12+
Журнал о культуре Вологодской области

Александр Камкин: «Было бы мне сейчас лет на 45 поменьше, я бы пошел сюда учиться!»

2016 Зима

Светлана Гришина

Нынешний год – юбилейный для кафедры теории, истории культуры и этнологии Вологодского государственного университета: 15 лет прошло с тех пор, как здесь начали готовить специалистов с несколько экзотическим для Вологды названием – культуролог. Для студентов это праздник, а для преподавателей – повод осмыслить достигнутое и наметить дальнейшие цели. Наш собеседник – заведующий кафедрой доктор исторических наук профессор Александр Камкин.  

Александр Васильевич, вы возглавляете кафедру теории, истории культуры и этнологии с момента ее основания в 2001 году. Чем объяснялась необходимость ее открытия 15 лет назад?

Александр КамкинВ 1997 году Вологодский педагогический университет стал членом Международного консорциума по изучению европейских культур. Это членство возникло на волне активного международного сотрудничества, со стороны нашего университета его возглавляла Светлана Кибардина, проректор по международным отношениям. В этом проекте участвовали несколько европейских и российских вузов: университет в немецком городе Бохуме, Инсбрукский университет имени Леопольда и Франца в Австрии, парижская Сорбонна, Симферопольский университет, Московский институт европейских культур (в составе РГГУ) и Курский государственный университет. Я тогда работал на кафедре отечественной истории и, когда познакомился с тем, чем занимается этот консорциум, мне это показалось интересным. Постепенно возникла идея: а почему бы не создать в университете кафедру, которая занималась бы проблемами культуры? Тем более что Вологда – старинный культурный центр, город, у которого большой культурный потенциал – как в смысле памятников, так и в смысле интеллектуальных ресурсов. Идею поддержали преподаватели гуманитарных направлений – филолог Сергей Баранов, искусствовед Александр Рыбаков. Мы обратились в консорциум, и он выступил одним из инициаторов открытия кафедры. Руководство университета в лице ректора Александра Лешукова пошло нам навстречу, благосклонно отнеслись к нашей идее и деканы других факультетов – они радушно и солидарно «поделились» своими бюджетными местами (кто дал 5, кто 3), и в 2001 году мы впервые набрали 25 человек и начали учебный процесс.

Но, даже если уйти от наших местных мотивов, я думаю, что Вологда в тот момент сделала правильный шаг в соответствии с запросами времени: культурологическое направление и в школьном, и в вузовском образовании сейчас усиливается.

Какой путь пройден за эти 15 лет? Какие приоритеты обозначились в работе? Какие цели достигнуты? Какими видятся перспективы из сегодняшнего дня?

Преподаватели кафедры. Фото из архива Алексея НовосёловаВообще это вопрос для большого юбилейного доклада, но если коротко, то так. За эти годы у нас сложился высокопрофессиональный коллектив – это, может быть, важнейшее наше достижение. На кафедре сейчас трудится восемь человек, из них три доктора и пять кандидатов наук. Роман Красильников – самый молодой доктор и профессор университета, лауреат европейской премии молодых ученых, в этом году его монография «Танатологические мотивы в художественной литературе» стала победителем областного конкурса «Вологодская книга года». Он продуктивно работает и в науке, и в образовании, один из лучших преподавателей Вологодского многопрофильного лицея. Марина Черкасова – доктор исторических наук, добросовестнейший и трудолюбивейший ученый. Каждый год участвует более чем в 20 научных конференциях, регулярно готовит к публикации исследования документальных памятников истории нашего региона. За монографию «Крупная феодальная вотчина России конца ХVI-ХVII в (По архиву Троице-Сергиевой Лавры») она была удостоена диплома лауреата конкурса «Лучшая Преподаватель кафедры профессор Роман Красильников – лауреат конкурса «Вологодская книга года – 2015» в номинации «Лучшее научное издание»научная книга – 2005» и диплома третьей степени премии памяти Митрополита Макария Булгакова (2007). Я, грешный, в основном ушел в образование – создал программу «Истоки», по которой сейчас ведутся уроки в школах 60 регионов России. Людмила Якушева – кандидат культурологии, великолепный театровед и критик. Ирина Спасенкова – этнограф, руководитель студенческих экспедиций. Изучает сложнейшую страницу в истории нашей этнической культуры – 20-е – 40-е годы ХХ века. Наталья Шушвал исследует православные традиции, в частности, редкую традицию храмопопечения. Историк Иван Пугач подготовил к изданию много документальных комплексов. 

В целом можно сказать так: за эти годы на кафедре сложилась команда, в которой каждый имеет свое профессиональное и научное направление, и все эти направления внутренне связаны. Изучается история культуры и современные ее проблемы, культура в общероссийском и региональном измерениях. В этом году наша кафедра заняла второе место в рейтинге среди более чем 60 кафедр университета.

К сожалению, нас сейчас все меньше и меньше. В этом и прошлом учебном году нам не дали ни одного бюджетного места, а цена на обучение для нашего региона (установленная Министерством образования) очень высока – 126 тысяч за год. Тем более культуролог – это профессия, которая не сулит золотых гор. В этом году у нас впервые нет первого курса. На отделении сейчас учатся 40 человек – включая бакалавриат, магистрантов и заочников. В лучшие годы число студентов доходило до 157. У нас есть идеи, как вернуть бюджетные места, один из путей – перевести нашу специальность из На семинаре. Фото из архива Алексея Новосёловаакадемического в педагогический бакалавриат, на него бюджетные места выделяются обязательно. Думаем над созданием совместных с разными факультетами проектов – например, пятилетний бакалавриат «Культурология и иностранные языки», «Культурология и дополнительное образование». Терять тот преподавательский и научный потенциал, который мы накопили за эти годы, не хочется. Об этой проблеме знают и заместитель губернатора области Олег Васильев, и начальник департамента культуры и туризма Владимир Осиповский, и начальник департамента образования Елена Рябова – все они нам помогают, как могут.   

Культурология как наука выстроилась по всем правилам – есть не только вузовская специальность, но аспирантура и докторантура. Культурологи – достаточно тонкий слой ученых, но это сплоченное братство: практически все друг друга знают если не лично, то по публикациям. Выходят научные журналы – «Вопросы культурологи», «Обсерватория культуры» и другие – это тоже важный показатель состоятельности научной дисциплины.

Что именно делает из студента культуролога? Какие специальные предметы они изучают?

Образование, которое наши студенты сейчас получают, даже бакалавриат, очень разностороннее. Было бы мне сейчас лет на 45 поменьше, я бы пошел сюда учиться – интересно!

Вручение дипломов. Фото tike.vologda-uni.ruСогласно современным образовательным стандартам перечень предметов, обеспечивающих формирование определенного набора компетенций, устанавливает сам вуз. Культурология – это направление. Внутри этого направления есть различные профили. У нашей кафедры профиль – история культуры, в соответствии с этим и складывается набор изучаемых предметов. Историю культуры дополняет история литературы, история искусства, история театра, история кино. Есть большой курс «Социальная антропология» – наука о человеке в культуре. Он идет целый год, заканчивается практикой, в том числе этнографической. Курс «Культура повседневности» показывает, что культура состоит не только из шедевров – это вся надприродная реальность, мотивы и процессы ее создания. Есть теоретические предметы: теория, методология, философия, социология культуры. Есть предметы «горячей» культурологии, как я ее называю: современная массовая культура, молодежные субкультуры, аудиовизуальная современная культура, культура массовых коммуникаций. Ряд дисциплин связан с прикладной культурологией – это, например, проектирование в культуре, экскурсоведение, основы музееведения.

На практике в школе. Фото из архива Алексея НовосёловаПо правилам 10% учебного времени должно отдаваться специалистам из сферы культуры, и мы приглашаем лекторов со стороны. Среди них – искусствовед Ирина Балашова, киновед Татьяна Канунова, музыковед Элла Кириллова. Начальник управления культуры администрации города Николай Дьяков преподает у нас культурную политику. Сотрудник архитектурно-этнографического музея «Семёнково» Дмитрий Мухин знакомит студентов с применением информационных технологий в культуре. Есть, конечно, и предметы общие для всех факультетов педагогического института: философия, культура речи, ОБЖ, «священный предмет» физкультура и другие.

Кроме аудиторной работы, для культуролога очень важна так называемая насмотренность. Я всегда говорю: раз вы студенты нашего отделения, ваши лица должны мелькать на выставках, презентациях, театральных премьерах, концертах – без этого невозможно почувствовать атмосферу культурной жизни, невозможно быть «в теме». И бóльшая часть студентов в эту жизнь активно втягивается. Видеть мир тоже необходимо. Когда нас было побольше и легче было заказать автобус, мы очень много ездили по стране: побывали в Москве, Санкт-Петербурге, Нижнем Новгороде, Великом Новгороде, Ростове, Ярославле, Суздале, Угличе, в разных городах Вологодской области. Надеюсь, что традиция таких поездок возобновится.

Преподавателей со стажем принято спрашивать, чем нынешний студент отличается от своего собрата, учившегося лет 20-30 назад. Что скажете?

Этнографическая практика. Фото tike.vologda-uni.ruЗа годы учебы наши студенты заметно меняются – расширяют кругозор, становятся более коммуникабельными. Начинают как-то иначе говорить, насыщаясь специфической лексикой, которая их выделяет среди прочих. Конечно, как любой старый преподаватель, я могу и поворчать – сказать, например, что сейчас они меньше читают, не умеют подолгу сосредотачиваться на чем-то одном. Но не скажу, что раньше студенты были лучше – нынешние просто другие и в другом мире живут. Благодаря интернету сегодня можно, не вставая со стула, увидеть крупнейшие музеи мира, можно читать тексты, за которыми я в свое время ездил в московские библиотеки. Возможности получения информации огромны, и кругозор у современных студентов, может быть, даже шире, чем у их предшественников. Но этот кругозор поверхностен – углубляться в изучение чего-либо, внимательно вчитываться теперь не принято. К сожалению, у них нет навыка конспектирования – каждый раз как будто заново объясняешь, что распечатать вытащенный из интернета готовый текст к семинару - не значит к нему подготовиться. Раньше, читая лекцию историкам, я мог рассуждать долго, и студенты следили за ходом мысли, слушали и не уставали. Теперь надо иметь в запасе побольше шуток, которые пускаешь в ход, как только видишь, что аудитория «исчезает», не готова дальше следить за твоими размышлениями. Но неоспоримое преимущество нынешнего поколения студентов – умение быстро ориентироваться в потоках информации.

Какова востребованность выпускников кафедры на рынке труда? Какое «фирменное» отличие есть у ваших культурологов?

На экскурсии в музее «Семёнково». Фото из архива Алексея НовосёловаВ дипломе у них записано «Культуролог; преподаватель», и они практически универсальны. Три года назад мы проводили исследование: опросили около 95% наших выпускников, кто, где и кем работает после университета. Оказалось, что у половины работа так или иначе требует именно тех компетенций, которые они приобрели в ходе учебы. Довольно многие нашли себе применение «по прямому назначению» – стали сотрудниками государственных учреждений культуры. Наши выпускники работают в областной библиотеке, в Музее кружева, в музее «Семёнково», в Кирилло-Белозерском музее-заповеднике; директор Тотемского музейного объединения Алексей Новосёлов – тоже наш человек. Кто-то пошел по управленческому пути – в муниципальные органы управления культуры, в департамент культуры и туризма. Есть и те, кто трудится в музеях Москвы и Петербурга. Одна моя студентка, писавшая диплом по усадебной культуре, работает в усадьбе Брянчаниновых – бывают и такие «точные попадания». Немалая часть выпускников задействована в сфере туризма, рекламы, в книжной торговле, в издательском деле – например, в издательстве «Древности Севера». Несколько человек работает в театральной сфере, один даже актером в питерском театре теней и пантомимы. Многие преподают в школе – мировую художественную культуру, иностранные языки, предмет «Истоки». Среди наших магистрантов – заведующая Фото из архива Алексея НовосёловаМузеем кружева Наталья Боева и директор Музея фресок Дионисия Ирина Паршукова. Магистратура сейчас стала показателем нашей востребованности: к нам потянулись профессионалы, уже работающие в системе, но не имеющие нужного базового образования.

Вторая половина выпускников пришла в не связанные с культурой сферы, но, как правило, на такие должности, которые требуют кругозора и умения грамотно общаться. Такое соотношение мне представляется вполне благополучным. Ведь даже во времена обязательного распределения не все оставались, например, преподавать в школе, отработав положенные три года. А сейчас, когда, получив диплом, человек отправляется в свободное плавание, очень показательно уже само направление его поисков.

Расскажите поподробнее о природе культурологического исследования: как определяется актуальность темы, какие методы применяются, каково практическое применение результатов?

Всеми этими премудростями мы овладевали постепенно – ведь большинство из нас не были «природными» культурологами. Найти свою культурологическую стезю было непросто. Один из ведущих современных культурологов Галина Зверева, заведующая кафедрой теории и истории культуры РГГУ, шутя, говорит так: культурология страдает «каковостью». Для историка важно что, где, когда. А для культуролога важно, как происходит то или иное явление в жизни. Какова мотивация его участников? В каких формах оно проявляется? Допустим, культура праздника – можно взять эту тему и сбиться в этнографию: уйти в обряды и обычаи. Можно сбиться в Последний звонок – 2013. Фото из архива Алексея Новосёловасоциологию – начать подсчитывать участников, запускать анкеты. А нам надо найти что-то другое. Понять, как рождается праздник, как он дальше живет в традиции, в памяти, в сознании. На кафедре защищалась дипломная работа «Тату в современной молодежной среде». И автор пошла по пути «как»: как выбирается татуировка, как она делается, каков источник этих образов, какова их эстетическая ценность. Используются методы разных наук – искусствоведения, социологии, психологии – но обязательно надо найти ответ на главные вопросы: какова роль тату в современной культуре, на какие потребности она отвечает. Может показаться, что культурология очень описательна – но цель ее в том, чтобы, сделав описание, выйти на смысл, поймать какую-то закономерность.


В свежем номере:

Плюсануть
Поделиться
Класснуть
Запинить