12+

Храм-крепость на Русском Севере: Успенской церкви в Белозерске посвящена статья Уильяма Брумфилда

Статья историка русской архитектуры, профессора славистики Университета Тулейна в Новом Орлеане, фотографа Уильяма Брумфилда «Храм-крепость на Русском Севере: Успенский собор в Белозерске» опубликована на сайте «Russia Beyond». Перевод сделан специально для cultinfo.

В начале XX века русский химик и фотограф Сергей Прокудин-Горский разработал трехфазовый процесс создания цветных фотоснимков. Вдохновившись результатом, он решил использовать новый метод для запечатления величия Российской Империи и делал снимки во многих исторических городах на протяжении десятилетия, предшествовавшего отречению императора Николая II в 1917 году.

Широкую поддержку проекту Сергея Михайловича оказало Министерство путей сообщения, дав заказ на фотографирование железных дорог и водных коммуникаций. Летом 1909 года Прокудин-Горский совершил экспедицию вдоль Мариинского водного пути, который соединял Санкт-Петербург с бассейном Волги.

Эта экспедиция была особенно плодотворна в небольшом, но оживленном портовом городе Белозерске, расположенном на южном берегу Белого озера. К востоку от Белозерска из Белого озера берет начало река Шексна, которая является притоком Волги. В летнее время по водам Шексны курсируют круизные корабли между Санкт-Петербургом и Москвой.

Белозерск – один из старейших исторически засвидетельствованных городов на Руси. Первое упоминание о нем датируется 862 годом в «Повести временных лет». Современные границы город обрел в конце XIV века.

С усилением на Руси Московского княжества в XV веке город, в те времена известный как Белоозеро, приобрел значение морской цитадели на водных транспортных путях северо-запада страны. Такой искусный и воинственный правитель, каким был Иван III, хорошо понимал стратегическое значение этого города. После присоединения Белоозера в 1487 году он соорудил здесь огромную крепость (восточные укрепления которой сохранились).

Город процветал в середине XVI века, в особенности благодаря рыбной ловле и изготовлению изделий из железа, добытого из местных болот. Выразительным символом благосостояния в этот период стала «церковь-крепость» Успения Пресвятой Богородицы, построенная в 1553 году на одной из возвышенностей города.

Часто именуемая собором, Успенская церковь была основана Иваном Грозным на месте монастыря, носившего то же посвящение. Церковь была первой каменной постройкой в городе, возведенной из кирпича на неровном каменном основании.

Как это часто бывает в древнерусской архитектуре, личность архитекторов остается неизвестной. В одном документе упоминаются имена зодчих: Горяин Григорьев Царев и Третьяк Борисов Ростовка из Ростова Великого. В этом же документе заверена и основа для проектирования храма – Успенская церковь Кирилло-Белозерского монастыря. Однако в итоге эти церкви имеют существенные различия.

Успенская церковь построена по типичному для того времени и места архитектурному плану и имеет четыре внутренние опоры, поддерживающие крышу. Наружное убранство лаконично – с простыми порталами и оконными обрамлениями. Все стены фасада визуально делятся по вертикали на три части высокими лизенами (выступами).

Единственным исключительно орнаментальным решением зодчих являются кирпичные узоры у основания массивных куполов, которые, вероятно, приобрели свою луковичную форму гораздо позже. Есть основания предполагать, что линию крыши изначально венчали закомары. Исходный вариант крыши, скорее всего, был выполнен из деревянной черепицы, характерной для каменных церквей этого времени.

Примечательно, что эта простая массивная форма храма преображается на снимке Сергея Прокудина-Горского, сделанном при сияющем солнце, – создается впечатление средневекового донжона или цитадели. Этот образ обретает еще большую силу при взгляде на детальную проработку западных углов верхней части храма.

Верхний уровень юго-западного угла содержит еще один алтарь малых размеров. Престол в нем освящен в честь Алексия митрополита Московского, достойного архипастыря XIV века, внесшего значительный вклад в утверждение московской власти. Вход в эту «часовню» проходит по узкой лестнице, проложенной через толстые стены восточной и южной стороны храма.

Северо-западный угол храма имеет еще более многогранную структуру. Лестница, вьющаяся сквозь западную и северную стены, ведет в верхнее пространство, которое поддерживает конструкцию для подвески колоколов или звонницу. Этот необычный выступ был укреплен благодаря утолщению верхних частей стен и пилястр выступающими слоями кирпича.

Северо-западный угол также оснащен узким окном в углублении, напоминающем амбразуру сторожевой башни. Документальных свидетельств, позволяющих полагать, что церковь была возведена для выполнения также и оборонительной роли, не имеется. Однако укрепленная с запада конструкция храма высится на холме, который мог бы использоваться как смотровая точка, наблюдательный пункт.

Аскетичный внешний облик храма контрастирует с внутренним роскошным убранством, – которое Сергею Прокудину-Горскому, увы, не удалось запечатлеть. Здесь мы видим не яркие росписи стен, а грандиозный иконостас, установленный во время большой реконструкции церкви в конце XVIII века, когда линия крыши была выровнена, а окна увеличены.

Многие большие иконы первого яруса написаны ранее установки иконостаса. Однако бó‎льшая часть икон, расположенных в этом барочном шедевре, выполнена в академическом стиле XVIII века.

Структура иконостаса классическая. Впечатление производит огромный размах этой конструкции, а также великолепное выполнение резного барочного орнамента. Благодаря иконостасу само пространство церкви увеличивается. Распятие вздымается и возносится вверх, под центральный купол храма. Нет ни одной церкви в Белозерске, где внутреннее убранство сохранилось бы лучше, чем здесь.

Прокудин-Горский также запечатлел расположенную рядом церковь Богоявления. Ее возвели в 1787 году как зимнюю церковь для богослужений в малых приделах в холодное время, так как в просторной Успенской церкви было сложно поддерживать тепло. Архаичный стиль Богоявленской церкви являет собой комбинацию барочных элементов XVIII века с планировкой храма XVII века. Колокольня с западной части церкви примыкает к притвору, ведущему в главное пространство храма и открывающему вид на алтарь.

Внутреннее убранство Богоявленской церкви являет собой необычное деление интерьера храма на два этажа. В главном алтаре на первом этаже можно было служить в любое время года. На втором этаже пространство не отапливалось, здесь был расположен второй алтарь, освященный в честь святителя Димитрия Ростовского. Попасть в этот верхний храм можно было только через колокольню, пройдя через проход над потолком притвора храма.

Обе церкви были закрыты в 1930-е годы. К счастью, Успенская церковь была передана в распоряжение руководству местного музея, которое сумело сохранить интерьер от разрушения, постигшего множество других церквей Белозерска.

В середине 1940-х годов обе церкви были вновь открыты в ходе советской кампании по объединению с Русской православной церковью во время Великой Отечественной войны. Как культурные и духовные центры, Успенская и Богоявленская церкви остаются основными действующими храмами в Белозерске и по сей день.

Читайте также: Ильинская церковь в Цыпино: возрождению шедевра деревянного зодчества посвящена статья Уильяма Брумфилда

Читайте также: Чарующие деревянные храмы к северу от Вытегры: Саминскому Погосту посвящена новая статья Уильяма Брумфилда

Читайте также: На полпути между столицами России: Вытегре посвящен большой материал Уильяма Брумфилда

Читайте также: Уильям Брумфилд: «Сохранившиеся фрески Ферапонтова монастыря – настоящее чудо русской культуры»

Читайте также: Резной иконостас Троице-Гледенского монастыря: Уильям Брумфилд о барочном величии Русского Севера

Уильям Брумфилд. Фото Уильяма Брумфилда, Сергея Прокудина-Горского. Перевод Анны Нарышкиной