12+
Журнал о культуре Вологодской области

Станислав Кудринский: «Удачные случайные кадры получаются только у тех людей, которые к ним готовы»

2019 Лето

Кристина Страмова

Станислав КудринскийВ «объективе» рубрики «Культурный стаж» – фотограф Станислав Кудринский. Снимать с крыши или под водой, на «рыбий глаз» или в инфракрасном свете, в вологодской глубинке или где-нибудь в Норвегии – для него это привычные рабочие моменты. И даже солнце, слепящее глаза, не повод откладывать фотоаппарат: ведь можно сделать отличный кадр при сложном контровом освещении.

Станислав Кудринский – один из основателей вологодского фотоклуба «Северянин», победитель городского фотоконкурса «Молодежь древнего города», дипломант Первого Всероссийского фестиваля природы «Первозданная Россия», участник городских, областных и пяти персональных выставок. На протяжении 64 лет он не расстается с фотоаппаратом, при этом считает себя не профессионалом, а любителем. Он собрал внушительную коллекцию фотоаппаратов – от первых «Смены» и «Зенита» в кожаных «кобурах» до новейшего профессионального Nikon с уникальными характеристиками.

О фотографе, увлеченном коллекционере, путешественнике и романтике, влюбившемся с первого взгляда в свою будущую жену, с которой они 7 лет назад отметили золотую свадьбу, – читайте в интервью cultinfo.ru.

Станислав Федорович, расскажите о себе.

Я родился в Вологде в семье военного. В 1963 году окончил Ленинградский институт водного транспорта по специальности «инженер-судомеханик». На вологодском судоремонтном заводе прошел путь от конструктора до главного инженера. Работал Первым секретарем горкома ВЛКСМ, вторым и Первым секретарем Советского райкома КПСС, заведующим отделом в обкоме партии, в облисполкоме. Одиннадцать раз избирался депутатом Городского Совета. Затем трудился на заводе «Электротехмаш», на подшипниковом заводе, откуда ушел на пенсию с должности заместителя директора по финансам и экономике.

Профессия инженера-судомеханика, кажется, совсем далека от творчества. Как в вашей жизни появилось увлечение фотографией?

В 1954 году у меня появился первый фотоаппарат – «Любитель», двухобъективная зеркалка, которая до сих пор в рабочем состоянии. Не знаю, почему мама решила сделать мне такой подарок на Новый год, ведь до этого я не интересовался фотографией. Тем более что для нашей семьи он стоил дорого. Кроме того, нужны были принадлежности для проявления фотопленок и печати фотографий – бачок и рамка для печати. Фонарь и увеличитель я сделал сам. В то время не было ни литературы, ни обучающих пособий для новичков – только инструкция к фотоаппарату. Тем не менее, в мае я уже печатал снимки. Мои первые черно-белые фотографии были репортажного плана: на них запечатлены мальчишки на футбольном поле, ребенок на трехколесном велосипеде, открытие пионерского лагеря…

Спустя два года у меня появился новый фотоаппарат – тоже подарок. Я тогда занимался судомоделизмом, у меня даже небольшая мастерская была дома. В 1956 году стал победителем областной олимпиады технического творчества. За модель эсминца, созданную из металла и дерева, мне вручили «Смену – 2». С этим фотоаппаратом я уехал на учебу в Ленинград, где потом на одну из своих первых зарплат во время плавательской практики на судах, приобрел в 1961 году фотоаппарат «Зенит-3» с обьективом «Гелиос-44» и которым снимал вплоть до цифровой эпохи.

Начиналось, как и у всех тогда, с проявления пленки в темной ванной комнате?

Это сейчас всё легко – достал фотоаппарат, сделал сотню-другую снимков, а потом на компьютере выбрал самые удачные. А тогда к каждому кадру относились бережно. Ведь на пленке их было всего 6, 12 или 36. Раньше печатали как? В полной темноте включалась лампочка, и свет, проходя через негатив, наводился на резкость объективом и попадал на фотобумагу. Проявлялась пленка при красном фонаре. Белое на негативе становилось черным, черное, наоборот, белым. С негатива через увеличитель фотография печаталась на бумаге, после чего негатив превращается в позитив. В этом суть черно-белой фотографии. У меня сохранились негативы формата 35 мм и 6х6 см из моей домашней «фотолаборатории», которые я сделал в 15 лет. Они все систематизированы, на каждом указаны имена, дата и место съемки.

У вас дома собственная фотогалерея, на сайте круглогодично «работает» виртуальная фотовыставка. А еще вы снимаете фильмы…

У меня огромный архив распечатанных фотографий: каждый снимок датирован, имеет аннотацию, подробное описание. Для удобства я веду картотеку, в которой всё распределено по годам. Сделал контрольные отпечатки форматом 10х15 см, которых на сегодня почти две тысячи. Мало ли что может случиться – это потеря всего, а бумага всё стерпит. Кроме того, вся фотоинформация хранится в электронном виде, занимая 4 терабайта памяти на компьютере, и для надежности продублирована на жестких дисках. У меня огромный фотоархив из путешествий: с фотоаппаратом я побывал во Франции, Японии, Америке, Италии, Испании, Румынии, Болгарии, Эмиратах, Норвегии.

Мне 79 лет, и для меня нет большего счастья, чем рассматривать старые фотографии – и на этой «машине времени» проехаться к началу своего пути, увидеть детей, когда они были маленькими… Многие действительно важные моменты я просто не смог бы сохранить в памяти на долгие годы, если бы тогда у меня не было фотоаппарата. На первое свидание со своей будущей женой я тоже пришел с фотоаппаратом, и друга прихватил, чтобы он нас щелкнул. Вот тот самый памятный снимок в Кировском сквере, где мы с Линой вместе. Познакомились мы в Доме офицеров на танцах. Я зашел, а там около печки сидит девушка – в простых чулках, туфельках, в платье ситцевом. Увидел ее – и всё, любовь с первого взгляда! Я убежден, что счастье не зависит от количества нарядов и потраченных денег. 18 августа 1962 года состоялась наша свадьба. Первую брачную ночь мы провели в дровяном сарае, где нам постелили кровать, так как у родителей не было возможности выделить отдельное помещение. Медовый месяц прошел в колхозе, куда нас, студентов 5 курса, отправили копать картошку. У молодой жены был отпуск и она провела его со мной. Уже 57 лет мы вместе. В моем альбоме хранится первая фотография, которую мне подарила Лина, с надписью «Стасику». 

С 1968 по 1992 год я снимал на восьмимиллиметровую кинокамеру семейную хронику, путешествия, городские события. В киноархив входят фильм о главных событиях моей жизни с 1940 по 1965 годы «Как молоды мы были»; история одного вечера, снятая на пленочную камеру, – «Танцуем твист» (1968); целый «сериал» о моих путешествиях с 1968 по 1991 годы. Большая часть этих пленок у меня оцифрована. Некоторые фильмы можно увидеть на моем сайте в интернете. Мы любим собираться всей семьей и пересматривать нашу киноисторию на большом экране.

Фотографии с фирменной витиеватой подписью «Кудринский» – живые свидетели своего времени, показывают фотоштрихи к ХХ веку. Какая она, черно-белая Вологда в вашем объективе?

В черно-белых фотографиях самих по себе есть неуловимый шарм, но главное – на них можно увидеть, какими были вологодские улицы более полувека назад. Привычные «декорации» городских пейзажей того времени – деревянные мостки и заборы, белье, которое запросто сушили на натянутых веревках прямо на улице. На снимках я сохранил важные моменты архитектурной истории города, например, строящееся здание областного правительства «в лесах» или первую девятиэтажку на углу улицы Мира и Привокзальной площади. Уже давно нет дома на углу Герцена и Пушкинской, в котором я провел свое детство – но вот он, я вижу его на фото.

Если присмотреться внимательнее, по фотографии можно многое понять. Вот, к примеру, исторический кадр, который я сделал 7 апреля 1956 года на перекрестке улиц Октябрьской и Мира. На снимке всего один автомобиль, но тем не менее на перекрестке стоит регулировщик - легендарный вологодский гаишник, старшина милиции Хитров Василий Павлович. Я специально выжидал, чтобы проехала машина – ведь увидеть ее в то время было большой редкостью.

С домом на улице Ленина, 5 – он тоже есть на фото – связаны важные моменты моей жизни. Там я родился – там и женился. В этом доме были квартиры, там жили мои родители и туда привезли меня из роддома в конце февраля 1940 года, а спустя время мы с Линой Алексеевной в этом же здании, уже в Вологодском городском бюро ЗАГС, зарегистрировали брак.

Что, по вашему мнению, необходимо для хорошего фото – ракурс или острый взгляд, профессиональная техника или талант?

Чтобы делать хорошие фото, надо постоянно практиковаться и развивать в себе ви́дение – умение увидеть. Когда я учился в институте, почти всю свою скромную стипендию тратил на самообразование. Покупал альбомы по фотографии, журналы «Советское фото», «Чешское фото»… В Эрмитаж ходил, как на работу, на протяжении целого года, не пропуская ни одного воскресенья. Меня как магнитом тянуло к картинам импрессионистов, скульптурам Родена. Пытался, кстати, фотографировать роденовскую «Вечную весну». Но у гениального мастера так обработан мрамор, что на моих фотографиях все линии скульптуры кажутся размытыми, как будто наполненные воздухом.

Дорогу осилит идущий. Если сидеть и рассуждать, а не ходить и фотографировать, то ничего не получится. Важна и техническая сторона, и художественная – нужно развивать чувство кадра и композиции. Сейчас увлекаюсь инфракрасной фотографией, которой свойственны четкая детализация, многоплановость и завораживающий контраст – например, черное небо и белые деревья. Люблю фотографировать при контровом освещении: когда солнце бьет в объектив, получаются сложные кадры. Чем сложнее, тем интереснее для меня. Я постоянно с фотоаппаратом: хожу по улицам, ловлю моменты, настроение… Правда, моя работа не всегда позволяла мне снимать, но любой свободный момент я использовал для фототворчества – ведь я этим живу.

Может ли случайный кадр претендовать на главное место в семейном альбоме?

Удачные случайные кадры достаются только тем людям, которые к ним готовы. К примеру, однажды я сидел на берегу реки и вдруг увидел – вышла утка с утятами. Я успел их снять только потому, что фотоаппарат был под рукой. Бывает, нет времени выстраивать композицию по принципу золотого сечения, искать ракурсы, а важно словить момент. Главный секрет удачных кадров кроется в спонтанности.

На съемку я обычно отправляюсь с четким пониманием того, что в результате хочу получить. Когда снимать Софийский собор, чтобы он освещался солнцем? Только утром, в 6 часов, и только в июне, потому что потом солнце будет уходить, и такого эффекта не получится. Также и церковь Сергия Радонежского в свете солнечных лучей можно снять лишь ранним утром в двадцатых числах июня. Чтобы сделать эту «открыточную» фотографию, я проснулся в половину шестого утра, вызвал такси и поехал на другой конец города. Порой приходится вставать в три часа ночи, чтобы создать фотографию летнего рассвета. Наверное, мне помогает то, что я свободный фотограф: снимаю, когда хочу и что хочу – пейзажи, натюрморты, портреты… Может, звучит странно, но на фотографии я не зарабатываю – только трачу.

Вместе с фотографией вы открыли для себя новое увлечение – коллекционирование. Расскажите об этом.

«Любитель», «Смена», «Зоркий», «Mamiya», «Nikon»… Коллекция фотоаппаратов для меня имеет особую ценность – не материальную, а духовную. Фотоаппараты, которые выпускались в годы моей молодости, я приобрел, как правило, на интернет-аукционах или в заграничных поездках. У меня есть вся линейка «Зенитов», начиная с первого и до последнего, без автофокуса, но с электроприводом, который выпустил Красногорский завод. Горжусь редким экземпляром – уникальной зеркальной камерой «Нарцисс» 1964 года издания. Их было выпущено всего 22000 штук в Советском Союзе. У меня полный комплект – коробка, документы, кассетки, в которые заряжается пленка.

Цифровой фотографией я стал заниматься с 1998 года, когда купил в Испании фотоаппарат «Fujifilm DS-7». Разрешение было совсем маленькое – 0,6 мегапикселя. «Оlimpus 1400» с разрешением 1 млн пикселей купил, когда отдыхал на Канарах. Новый 2000 год я встречал с новой камерой – зеркальным «Оlimpus Е10», который был нашпигован самыми современными наворотами и стоил по тем временам огромных денег. С тех пор, как у меня появился фотоаппарат «Nikon D200», пополнилась и моя коллекция объективов к нему. У меня есть вся линейка, начиная от «рыбьего глаза» и заканчивая пятисотмиллиметровым. Сейчас снимаю отличной полноформатной камерой «Nikon D700».

Одновременно с цифровой техникой я начал осваивать Photoshop, печать на принтере, сканирование пленок. Уже более семи лет веду в интернете свой сайт, на котором более 200 альбомов и почти 4 тысячи фотографий.

Когда «заболеваешь» коллекционированием, остановиться уже невозможно. Мне повезло, что близкие мое увлечение поддерживают. В прошлом году «Nikon» анонсировал беззеркальные полноформатные камеры – «Nikon Z6» и «Nikon Z7». Я заглянул в любимый интернет-магазин и увидел огромный ценник, на что жена мне сказала: «Один раз живем, покупай». Так у меня появился «Nikon Z6». Я слежу за новинками: дома у меня обустроена фотолаборатория, где установлен мощный современный сканер, цветной принтер формата А4.

За 60 с лишним лет я прошел все этапы большого пути: с того времени, когда еще была актуальна фраза про птичку, которая «сейчас вылетит», до полной автоматизации процесса в искусстве фотографии.

Какое место в Вологде пронесло сквозь года свою прежнюю атмосферу и остается родным для вас и по сей день?

Вологду очень люблю. Не променял ее ни на какой другой город и не жалею. Я счастлив здесь. Сегодняшняя Вологда мне нравится больше. Раньше мы стеснялись условий, в которых жили: потемневшие от времени дома, деревянные тротуары, дороги разбитые…

Сегодня город во многом меняется, становится современнее. Радостно, что сегодня по Вологде можно с удовольствием пройтись по выложенным плиткой тротуарам и пофотографировать. Некоторые старинные здания отреставрированы или ремонтируются – теперь мы видим и ценим их красоту. Я был в Норвегии: там есть квартал старых купеческих домов – в них не живут, это очень красивый музей под открытым небом. Мои любимые места в Вологде, ставшие родными, – это Соборная горка, Кремлевская площадь, парк ВРЗ.

Одна из ваших персональных выставок называлась «Вологда. Было… и думы». Поделитесь с читателями своими думами.

Я сожалею, что потеряна культура переписки – ее заменили смс и смайлики. Но мои дети и внуки знают, что поздравлять меня можно только открыткой. Я бережно храню переписку с родственниками. Вы представляете, какое это богатство?! История жизни, наша история. Поэтому советую читателям: берегите историю своей семьи, помните своих предков. В старые времена даже крестьяне знали свою родословную, а сегодня люди этим почти не интересуются.

Простой пример, который подчас становится для людей настоящим откровением: заглянув в свой фотоальбом и посмотрев на обратную сторону снимков, что вы увидите? Ничего, там пусто. Но нужно понимать, что фотография без привязки к месту и конкретному человеку – просто «фотка» и никакой ценности не имеет. Жаль, что мы потеряли и культуру салонной фотографии, когда можно было прийти всей семьей и сделать качественные портреты на память. Но я уверен: обычная фотография, снятая сегодня, через 100 лет покроется патиной времени и приобретет художественную ценность, потому что другого подобного фото нет и не будет.


В свежем номере:

Плюсануть
Поделиться
Класснуть
Запинить