12+
Журнал о культуре Вологодской области

Театральный костюм – это дом для героя

2013 Зима

Влада Кустова

Ольга Резниченко«Театральный костюм – это в первую очередь костюм с биографией», – считает Ольга Резниченко, художник по костюму Вологодского театра для детей и молодежи. «Я должна знать героев спектакля, как саму себя: не только, когда они жили и что носили, а что они любили, чем продиктованы их поступки. Лишь в этом случае они будут убедительны на сцене».

Ольга Михайловна Резниченко – лауреат Национальной театральной премии «Золотая маска» и Государственной премии Вологодской области. Она создавала костюмы в театрах Ростова-на-Дону, Казани, Краснодара, Иркутска, Санкт-Петербурга, Самары, Орла, Москвы. Только в Вологодском ТЮЗе Ольга Михайловна «одела» героев около 70 спектаклей, в том числе и персонажей предстоящей премьеры «Пиргорой Винни-Пуха». С 2003 года живет и работает в Москве.

Ольга Михайловна, расскажите, какими путями вы пришли в театр?

Я всегда твердо знала, что хочу быть театральным художником. Поэтому без раздумий поступила в Ростовское художественное училище. Четыре года меня учили хорошо шить, и именно училище с его академическим подходом к обучению дало мне твердую основу в профессии. Затем я окончила Львовский художественный институт декоративно-прикладного искусства. Это был творческий вуз с европейским воспитанием – там из нас делали художников со своим лицом, не ограничивали свободу и фантазию… Хорошо, что я прошла именно такой путь, от училища к институту: я знаю, чего я хочу, как это сделать и как объяснить это другим.

С чего начинается работа над костюмом?

Работа над костюмами к спектаклю Вологодского театра для детей и молодежи «Пиргорой Винни-Пуха»С чтения пьесы. Потом я слушаю режиссера, художника-сценографа, и мы втроем продумываем концепцию спектакля, его сценическое решение, пытаемся прийти к четкому пониманию того, что мы хотим сказать своим спектаклем. Нужно буквально «напитаться» всем этим. И когда в твоей голове пройдет «закваска» этих знаний, мыслей, идей, ты должен обо всем этом забыть и начать все сначала… Это достаточно трудоемкая работа, для меня, например, не быстрая. Каждый раз, садясь за эскизы, я думаю, что абсолютно не умею рисовать, всё делаю медленно, раздражаюсь, всё, как в первый раз. Белый лист всегда пугает, когда художник хочет найти что-то новое – то, что он еще никогда не делал.

Какие характеристики актера учитываются при создании для него костюма?

Сначала работаешь, не думая об актере, чтобы не привязываться к нему. Я решаю образ, который существует в пьесе. Придумываю, что это за человек, какой он: добрый или злой, толстый или худой, сутулый или статный? А уже потом знакомлюсь с тем, как распределены роли. Обычно видение художника и режиссера сходятся, ведь режиссер тоже обо всем этом думал. Бывает, конечно, что читаешь распределение ролей и удивляешься решению режиссера, но так еще интереснее получается.

Спектакль Вологодского театра для детей и молодежи «Король Лир», 1996 год Спектакль Вологодского театра для детей и молодежи «День победы среди войны», 2005 год Спектакль Вологодского театра для детей и молодежи «Недоросль», 2013 год

Встречают, как известно, по одежке. Ставите ли вы перед собой задачу удивить зрителя?

Нет. Лишь в шутку режиссер, собираясь ставить новый спектакль, говорит: «Так, чем теперь будем удивлять?» Костюм нужно вписать в ту визуальную среду, которую предлагает сценограф. А все компоненты спектакля должны совпадать с режиссерским решением пьесы и органично сходиться в одной точке. Если зритель говорит: «Спектакль не очень, но костюмы такие хорошие», то это не похвала художнику. Значит, кто-то что-то не дотянул, художник не понял режиссера, или режиссер не оценил удачного решения художника. И только тогда, когда все сходится, говорят: «Какой спектакль классный!»

Что для вас является первостепенным – соответствие исторической достоверности, литературному источнику или массовое представление о герое и его эпохе? К примеру, герои нашего знаменитого фильма о мушкетерах выглядят не совсем так, как они описаны в романе Дюма, но большинство представляет их именно такими.

Спектакль Вологодского театра для детей и молодежи «Комедия ошибок», 2013 годЕстественно, работа над костюмами начинается со сбора информации о пьесе и о времени, которое в ней описывается, но если бы необходимо было только передать эпоху, то художник по костюму был бы не нужен. Есть множество книг по истории костюма, и режиссер мог бы просто ставить галочки возле иллюстраций. Но этого не происходит. Чехова, Шекспира, Островского ставили сотни раз, и каждый из этих спектаклей – новый. Здесь не то что костюмы разные – само действие может происходить на другой планете. Банально копировать костюм – это плохой путь, потому что его никогда не скопируешь хорошо. Работа художника по костюму тем и интересна, что ты каждый раз создаешь от-кутюрную коллекцию.

И самое главное: мы живем не тогда, а сейчас, и чтобы пьеса была интересна зрителю, смотреть на нее нужно «сегодняшними» глазами. Нужно искать точки соприкосновения с нынешней жизнью, делать героя человеком как своего времени, так и нашего.

Спектакль Вологодского театра для детей и молодежи «Я не вернусь!..», 2012 годОбразы персонажей в спектаклях о современности должны быть узнаваемы. Сложно ли работать над такими костюмами или, наоборот, легче?

Однозначно сложнее. Костюм нельзя делать узнаваемым настолько, будто человек вошел с улицы, и в тоже время он должен быть оттуда. Театральный костюм не банален, это и отличает его от бытового. Он населен смыслами, раскрывает внутренний мир героя. И я никогда не выношу на сцену новых тканей, потому что у них нет биографии. Биографию нужно создать – тогда костюм превращается из одежды в дом для героя.

Вы работали во многих театрах. Расскажите, как эффективно выстроить сотрудничество художника по костюмам с режиссером и сценографом.

В театре хорошо работать командой, поэтому режиссерская профессия обязывает искать единомышленников, людей с одинаковым взглядом на жизнь, на искусство, на актуальные проблемы. Если люди категорически не совпадают во мнениях, тогда вряд ли что-то получится, не будет контакта, взаимопонимания. Я, например, думаю, что нельзя идти на компромисс, нужно застрелиться, а режиссер считает, что все нормально и надо спокойно жить дальше. Чтобы находить общий язык, нужно уметь слушать, уметь забывать о собственных амбициях.

Эти качества, безусловно, важны и в вашей преподавательской деятельности. Отчего возникла потребность передавать свои знания?

Это своего рода способ бороться с собственной ленью – работая с молодежью (я в Москве преподаю в Школе-студии МХТ), ты не можешь позволить себе расслабиться. У меня 14 студентов, у каждого своя пьеса для работы над костюмом, а значит, мне нужно все эти пьесы прочитать, узнать что-то о них, осмыслить и помочь студенту выполнить работу. К тому же, обучение – это двусторонний процесс, и талантливые ребята постоянно учат тебя чему-то, в том числе тому, о чем нельзя забывать, – свободе взглядов.


В свежем номере:

Плюсануть
Поделиться
Класснуть
Запинить