12+

«Только радостное и прекрасное»: картине Михаила Ларичева «На ветряном угоре» посвящает выпуск «Арт-мозаика»

Желая вернуть ускользающее лето, проект «Арт-мозаика» рассказывает о картине «На ветряном угоре» известного вологодского живописца Михаила Ларичева (1921 – 1995), которая относится к числу самых ярких и жизнеутверждающих в его творчестве.

Художник родился в селе Лебзово Усть-Кубинского района, затем семья переехала в Сокол, где он учился в изостудии пейзажиста Владимира Тимофеева, одного из первых профессиональных художников на Вологодчине, затем поступил в Рязанское художественное училище. Но война прервала учебу, с третьего курса он ушел на фронт, после ожесточенных боев попал в плен и до 1945 года находился в концлагерях Заксенхаузен и Бухенвальд.

Перенесенные испытания не сломили художника – он смог вернуться к своей профессиональной деятельности. Писал пейзажи, портреты, натюрморты. Как уроженцу села ему всегда была близка деревенская тема.

Картина «На ветряном угоре» (1974) звучит в его в целом камерном, тихом по интонации творчестве необычайно мажорно. Она произвела неизгладимое впечатление на московского искусствоведа Ольгу Воронову (1924 – 1985). Ольга Порфирьевна много раз бывала в Вологодской области, знала наших живописцев и даже написала книгу «Художники Вологды» (1979, издательство «Художник РСФСР»).

«Эта картина словно насквозь пронизана солнцем, – пишет искусствовед. На угоре, с которого видна деревня и подступающий к ней лесок, девушка просеивает клюкву; красные ягоды дрожат в решете, летят по воздуху, горкой лежат у ее босых ног. Ветер развевает ее юбку, играет ветвями деревьев; их взволнованная зелень контрастирует со светлым платьем девушки, подчеркивает солнечные блики на юной загорелой коже. Жаркие полуденные лучи заливают землю, придают прозрачность налитым соком ягодам, уплотняют тени до густой синевы. Игра золотисто-розовых и сине-зеленых тонов придает свежесть полотну, и оно воспринимается как воплощение лирически-безмятежного деревенского труда. Труда, связанного с солнечным круговоротом, цветением и плодоношением земли. Словно забывая обо всем тяжелом в сельском хозяйстве, художник показывает только радостное и прекрасное – молодую девушку, занятую легкой и веселой работой; северные просторы, отделенные друг от друга то перелесками, то невысокими пригорками (угорами); непривычные для уроженцев юга, но близкие и знакомые для северян с детства вещи: берестяные коробы, в которые собирают грибы и ягоды, крупные решета, сквозь которые эти ягоды просеивают. Картина эта, в которой Ларичев воспевает все, что ему дорого, подводит итог его многолетним поискам».

Единственная неточность в описании – «берестяные коробы». На картине показаны две большие корзины, и они сплетены не из бересты, а из дранки. С такими корзинами вологодские женщины ходили не только по ягоды, но и носили белье на реку, чтобы стирать, поэтому корзины называли бельевыми.

Еще хочется добавить, что в изображении берез, ветви которых развеваются на ветру, явно ощущается воздействие картины «Зеленый шум» (1904) выдающегося живописца, ученика Архипа Куинджи Аркадия Рылова.

*** «Арт-мозаика» – совместный проект cultinfo и Вологодской областной картинной галереи, чья коллекция насчитывает более 40 тысяч произведений искусства. В рамках проекта мы будем рас-сказывать о самых интересных, самых известных и других «самых» картинах одного из крупнейших региональных художественных музеев.