ХХ в. Воспитанница Вологодской Мариинской женской гимназии Ш. Глейбер. Фото. Нач. ХХ в. Воспитанница Вологодской Мариинской женской гимназии А. Сосновская. Фото. Нач. ХХ в.

К началу ХХ века Вологодская Мариинская женская гимназия уже не могла вместить всех желающих получить образование. По сведениям на 1918 год, в 15 классах обучалось 770 учениц. Последней начальницей, руководившей гимназией с 1906 по 1918 годы, была Екатерина Аркадьевна Суворова, многое сделавшая для учебного заведения и его воспитанниц. Есть мнение, что она являлась внучкой прославленного русского полководца Александра Васильевича Суворова.

В 1919 году Мариинская женская гимназия была преобразована в школу №3 второй ступени. В годы Гражданской войны (1918-1922) бывшее здание женской гимназии вначале занимали командные курсы Красной Армии, затем средняя школа, педагогический техникум и музыкальное училище. В годы Великой Отечественной войны (1941-1945) в нем размещался эвакогоспиталь № 1185. И все-таки преемственность учебных заведений продолжается. В настоящее время в историческом здании Мариинской женской гимназии располагается Вологодский педагогический колледж.

Итак, благодаря нескольким публикациям, мы постарались приоткрыть дверь в ушедший от нас мир семинаристов, реалистов, гимназистов и гимназисток города Вологды и посмотреть, как учились, отдыхали и просто жили наши прабабушки и прадедушки. Безусловно, читатель найдет множество различий между школьниками той поры и сегодняшним временем. Ведь время не стоит на месте. Несомненно одно: школьная пора в прошлом, настоящем или будущем является удивительным временем для понимания окружающего мира и осознания себя в нем, оно воспитывает чувство долга, дружбы и взаимовыручки, помогает примириться с вынужденными самоограничениями. Помогает в конечном итоге всем нам стать людьми своего поколения. 

Государственный архив Вологодской области