12+

«Онлайн для театра – это лишь вынужденная мера»: режиссер Борис Гранатов о начале нового сезона в ТЮЗе

Поклонники Вологодского театра для детей и молодежи хорошо знают, каково это – успеть купить билеты на большинство его спектаклей: как правило, они раскуплены уже за месяц, а то и за два. Сейчас, когда театры наконец открылись, ситуация только усложнилась – ведь билетов, которые и так было не достать, теперь вдвое меньше, а зрители истосковались по любимым артистам и по самой возможности «выйти в свет». Пожелаем театралам успеха, а о том, как вышел из вынужденной изоляции сам театр и какие у него планы на новый сезон, рассказывает художественный руководитель ТЮЗа народный артист России Борис Гранатов.

Борис Александрович, новый сезон начинается в новых условиях: маски, ползала зрителей, шахматная рассадка. Публика очень соскучилась по театру, а как вы и артисты чувствуете себя в этой ситуации?

Мы начали активно работать без зрителя еще с 5 августа, когда нам разрешили приходить в театр и репетировать. Шли репетиции спектакля «Варшавский набат» по пьесе Вадима Коростылева. Его премьера должна была состояться еще 22 апреля, но была отменена в связи с запретом на массовые мероприятия. Репетировали и спектакли текущего репертуара – ведь мы не играли с марта, кроме того, из труппы ушли несколько человек, и надо было вводить на их роли других артистов. Когда в сентябре разрешили приглашать в театр публику, мы еще до открытия сезона сыграли 7 спектаклей вместо отмененных в марте и апреле, чтобы отдать долги зрителям, а поскольку зал сейчас может быть заполнен только на половину, за один отмененный спектакль играли два. Каждый раз все 50% зала были заполнены, так что мы поняли, что зрители действительно соскучились.

Еще в марте мы восстановили спектакль «Сороковые, роковые», который должны были показывать в районах области в рамках программы «Культурный экспресс: «Дорогами Победы». Весной и летом эти показы не состоялись, но в конце сентября мы сыграли его в Соколе, а в середине ноября там запланирован еще один показ.

Сейчас театр готовится к открытию сезона: 16 октября наконец состоится премьера «Варшавского набата». Изначально планировалось открывать сезон спектаклем «Тот самый Мюнхгаузхен», но его премьера перенесена на февраль.

Каким получается спектакль «Варшавский набат»? Что в нем главное с точки зрения режиссера?

Это очень непростая, тяжелая история, но ведь люди не должны и не могут каждую минуту веселиться и ходить на головах. У нас есть спектакли для радости: «Старые песни о нас», где зрители получают удовольствие от ностальгии по старым мелодиям, или «Алые паруса» – история хоть и не веселая, но дающая веру в любовь, с хорошей музыкой и песнями. Однако трагедия как жанр тоже должна присутствовать в репертуаре – это очищение души. Здесь мы по-своему рассказываем историю педагога, врача и общественного деятеля Януша Корчака. Он пошел в газовую камеру вместе со своими воспитанниками, до последней секунды рассказывая им сказки. Спасти их было нельзя – можно было спастись самому, ведь немецкое командование предложило ему пропуск из концлагеря. Но Корчак не согласился на это, причем он был не один – с ним пошли на смерть еще несколько педагогов Варшавского дома сирот, который он основал еще до войны… Это история о тихом подвиге, о великой душе человека.

Спектакль адресован зрителям от 14 лет – чем эта история ценна для подростков?

Тем, что говорит о порядочности, соучастии, способности принимать чужое горе как свое собственное. В наше время человек, к сожалению, больше замыкается на себе, больше думает о том, как ему было бы удобно. Конечно, не всем это свойственно в равной мере. Но, к сожалению, люди сейчас не объединены какой-то общей гуманитарной идеей.

Как идет работа над другими новыми спектаклями?

«Мюнхгаузена» мы начнем репетировать в январе, на сегодняшний день прошли только несколько первых репетиций. Дело еще и в том, что не готова декорация – сложная конструкция, по которой актеры должны передвигаться, и сейчас у театра нет средств, чтобы ее закончить. Но мы не стоим на месте: капитально возобновляем спектакль «Дорога» по поэме Гоголя «Мертвые души» (он появится в ноябрьской афише) и сказку «Новогодние приключения Буратино и его друзей», поставленную в 2012 году. Дети подросли, поэтому для новых зрителей это будет, можно сказать, премьера.

16 апреля 2021 года у нас юбилей: Театру для детей и молодежи исполняется 45 лет, и к этой дате подготовим спектакль-концерт. О постановке еще одного спектакля идут переговоры с режиссером Евгением Зиминым, который ставил на нашей сцене «Двенадцать стульев». Пьеса пока не определена. Если летом состоится фестиваль «Голоса истории», то этот спектакль войдет в конкурсную программу. Я хочу первый раз за все годы посмотреть на фестиваль со стороны, и потом, это нормально, когда художественный руководитель театра не ставит все спектакли сам. Зимин нашел общий язык с артистами, им тоже понравилось с ним работать. А спектакль к юбилею, скорее всего, будет ставить режиссер Ирина Зубжицкая, известная вологодскому зрителю по спектаклям «Старые песни о нас», «Пиргорой Винни-Пуха», «Недоросль», «Метель».

Какой опыт ТЮЗ вынес из вынужденной изоляции весной? Ситуация с коронавирусом меняется каждый день, поэтому нельзя не задать и следующий вопрос: готов ли театр снова «закрыться» и перейти в онлайн-режим общения со зрителем?

Во время изоляции мы не отдыхали: артисты, насколько это возможно, самостоятельно работали над ролями в новых спектаклях, принимали участие во всех онлайн-акциях к 75-летию Победы, к Дню защиты детей записали видеосказку Чуковского «Телефон». С апреля по июнь показали на cultinfo.ru много спектаклей в записи, в том числе в проекте «Вологодские культурные каникулы». В общем, как-то приспособились, но если кто-то сочтет, что театр может с успехом работать онлайн, то это будет большой ошибкой. Потому что театр – это не кино и не телевидение, весь смысл театра в живом сиюминутном общении артиста и зрителя. В этом его специфика, его прелесть, его жизнь. Потом, записи спектаклей в интернете показывать, конечно, можно, но зарабатывать-то театру как? Поэтому онлайн для театра – это лишь вынужденная мера. Конечно, если изоляция повторится, придется вернуться к этой практике, но это не то. Мы пробовали репетировать по скайпу – это не просто очень сложно, это противоречит самой идее театрального искусства, для которого нужно живое общение с живым партнером, а не с экраном.

Сейчас при 50-процентной заполненности зала театр зарабатывает вдвое меньше денег на продаже билетов. Как это скажется на его финансовом состоянии?

Конечно, это ставит нас в жесткие рамки. Сейчас ведь театру, как и многим государственным учреждениям, сократили финансирование в связи с нехваткой средств в бюджете. Поэтому мы и возобновляем ранее поставленные востребованные спектакли, у которых уже есть декорации и костюмы. В октябре и ноябре пришлось сократить количество спектаклей на малой сцене: отказались пока от «Обломова» и «Котлована», оставили только «Настоящее неопределенное время» и «Шинель». В малом зале всего 85 мест, и если занята только половина, то расходы театра на один показ спектакля превышают сумму, которую он выручает за проданные на него билеты.

Хотелось бы завершить беседу на оптимистичной ноте – еще одним вопросом о премьерах. Афиша вологодского Дома актера пестрит названиями новых спектаклей, и во многих из них принимают участие артисты ТЮЗа – как вы относитесь к таким самостоятельным работам?

Как председатель Вологодского отделения Союза театральных деятелей России, который располагается в Доме актера, я этому очень рад. Много лет я ориентирую актеров на самостоятельную работу, поддерживаю, когда у кого-то возникает идея поставить спектакль или поработать над ролью. Так в репертуар театра вошел спектакль «Способный ученик», самостоятельно подготовленный Василием Лимоновым и Игорем Рудинским. В спектаклях на сцене Дома актера очень интересно проявляет себя как режиссер Андрей Камендов. Я же как художественный руководитель театра любую творческую активность артистов могу только приветствовать.

Светлана Гришина