12+
Журнал о культуре Вологодской области

Спасское-Куркино: о реконструкции парка и будущем усадьбы – из первых уст

2018 Осень

Светлана Гришина

Усадьба Спасское-КуркиноО вологодских усадебных парках мы рассказывали в Год экологии, но и экология, и сохранение историко-культурного наследия – темы на все времена. Поэтому мы решили продолжить этот разговор на примере парка усадьбы Спасское-Куркино. В 2006 году усадьба Спасское-Куркино получила статус объекта культурного наследия регионального значения, а в 2008-м парк был объявлен особо охраняемой природной территорией. В этом году усадьба выиграла два президентских гранта: на реконструкцию парка и на реконструкцию системы отопления главного усадебного дома. Для утверждения проекта благоустройства парка потребовалось заключение специалистов о том, как оно отразится на местной флоре и фауне. В мае в Куркинском парке побывали ученые кафедры биологии и экологии ВоГУ – о результатах исследования и перспективах парка журналу «Сфера» рассказал научный сотрудник и старший преподаватель кафедры ботаники Андрей Чхобадзе. А о ходе парковой реконструкции и предстоящей реконструкции системы отопления в доме поведал житель Спасского-Куркино Николай Сайкин, давно радеющий о судьбе усадьбы.

Андрей Чхобадзе: «Благоустройство парка необходимо для его дальнейшего использования в качестве туристического и культурного объекта»

Андрей Борисович, что было предметом вашего изучения в парке усадьбы Спасское-Куркино?

Ученые ученые кафедры биологии и экологии ВоГУ проводят исследование парка. Андрей Чхобадзе – второй слева. Фото группы vk.com/kurkino_estateИсследования проводились по поручению Департамента природных ресурсов Вологодской области в связи с реконструкцией парка, которая была запланирована на это лето. Проект ландшафтной реконструкции парка, подготовленный Администраций Вологодского района и Вологодским отделением РГО, получил поддержку Фонда президентских грантов для НКО и предполагает благоустройство парка и частичное благоустройство прудов. Мы – ботаники и зоологи нашей кафедры – изучали многообразие животных и растений, обитающих на этой территории. Состояние деревьев нами не оценивалось – это было сделано в 2016 году специалистами-дендрологами под руководством профессора кафедры лесного хозяйства ВГМХА Федора Дружинина. Перед нами стояла цель – понять, как реконструкция парка скажется на его флоре и фауне.

Любое воздействие человека на жизнь природного сообщества влечет за собой изменения в жизни этого сообщества. Вопрос в том, как к этому воздействию относиться – как к негативному или как к неизбежному. Парк – это изначально искусственно созданное пространство и, как ландшафтный объект, он действительно нуждается в благоустройстве. В Куркино парк сильно зарос разными видами сорных пород деревьев, в советский период там производились неконтролируемые подсадки, а деревья-патриархи, высаженные изначально, одряхлели. Однако парк имеет статус особо охраняемой природной территории (категория «Памятник природы»), и предметом охраны является биоразнообразие этого места. Но высокое биоразнообразие наших старинных парков – результат их заброшенности. Как только мы начинаем благоустройство и реконструкцию паркового ансамбля, мы неизбежно вступаем в противоречие: с одной стороны, восстанавливаем парк, с другой – уничтожаем биоразнообразие.

И как решить эту дилемму?

Решение – в ответе на вопрос: для чего нужна реконструкция? Очевидно, что благоустройство парка необходимо для его дальнейшего использования в качестве туристического и культурного объекта. Когда весной, летом и осенью тысячи людей регулярно ходят под деревьями, ни о каком сохранении биоразнообразия речь уже не идет, и мы вступаем в противоречие с природоохранным законодательством. Но эта проблема только кажется неразрешимой. Мое личное мнение, которое я озвучиваю все последние годы (и которое не все разделяют), таково: если парк планируется реконструировать, то его надо либо выводить из состава ООПТ и делать объектом культурного наследия вместе с усадьбой, либо менять категорию ООПТ – пусть это будет не памятник природы, а туристско-рекреационная местность. Если быть честными, на нескольких гектарах парка значительное разнообразие растений и животных не сохранить – для этого необходимы территории в сотни или даже тысячи гектар с лесами, реками, озерами, болотами. А парк пусть остается местом отдыха и культурного досуга.

Я обеими руками за то, чтобы на карте области появился еще один туристический объект, и ничего не имею против его благоустройства. Спасское-Куркино – один из немногих провинциальных усадебных комплексов, в котором сохранились почти все постройки (один из флигелей сгорел несколько лет назад). Усадьбе не повезло в том плане, что в советское и постсоветское время ее принадлежность постоянно менялась: территория парка долгое время была «приписана» к НИИ луго-пастбищного хозяйства, потом к Вологодскому молочному институту (сейчас Вологодская молочно-хозяйственная академия), в усадебном доме располагались различные учреждения и жилые квартиры. Два года назад, когда последний хозяин обанкротился, усадебный комплекс был передан в собственность Вологодскому району. Передаче во многом способствовали местные энтузиасты во главе с Николаем Сайкиным, которые были обеспокоены судьбой усадьбы и на протяжении нескольких лет ратовали за ее возрождение и успешно сотрудничали с администрацией района, которая шла навстречу – например, капитальный ремонт двух плотин в каскаде рукотворных прудов был сделан на бюджетные средства. Знаю, что зимой там были проблемы, дом стоял без отопления, но я уверен: такая красивая усадьба с интересной судьбой усадьба заслуживает того, чтобы здесь кипела жизнь.

Какое заключение вы с коллегами дали на предмет реконструкции?

Заключение по результатам обследования мы составили исходя из всего сказанного выше. Считаем, что в ходе реконструкции парк приобретет облик, близкий к изначальному, и хотя в ходе благоустройства часть естественных природных сообществ будет уничтожена, это нужно признать необходимым для воссоздания усадебного паркового ансамбля. То есть мы не возражаем против реконструкции – мы говорим о ее последствиях.

Реконструкция парка совсем не обязательно должна быть точным воспроизведением того, как было при жизни хозяев усадьбы Резановых-Андревых. Никаких подеревных планов парка не существует: помещики разбивали парк для себя и не составляли таких документов, а когда парк исследовался в 1960-е – 70-е годы, там уже непонятно что было насажено. Можно ли посадить в парке что-то другое – не то, что росло здесь при хозяевах? Я считаю, что можно, но деревья надо брать из того традиционного набора, который использовался вологодскими помещиками тех времен. В Куркинском парке изначально было много берез – это порода короткоживущая и быстро теряющая свою декоративную ценность. Если вместо нее посадить липы или клены, парк от этого не станет хуже – он останется таким же красивым, но будет более долговечным.

Отдельная тема – воссоздание травяного покрова. Если сведения о деревьях можно найти в мемуарах и письмах, то о том, что конкретно росло под деревьями, сказать практически нечего. Скорее всего, это были те же луговые травы, что и в окрестностях, при этом вдоль дорожек обычно высаживались красиво цветущие культурные растения. В современных условиях не трудно подобрать цветочно-декоративный ассортимент, но значительно сложнее содействовать росту естественно произрастающих трав – проблемы будут с кошением. Чтобы луговые растения чувствовали себя нормально, их нельзя косить бензиновой газонокосилкой: то, что было лугом, за 5–10 лет превращается в землю с сорняками. Яркий пример тому – газоны в Вологде. Механизм работы бензиновой косилки – вращающаяся на огромной скорости нейлоновая нить. Она не срезает – она подрубает растение, при этом происходит сильный динамический удар, корневища многолетних травянистых растений дергаются и питающие их тонкие корешки обрываются. Без многолетников не формируется дернина – отсюда «проплешины» голой земли, и никакое подсевание ситуацию не исправит. А сорняки-однолетники устойчивы к такому воздействию, поэтому в итоге только они и остаются. Выход из этой ситуации один – косить косой, однако это тяжелый труд, и вряд ли у нас осталось достаточно людей, которые это умеют.

В ходе исследований удалось обнаружить редкие растения, сделать какие-то открытия?

Что касается редких видов, то там растут деревья, которые у нас взяты под охрану: дуб черешчатый, пихта, липа, вяз. Но когда мы говорим о редких охраняемых видах, мы подразумеваем виды, растущие в естественных условиях, а здесь эти деревья посажены. Из естественно произрастающих в парке есть определенный набор редких видов травянистых растений, однако они тоже не уникальны.

Об открытиях говорить еще рано, однако повод для разговора есть. В ходе обследования мы собирали различные материалы по истории усадьбы и парка. Мною обнаружены сведения о том, что усадебный парк Спасского-Куркино в числе других старинных парков считался охраняемой природной территорией уже в 20-е годы прошлого века. Очень скудная информация об этом была опубликована в нескольких вологодских краеведческих изданиях – «Спутник краеведа» и «Фенологический бюллетень». Конечно, данный факт нуждается в тщательной проверке: необходимо найти документы, подтверждающие постановку парка на государственную охрану, а найти их будет непросто – административно-территориальное деление Северо-Запада в 20-е – 30-е годы несколько раз менялось, и неизвестно, в чьем архиве эти бумаги могут храниться. Однако поискать подтверждения стоит – ведь если это действительно так, то значит, скоро мы можем праздновать 100-летие ООПТ в Вологодской области. Сейчас старейшей ООПТ у нас считается Дарвинский заповедник, основанный в 1949 году.

Почему это можно считать важной вехой? До революции такого понятия – охраняемая природная территория – не было. Были территории, на которых запрещались различные виды хозяйственных работ. Леса охранялись как источник ценной древесины, смолы, плодов и семян, представители животного мира – как источник меха, кожи, рога, кости, жира. То есть охраняли не природу вообще – охраняли конкретный материальный ресурс. Только в советское время природу стали охранять ради самой природы, и это важный сдвиг в государственной политике и в общественном сознании.

Николай Сайкин: «Отношение людей к парку и моей деятельности меняется»

Николай Алфеевич, расскажите, что было сделано этим летом в парке в ходе реконструкции на средства гранта.

Николай СайкинГлавное, что заметят посетители парка, – восстановлена дорожно-тропиночная сеть. Частично реконструирована исторически существовавшая система дорожек, включающая большой овал, который сохранился, и центральную аллею, которая была утрачена и которую мы сделали по воспоминаниям старожилов. Известно, что парк в плане повторяет контуры российского герба – двуглавого орла, и центральная аллея у нас идет от «короны». Кроме этого, мы сделали тропинки, по которым люди привыкли ходить за последние несколько десятилетий – потребности жителей села нельзя было не учесть. Они шириной всего в метр, но ходить по ним будет комфортно.      

Устроены дорожки и тропинки, конечно, не так, как это было при Резановых, хозяевах усадьбы. На землю уложен геотекстиль – специальный нетканый материал, который препятствует прорастанию травы. Поверх него уложен слой щебня, укрепленного сверху отсевом – крупной фракцией песка. Песок проваливается в щели между камней и скрепляет их, не дает им «гулять» под ногами – процесс называется расклинцовка. Такая дорожка прослужит долго – не зарастет и не будет под весом человека вдавливаться в землю. Чистить ее от опавших листьев будем с помощью специального пылесоса.

Освещение в парке связано с дорожно-тропиночной сетью?

Конечно. Оно было сделано еще раньше, на средства гранта Департамента сельского хозяйства и продовольственных ресурсов Вологодской области на поддержку местных инициатив граждан, проживающих в сельской местности. Установлены 15 светильников, по внешнему виду подходящих к усадьбе, подведены провода, но пока всё это работает только через удлинитель от усадебного дома, поэтому включается изредка – например, для художников включал во время пленэра, они до двух часов ночи работали на улице и были очень довольны. Администрация Майского сельского поселения не может оплачивать освещение парка, так как это ООПТ регионального значения. Сейчас мы ищем другой путь: преподаватель ВоГУ Александр Алюнов предложил свой проект по созданию на каскаде прудов мини-ГЭС, и если у нас всё получится, то свет будет.

Расскажите о том, что сделано на прудах.

Вычищены две запруды, по берегам выполнено обрамление бутовым камнем, который тоже уложен на геотекстиль. Обрамление сделано не по всему периметру пруда – биологи запретили: здесь до глубокой осени живут утки, и в заморозки по камням им будет не выйти из воды. Все пруды в нашем парке рукотворные, питаются от многочисленных ключей на дне. Один из таких ключей издавна питал колодчик на берегу пруда – этим летом мы его благоустроили, а отец Вадим Калмыков, настоятель местного сельского храма Преображения Господня, освятил его в честь праздника Рождества Пресвятой Богородицы.

В парке появились скамейки, а рядом со зданиями и некоторыми деревьями появились таблички…

Скамейки установлены исходя из сегодняшних соображений комфорта и удобства, а рядом с ними – урны, это тоже очень важно: мы заботимся о гостях усадьбы и их приглашаем позаботиться о чистоте в парке. Табличка с QR-кодом появилась у главного здания усадьбы, у остальных зданий – информационные таблички. Вижу, что это было необходимо: туристы, приезжающие в выходные на своих машинах и самостоятельно гуляющие в парке, останавливаются и читают. Что касается деревьев, таблички установлены около каждого вида, исторически произрастающего в парке.

А молодые деревья в парке в этом году посажены?

Конечно, садили четыре раза, посадили много. Сажаем липу, дуб, березу, ель – покупаем окультуренные саженцы. Места подсадок определяем просто: какой пень стоит, такое дерево рядом и сажаем. Сухие пни – около 30 штук – этим летом выкорчевали, нанимали экскаватор. Крепкие еловые пни пока оставили, но рядом высадили молодые елочки. Четкий перечень деревьев для посадки в парке составили нам преподаватели ВоГУ.

Ученые-ботаники против выкашивания травы бензиновой газонокосилкой – вы следуете их рекомендациям?

Стараемся следовать, но, увы, не всегда это получается. Конечно, косить косой лучше и научиться этому недолго. Но парк выкашивается силами волонтеров, собрать нужное количество людей в нужный момент не всегда получается. При косьбе косой-литовкой работы больше: срезанная трава укладывается в валки, их нужно разбивать, сушить их, иначе всё будет преть. Бензиновая косилка, или триммер, измельчает траву в труху, и ее можно на месте оставить, она высохнет. Но в планах у меня – проводить регулярные, как это сейчас называется, акции – «Сенокос в Куркино». Собираем по объявлению волонтеров на субботу-воскресенье, предоставляем ночлег и питание, выдаем инструмент, обучаем – и они за два дня всё выкашивают и убирают. Если человек 10 приедет – это вполне реально.

Прошлую зиму усадебный дом провел без отопления – решится ли вопрос в этом году?

Должен решиться в следующем! Мы заявились на второй конкурс Фонда президентских грантов 2018 года, и наш проект реконструкции системы отопления – в числе победителей! Полное его название «Сохранение объекта культурного наследия регионального значения «Усадьба Спасское-Куркино, XVIII – нач. XX вв. Главный дом», предполагается установить газовое оборудование для отопления усадебного дома. Размер гранта – свыше 3 млн рублей, сумма бюджетного софинансирования – 670 тыс. рублей, сроки реализации проекта – с 15 января по 30 ноября 2019 года. Проект – результат совместной работы инициативной группы жителей, Вологодского отделения Союза архитекторов России, Администрации Вологодского района и Комитета по охране объектов историко-культурного наследия Вологодской области.

Важно и то, что отношение людей к парку и к тому, что мы делаем, изменилось. Когда мы только начинали работу по приведению усадьбы в порядок, недовольных было больше, чем единомышленников. Парк был запущенный, заросший – только за первый субботник мы с небольшого участка вывезли 8 тракторных телег мусора и валежника. Когда ремонтировали плотины, чистили пруды, проход к личным сарайкам-дровенницам был затруднен, – тоже мне, бывало, высказывали. А сейчас, чувствую, люди смотрят на всё это другими глазами, готовы помогать. Наши главные мероприятия – День семьи, любви и верности и праздник Преображения Господня – всегда собирают много гостей, многие местные жители приходят. И это столь же важный результат нашей работы, как и благоустройство парка.


В свежем номере:

Плюсануть
Поделиться
Класснуть
Запинить