12+

Чарующие деревянные храмы к северу от Вытегры: Саминскому Погосту посвящена новая статья Уильяма Брумфилда

Статья историка русской архитектуры, профессор славистики Университета Тулейна в Новом Орлеане, фотографа Уильяма Брумфилда «Чарующие деревянные храмы к западу от Вытегры: Саминский Погост» вышла на сайте «Russia Beyond».

Историей русской архитектуры выпускник Калифорнийского университета Брумфилд занимается с 1983 года; впервые же он посетил СССР в 1970 году. Исследователь прожил в СССР и России в общей сложности почти 15 лет, путешествуя по Русскому Северу и фотографируя сохранившиеся памятники традиционной архитектуры. Особо пристальное внимание Брумфилда обращено на деревянное зодчество, а также храмы Вологды и Вологодской области. Коллекция Уильяма Брумфилда, находящаяся в Национальной Галерее искусства в США, насчитывает 167 тысяч фотографий. В этом материале также использованы фотографии Сергея Прокудина-Горского.

***

В начале ХХ века русский химик и фотограф Сергей Прокудин-Горский разработал новый метод передачи цветного изображения. Фотограф хотел использовать свои фотографии достопримечательностей Российской империи для просвещения, чтобы показывать подрастающему поколению богатство и красоту родной страны.

Важнейшим импульсом для его проекта стал в 1909 году заказ от Министерства транспорта – в течение июня и июля сделать серию снимков по маршруту вдоль Мариинского канала на северо-западе России. Начало этому стратегически важному пути, соединяющему Санкт-Петербург и реку Волгу, было положено во время правления Петра Великого и продолжено при императоре Павле I (1796–1801), который и дал ему название «Мариинский канал» в честь императрицы Марии Федоровны.

Важным пунктом на маршруте Прокудина-Горского по Мариинскому каналу был город Вытегра, расположенный на берегу Волги. Вытегра была не только административным центром на великом водном пути, отсюда шли маршруты в более отдаленные точки огромной территории Русского Севера. 

В Вытегре Прокудин-Горский фотографировал достопримечательности традиционной деревянной архитектуры в окрестных деревнях Анхимово и Палтога

Как было сказано в предыдущих публикациях, большая часть объектов, которые фотографировал Прокудин-Горский, или были утрачены, или значительно изменились. Однако к северу от Вытегры есть сохранившиеся памятники, которые не были запечатлены Прокудиным-Горским и которые расширяют коллекцию деревянных архитектурных форм. Ярким примером таких мест является расположенная на реке Самина в 45 км к северу от Вытегры деревня Саминский Погост, в которой находится один из наиболее ярких памятников деревянного зодчества Русского Севера.

В Древней Руси термин «погост» обозначал сельскую общину, а также центр этой общины, где велась «гостьба» (торговля), а затем погосты приобрели статус административно-территориальных единиц, объединявших несколько деревень. Так называли и центральное селение этого округа, во главе которого было поставлено официальное должностное лицо. Эта практика применялась, в частности, в обширных регионах, контролируемых крупным центром торговли – Великим Новгородом. С распространением христианства в погостах строились церкви, возле которых располагались кладбища.

Во время крепостного права крестьянские общины стали основной административной единицей. Однако на Русском Севере крепостное право и соответственно помещичьи земли в основном отсутствовали, и погосты сохраняли свой территориальный статус до 1775 года, а в некоторых местах – вплоть до советского периода. Впоследствии под термином «погост» стали понимать церковную усадьбу с кладбищем. Эти священные места зачастую обносили низкой стеной из булыжников и бревен, как в Кижах

Образование Саминского Погоста, вероятно, восходит к XV веку. Он стал одной из двух частей более крупного Андомского Погоста (Самина является притоком реки Андома, которая впадает в Онежское озеро). Церковный ансамбль погоста, включающий кладбище, возник на правом берегу реки Самина.

Самая ранняя задокументированная церковь в Саминском Погосте была построена в 1652 году и посвящена Илии Пророку. Вскоре после этого, в 1656 году, по соседству была воздвигнута церковь Святых Флора и Лавра. (Традиционно в погосте могло быть две церкви, одна из которых предназначалась для использования в основном летом.)

Обе церкви были деревянными, и одна из них, церковь Илии Пророка, сгорела в конце XVII века. Деревянные церкви часто становились жертвами пожаров (в том числе вызванных ударами молнии), но в этой ситуации есть некоторая ирония: Илия считался святым покровителем огня.

Хотя работы по восстановлению начались в 1692 году, новая церковь Илии Пророка была освящена только десять лет спустя – нетипично долгий срок для деревянной церкви. Если приглядеться к ее необычной конструкции, то можно частично объяснить затянувшееся строительство.

Великолепная гармоничная конструкция Ильинской церкви имеет в основе высокий квадратный сруб, верхние бревна которого служат основанием для треугольных фронтонов. Фронтоны переходят в восьмерик (восьмигранная структура), который расширяется с каждой стороны выпущенными наружу венцами.  Это расширение называется «повалом» и служит для защиты стен от влаги. Бревна повала поддерживают «фартук» из коротких досок у основания парящей шатровой башни, покрытой деревянными пластинками наподобие черепицы и увенчанной главкой-луковичкой с крестом.

Церкви шатрового типа в прежние времена строились повсюду на Русском Севере, но пожары и отсутствие ремонта существенно сократили их число. Обычно деревянный шатер имел каркас из восьми вертикальных бревен, сходящихся верхними концами к центру, но шатер церкви Илии Пророка рублен «в ряж» все уменьшающимися восьмеричками-венцами. С востока к главному срубу прирублен алтарь (согласно русской православной традиции), а с запада – большая пристройка, являющаяся помещением для прихожан.

Во второй половине XVIII века храм был перестроен: увеличили высоту шатра, старый балочный потолок заменили на «небо». В XIX веке сруб в целях сохранности обшили досками. Примерно в то же время были расширены окна, пристроена колокольня к трапезной. Внутри церкви был иконостас, иконы которого по большей части датируются XVIII веком, частично – XIX. 

Что касается близлежащей церкви Святых Флора и Лавра, то она пришла в крайний упадок и в 1897 году была заменена деревянной церковью, освященной в честь Тихвинской иконы Божией Матери – священного образа, особенно почитаемого в северо-западной части России. Благодаря своим относительно низким, компактным размерам храм мог легче нагреваться и предназначался для использования в зимнее время.

Любопытно, что дизайн деревянной Тихвинской церкви далек от традиционной деревянной архитектуры. Он больше соответствовал стилю каменной архитектуры, связанному с архитектором Константином Тоном (1794–1881), чьи проекты в так называемом русско-византийском стиле, согласно утвержденным церковным канонам, со времен Николая I являлись образцом в XIX веке.

Слепо имитируя оштукатуренные кирпичные стены и архитектурные детали каменных городских церквей, бревенчатая структура Тихвинской церкви страдала отсутствием согласованности традиционной архитектуры с ее функциональными конструктивными элементами. Последствия этой гибридной конструкции проявятся в последующие десятилетия.

С установлением советской власти обе церкви были закрыты, а кладбище с видом на реку стерто с лица земли. В церкви Илии Пророка в советские времена был сельский клуб. В 1954 году заведующему клубом было приказано иконы снять, уничтожить, иконостас забрать тесом. Вместо этого он покрыл их голубой краской, что позволило впоследствии спасти некоторые иконы и поместить их в Вытегорский музей.

Примерно в 1979 году колокольня церкви Илии была снесена (колокола давно исчезли.) В то же время замечательную церковь объявили памятником архитектуры, и была сделана частичная консервация, чтобы предотвратить дальнейшее разрушение основного сооружения.

В начале этого века работами руководила реставрационная мастерская Александра Попова, но никаких попыток восстановить колокольню XIX века предпринято не было. Следы этих усилий все еще были видны во время моего визита в августе 2006 года. Деревянная обшивка была сохранена для снижения затрат и в качестве средства защиты бревенчатой конструкции.

Поскольку население Саминского Погоста сократилось (21 житель по состоянию на 2010 год), организованная деятельность в деревне прекратилась. Однако церковь Илии Пророка была заново освящена, и каждый год в день памяти Илии Пророка (2 августа) священник посещает ее для совершения литургии.

Свидетельством печальной судьбы соседней Тихвинской церкви являются руины, которые я сфотографировал в 2006 году. Вследствие неразумного дизайна, имитирующего каменную кладку церквей, храм просел под тяжестью ежегодных снегопадов.

Отсутствие ремонта и большой ценности как произведения архитектуры привело к тому, что Тихвинская церковь рухнула. Вскоре после моего визита были предприняты попытки восстановить уцелевшие части сооружения, но они не продлились долго. К счастью, гораздо более ранняя, смелая по форме церковь Илии Пророка стоит уже более трех столетий как памятник прекрасной северной деревянной архитектуры.

А как же соседний Андомский Погост? От кирпичной церкви начала XIX века остался лишь каркас, но в соседней деревне Трошигино в окружении елей стоит деревянная кладбищенская Воскресенская церковь. Начатая в 1902 году на средства купца из города Пскова, церковь была достроена в следующем году и посвящена Вознесению Господню. Строительство колокольни финансировал богатый местный крестьянин.

 Закрытая и разграбленная в 1930-х годах, бывшая церковь использовалась как склад, но кладбище сохранилось. Это, по крайней мере, спасло храм, который был восстановлен местным предпринимателем на рубеже этого века и заново освящен в честь Воскресения Христова в 2002 году. 

Этот восхитительный образец «неорусского» стиля начала ХХ века привлекает иконостасом, отделанным деревянными панелями с новыми окладами икон. Местные жители, посещая храм, казалось бы, возвышаются душой в этой святыне, спрятанной в задумчивом северном лесу.

Уильям Брумфилд. Фотографии Сергея Прокудина-Горского и Уильяма Брумфилда. Перевод Татьяны Якушкиной