12+

Уильям Брумфилд: «Сохранившиеся фрески Ферапонтова монастыря – настоящее чудо русской культуры»

Статья историка русской архитектуры, профессора славистики Университета Тулейна в Новом Орлеане, фотографа Уильяма Брумфилда «Сохранившиеся фрески Ферапонтова монастыря – настоящее чудо русской культуры» опубликована на сайте «Russia Beyond»

Историей русской архитектуры выпускник Калифорнийского университета Брумфилд занимается с 1983 года; впервые же он посетил СССР в 1970 году. Исследователь прожил в СССР и России в общей сложности почти 15 лет, путешествуя по Русскому Северу и фотографируя сохранившиеся памятники традиционной архитектуры. Особо пристальное внимание Брумфилда обращено на деревянное зодчество, а также храмы Вологды и Вологодской области. Коллекция Уильяма Брумфилда, находящаяся в Национальной Галерее искусства в США, насчитывает 167 тысяч фотографий. В этом материале также использована фотография Сергея Прокудина-Горского.

В начале XX века русский химик и фотограф Сергей Прокудин-Горский разработал трехфазовый процесс создания цветных фотоснимков. Его замысел фотографии как формы образования и просвещения был реализован в серии необычайно ясных и наглядных снимков памятников архитектуры в центральной России.

Проект фотографа был поддержан Министерством путей сообщения: Прокудин-Горский получил заказ на фотодокументацию объектов вдоль русских железных дорог и речных путей. Среди последних был особенно важен Мариинский канал, соединявший Санкт-Петербург через реку Шексна с Волжским речным бассейном.

Летом 1909 года Сергей Михайлович Прокудин-Горский совершил экспедицию вдоль этого водного пути. Он посетил исторические поселения севера России, в числе которых был и Кириллов, где расположен Кирилло-Белозерский монастырь. Окруженный массивными стенами со сложенными из кирпича высокими башнями, с множеством церквей, этот монастырь всегда был одной из самых впечатляющих достопримечательностей Русского Севера. 

В XIV веке, в период, когда монастырской жизнью в Москве руководил преподобный Сергий Радонежский, в русской монастырской среде царило большое оживление. Многие монахи тогда направляли свой путь к северным областям страны для испытания своей веры и своего призвания. В этом их поддерживали московские князья, причем как для распространения православной веры в дальних пределах, так и для расширения московской экспансии в богатые северные леса.

Одним из учеников преподобного Сергия был монах Кирилл (1337–1427), давший вечные обеты в могущественном Симоновом монастыре в Москве. Сергий Радонежский поддержал его решимость отправиться в северные края. В 1397 году Кирилл прибыл на Сиверское озеро и устроил себе жилище в пещере. Именно к этому событию может быть отнесено основание Кириллова монастыря. 

Вскоре после этого, в 1398 году, к Кириллу присоединился монах Ферапонт (1337–1426), который также принял постриг в московском Симоновом монастыре и также принадлежал к княжескому роду. Для своего монашеского подвига Ферапонт выбрал живописное место с видом на Бородаевское озеро. Изначально основанная им обитель была посвящена Рождеству Пресвятой Богородицы. После причисления Ферапонта к лику святых в 1549 году монастырь приобрел дополнительное посвящение – Ферапонтов. В своем делании Ферапонт пользовался поддержкой князя Андрея Можайского, сына великого князя Дмитрия Донского. Впоследствии князь Андрей будет просить Ферапонта основать еще один монастырь, теперь уже в подмосковном Можайске. 

Ферапонтов монастырь, одно из самых почитаемых в России сокровищ культуры и духовной жизни, расположен всего в 20 километрах от реки Шексна. Несмотря на это, он не включен в проходящий Шексну известный речной круиз между Москвой и Санкт-Петербургом. Тем не менее, это место буквально захлестывают большие группы путешественников и туристов. Остается неизвестным, посещал ли Прокудин-Горский этот монастырь в период своей работы в Кириллове. Свои собственные экспедиции в Ферапонтово я совершал в течение почти двух десятилетий, с 1995 по 2014 год. 

В Ферапонтов монастырь можно доехать по дороге из Вологды, областной столицы (в 120 километрах от Ферапонтово). В подтверждение значимости монастыря как величайшего образца русского средневекового искусства, в 2000 году он был включен в перечень объектов Всемирного наследия ЮНЕСКО.

Главный, Рождественский храм монастыря, изначально был деревянным. В 1490 году, под руководством игумена Иоасафа, он был заново отстроен уже из кирпича. Конструкции верхних стен и купола были изменены в XVI веке, дополнительные изменения вносились в течение XVIII века. 

Стремление покрыть стены храма росписями также исходило от Иоасафа. Он был духовным отцом великого князя Ивана III, сам же происходил из княжеского рода Оболенских. Имея такие связи, он мог воспользоваться услугами известного иконописца Дионисия, часто получавшего заказы на написание фресок и икон со стороны Московского двора.

В 1502 году Дионисий и его сыновья Феодосий и Владимир прибыли в монастырь и были готовы расписать весь интерьер за одно лето. Из-за достаточно влажного климата такие работы могли быть проведены только в летние месяцы. 

К счастью, небольшие размеры и отдаленное расположение Ферапонтова монастыря уберегли стены Рождественского собора от нанесения новых фресок поверх старых. Эта участь постигала многие и более известные средневековые храмы в России. Даже несмотря на измененные конструкции здания и периоды бурных политических катаклизмов, фрески сохранились до наших дней, понеся лишь незначительные утраты. Благодаря этому у нас есть ни с чем не сравнимая возможность изучать вершину монументального искусства Дионисия.

Главный – западный – вход в храм представляет из себя перспективный портал, на стены которого нанесены фрески, посвященные Рождеству Богородицы. Портал охраняют фигуры Архангелов — Михаила и Гавриила. Эти изображения понесли некоторые утраты при строительстве крыльца и галереи. При этом благодаря этим пристройкам фрески на входе получили защиту от сурового северного климата. До сих пор они обладают богатой цветовой палитрой. 

Заходя в храм Рождества Пресвятой Богородицы, мы оказываемся в узком пространстве, стены которого целиком покрыты росписями. Внутренний объем храма организован при помощи четырех опорных столпов, на которых держится барабан, увенчанный куполом. Стальные тяги соединяют верхние части столбов, несущих основной вес здания. В полдень при солнечной погоде вся церковь наполнена сияющим цветом.

Росписи в Ферапонтовом монастыре буквально светятся теплотой и выразительностью изображенных фигур. Легенды утверждают, что Дионисий извлекал пигменты для своих темперных красок из камней, найденных в Бородавском озере. Более вероятно, что он привез с собой из Москвы материалы наивысшего качества, пользуясь щедрой поддержкой игумена Иоасафа и, возможно, Московского двора. 

Большинство фресковых сюжетов в соответствии с посвящением храма относится к Богородице. Целиком представлен Великий Акафист Пресвятой Богородицы. Также изображены чудеса и другие события ее жизни. Весь ансамбль фресок – это грандиозное восхваление Богородицы. Кроме того, на поверхностях четырех столпов и арочных сводов нанесены фигуры Архангелов, святых подвижников и Отцов Церкви. Роспись нижнего яруса северной и южной стен охватывает все семь Вселенских соборов, на которых утверждалось догматическое учение о Святой Троице. 

В парящем над храмовым интерьером куполе написан мистический образ Христа Вседержителя (Пантократора), что характерно для всех русских православных церквей. Ниже, на стенах купольного барабана, предстоят Архангелы, под которыми расположены медальоны с патриархами Ветхозаветной Книги Бытия. Образы четырех Евангелистов нанесены на треугольные паруса купольного основания. Центральный объем и паруса окружены созвездием медальонов с образами святых.

Главная часть храма, направленная на восток, состоит из трех апсид. Центральная апсида – алтарная – сосредоточена на ярком и одухотворенном образе Богоматери на престоле с сидящим на коленях младенцем Иисусом. В северной апсиде располагался жертвенник, на котором приготовлялись Дары. Над жертвенником показан Иоанн Креститель в образе Ангела в пустыне. В южной апсиде находился диаконник со священническим облачением. Здесь изображен Николай Чудотворец.

Частично сохранившиеся сцены Страшного суда занимают западную стену храма. Основная их часть, включая Христа на троне, была утрачена в XVIII веке, когда в конструкции здания вносились непродуманные изменения. Даже несмотря на эти утраты, сохранение величайших фресок Рождественского собора следует признать настоящим чудом в истории русского искусства. 

В XVI веке Ферапонтов монастырь продолжал расти: были построены каменные храм в честь Благовещения Пресвятой Богородицы, трапезная и большое здание для хранения монастырского архива и коллекции рукописей. В период своего правления (1547–1584) Иван IV Грозный продолжил традицию великокняжеского попечения о монастыре.

С окончанием царствования династии Рюриковичей в 1598 году и внезапной кончиной царя Бориса Годунова в 1605 году в России разразился катастрофический династический кризис, известный как Смутное время. Два десятилетия страну разоряли банды мародеров и иноземные захватчики. На значительной территории государства не удалось подавить беспорядки даже с восшествием на царский престол династии Романовых в 1613 году.

Хорошо укрепленный Кириллов монастырь выдержал несколько нападений, имевший меньшую защиту Ферапонтов монастырь в 1614 году был разграблен польско-литовскими войсками. К счастью, большая часть монастырских ценностей была спасена, и фрески в соборе сохранились. Но экономическое восстановление происходило медленно из-за повсеместного разрушения окрестных селений.

Но уже в 1640 году близ южной стены Рождественского собора возвели каменную церковь, посвященную святому Мартиниану (преемнику святого Ферапонта). Ее выразительный восьмиугольный шатер служит вершиной центрального ансамбля храма, который был завершен со строительством каменной колокольни и крытой галереи, ведущей к церковной Благовещенской трапезной церкви. Важным событием было восстановление в 1649 году Святых Врат и венчающих их церквей-близнецов, освященных в честь святого Ферапонта и Богоявления Господня.

С 1667 по 1676 годы монастырь служил местом ссылки бывшего патриарха Никона, который был извержен из сана решением Церковного собора в 1666 году. В это же время монастырь переживал длительный экономический упадок, кульминацией которого в 1764 году стала потеря приносящего доход земельного имущества, последовавшая вслед за реформой Екатерины Великой о секуляризации монастырских земельных владений. В 1798 году обедневший монастырь был закрыт, а его церкви стали приходскими.

Без должного профессионального ухода архитектурному ансамблю неотвратимо грозило разрушение. Весть о тяжелом положении монастыря была донесена до внимания общественности благодаря Ивану Бриллиантову, сыну сельского священника из соседней деревни Цыпино. В результате его скрупулезной работы по изучению архитектуры и фресок монастырь был освящен заново. В 1903 году состоялось его открытие – уже как женского монастыря – под руководством одной из самых почитаемых на рубеже XX века монахинь в России игумении Таисии.

В 1925 году указом советского правительства монастырь был расформирован, а церкви переданы приходу. В 1936 году они были закрыты. В 1931 был арестован и затем расстрелян Иван Бриллиантов.

Монастырские постройки как произведения искусства были сохранены в значительной степени усилиями Бриллиантова. В 1975 году ансамблю монастыря был присвоен статус государственного музея. В 1989 году надвратные церкви были переданы местному приходу для совершения богослужений. С тех пор здания монастыря были целиком восстановлены, над ценнейшими фресками десятилетиями ведутся реставрационные работы и тщательные исследования.

Теперь эта богоугодная земля находятся в ведении Кирилло-Белозерского музея-заповедника и Русской православной церкви. Принимая во внимание все сложившиеся обстоятельства, сохранение фресок Дионисия в Ферапонтовом монастыре следует признать одним из величайших чудес истории русской культуры.

Читайте также: Ильинская церковь в Цыпино: возрождению шедевра деревянного зодчества посвящена статья Уильяма Брумфилда

Читайте также: Чарующие деревянные храмы к северу от Вытегры: Саминскому Погосту посвящена новая статья Уильяма Брумфилда

Читайте также: На полпути между столицами России: Вытегре посвящен большой материал Уильяма Брумфилда

Уильям Брумфилд. Фотографии Сергея Прокудина-Горского и Уильяма Брумфилда. Перевод Андрея Козлова