12+

«Архив 100х100» представляет наполеоновские планы несуществующего Пролетарского театра в 1919 году

Мы мало знаем о периоде «военного коммунизма», а еще меньше – как в это время жила, скажем, такая тонкоорганизованная сфера, как театр. 1919 год, разгар Гражданской войны – до театра ли?..

Однако некоторые документы в Государственном архиве Вологодской области свидетельствуют, что театральная жизнь в Вологде не затухала и в суровые послереволюционные годы. Один из них представляет проект «Архив 100х100». Это сохранившийся репертуарный листок Пролетарского театра Вологды на первую половину зимнего сезона 1919 года.

«Набор» авторов, на которые замахнулся театр, выглядит в документе вполне внушительно – тут тебе и Мольер, и Шиллер, и Блок, и символист Верхарн, и лауреат Нобелевской премии по литературе Герхарт Гауптман со своей самой известной пьесой «Ткачи».

Однако графа «принципы постановки» несколько настораживает. Так, мольеровского «Тартюфа» театр собирался ставить «В стиле Гобелен Людовика XVII». Трудно вообразить, что такое спектакль в стиле гобелена, еще труднее представить, чем мог заинтересовать Людовик XVII, когда такого короля в принципе не существовало (малолетний сын казненных Людовика XVI и Марии-Антуанетты фактически никогда не правил).

Дальнейшие формулировки «принципов постановки» выглядят еще более нелепыми. «Коварство и любовь» Шиллера Пролетарский театр планировал ставить «в стиле старинного фарфора Рококо», довольно слабую пьесу драматурга Николая Полевого, сурово раскритикованную Белинским, театр видел «в стиле слегка раскрашенных гравюр с золотом». Совсем фееричной выглядит идея постановки драмы Александра Блока «Король на площади», которую должны были поставить «в стиле схематизации отвлеченного мира».

Хотелось бы хоть одним глазком взглянуть на «схематизацию отвлеченного мира», но это оказалось невозможным даже для вологжан, живших 100 лет назад и имеющих все шансы посетить данные спектакли. Дело в том, что Пролетарский театр, фигурирующий в документе, – это фикция.

«Пролетарский театр существовал только на бумаге, – прокомментировал архивный источник старший преподаватель кафедры туризма и гостеприимства ВоГУ, краевед Владимир Липовецкий. – Инициаторами создания Пролетарского театра были два интригана А. Галкин и Николай Полянский, члены театральной секции Губернского отдела народного просвещения, которые умели лишь критиковать, но создать ничего не могли, кроме листовок и лозунгов. Все заявленные в репертуаре спектакли поставлены не были». Театр «на бумаге» был нужен его создателям для открытия театральной студии – такие студии тогда массово открывались в разных уголках страны. Целью студии Полянский видел «вовлечение в драматическое искусство рабоче-крестьянских масс для серьезной работы на сцене и истинного служения драматическому искусству». Но и эта идея не увенчалась успехом: с грехом пополам просуществовав неполные два года, театральная студия при Пролетарском театре также канула в небытие.