12+
Журнал о культуре Вологодской области

У народных промыслов есть «Надежда»

2019 Весна

Светлана Гришина

Марина ЮкинаС продукцией ООО «Надежда» знакомы все, кто хоть ненадолго задерживается у молочных витрин в больших продуктовых магазинах: в нарядные деревянные бочата, расписанные на фабрике, фасуется знаменитое вологодское масло. Но это лишь малая часть ассортимента предприятия, которое выпускает более 300 видов изделий, расписанных вручную. Наиболее полно продукция «Надежды» представлена в магазине в здании фабрики – от разноцветья причудливых узоров и разнообразия форм, как говорится, глаза разбегаются. О том, как создаются эти красивые вещицы, и о том, как сегодня держится на плаву производство, в основе которого – ручной труд, мы беседуем с главным художником предприятия Мариной Юкиной, мастером народных художественных промыслов Вологодской области.

От хохломской росписи до борецкой

История «Надежды» началась в 1976 году: тогда по распоряжению Вологодского облисполкома при Вологодском деревообрабатывающем заводе был создан цех народной росписи, использующий отходы деревообработки. Одновременно властями было принято и решение о том, как именно расписывать изделия – так в северной Вологде неожиданно поселилась… хохлома – старинный промысел, получивший «имя» по названию села Хохлома в Нижегородской губернии. Для работы на предприятии и обучения местных мастеров из Смоленска были приглашены художники, владеющие хохломской росписью, – приглашены надолго, здесь им даже были выделены квартиры. Почему была выбрана именно хохлома, теперь уже никто не вспомнит, – вероятно, «за известность»: этот промысел был достаточно развит и прочно ассоциировался с русским народным искусством.

Со временем пришло понимание того, что вологодское предприятие должно заниматься не «привозным», а исконным вологодским промыслом. Художники и мастера занялись изучением северных росписей. Большую помощь в этом оказал Вологодский областной краеведческий музей (сегодня – государственный музей-заповедник), где в 1980 году как раз открылась студия «Вологодские росписи», и лично Ангелина Глебова, много лет возглавлявшая художественный отдел музея. Мастера изучали предметы с росписью из фондов музея, копировали росписи прялок, ездили по музеям области, собирали фотографии и книги. Когда материал был собран и осмыслен, стали разрабатывать новые виды продукции с борецкой росписью – это так называемая графическая роспись, происходящая из села Борок Шенкурского уезда Архангельской губернии – когда-то эта территория входила в состав Вологодского наместничества. Многоцветная, яркая, нарядная, достаточно сложная в исполнении, она определила новое направление в развитии предприятия, которое благодаря ей в конце 1990-х стало членом ассоциации «Народные художественные промыслы России». Но и от хохломской росписи тоже не отказались.


«Нас, бывает, критикуют за хохлому, но изначально этот выбор – не вина художников, – говорит Марина Юкина. – Теперь, имея огромный опыт работы в этой росписи, предприятие разрабатывает собственную ее разновидность – голубую, или северную хохлому. Да, это заимствованная технология, но в голубом цвете хохлому никто, кроме нас, не пишет. Мы надеемся добиться утверждения нашей северной хохломы как самостоятельного промысла».


Помимо борецкой росписи и голубой хохломы, в «Надежде» выпускают изделия и с другими видами традиционных росписей. Шекснинская золочёнка радует нарядным, праздничным сочетанием красного фона и золотого узора из листьев и веток, на которых сидят диковинные птицы. Мезенская красно-черная роспись – говорят, одна из наиболее древних – представляет собой сложные композиции из разных орнаментов, которые составляют стилизованные фигурки коней, лосей и утиц в сочетании со знаками-символами. И золочёнка, и мезень – это графические росписи, в основе которых сложный рисунок. Свободно-кистевая харовская роспись, наоборот, пишется без предварительного рисунка, а крупный живописный узор создается широкими мазками, причем на кисть берется краска одновременно двух, а то и трех цветов. Правда, изделия с этими росписями представлены в ассортименте «Надежды» не так широко, как борецкая роспись или голубая хохлома.

Значительную часть продукции предприятия составляют авторские фантазийные изделия, которые отличаются огромным разнообразием: это футляры под конфеты или алкоголь, шкатулки, колокольчики, сувенирные фигурки. Веселые деды морозы, матрешки, забавные фигурки животных – каждая имеет свой характер и выражение «лица». А маленькие елочные игрушки не хочется выпускать из рук, настолько они симпатичны и праздничны – жаль, что продаются они только в комплекте с деревянной расписной елкой, и стоит этот комплект недешево, но что делать – ручная работа…

И швец, и жнец, и на дуде игрец

Ассортимент предприятия широк, объемы производства значительны, а художников здесь всего 16 человек. Сразу возникает вопрос об организации работы: мастер специализируется на одном виде росписи, или каждый должен уметь всё?


«”Надежда” – маленькое предприятие, не слишком известное по стране, поэтому нам нужно выпускать очень разнообразную продукцию, иначе не выжить, – объясняет Марина Николаевна. – Есть и матрешки, и декоративные пейзажи, и северодвинские росписи (к ним относится борецкая), и голубая хохлома – каждому мастеру надо многое уметь. Поэтому и ученикам у нас приходится трудно – нужно осваивать одновременно по 5–6 направлений. Знаменитые промыслы, имеющие более крупные производства, как гжель или хохлома, работают иначе – пишут только своё, а мы должны постоянно искать и пробовать новое, чтобы оставаться интересными покупателю».


Художникам в «Надежде» нужно не только владеть разными видами росписей – нужно уметь работать быстро. В мастерских и цехах предприятия повсюду стоят огромные подносы с изделиями разной степени готовности. Марина Юкина показывает небольшой, умещающийся на ладони сувенирный колокольчик с фантазийной росписью – таких надо расписать 20–30 в день. Борецкая роспись более «медленная» – изделий такого же размера с нею нужно выдать штук 10 за смену. На каждый вид росписи – свои расценки, а работают мастера сдельно, их заработок полностью зависит от количества расписанных вещей. Ученикам, чтобы набрать нужный темп работы, требуется два-три года. Раньше расписывали маслом, пользовались растворителями, и работу художника можно было в каком-то смысле назвать вредным производством; когда перешли на водные темперные краски, стало намного легче.

Бывает ли при таком производстве брак? «Человек не машина – где-то пропустил, где-то размазал. Конечно, на предприятии есть контроль – такое изделие будет возвращено для переделки, – говорит Марина Юкина. – Но в художественном производстве понятия брака нет: если у человека не получается, то он либо только учится, либо это не его профессия. Квалификация должна быть очень высокой – иначе работать у нас нельзя».

Как в условиях фабричного производства художнику сохранить свою индивидуальность, и возможно ли это вообще? Ведь он не творит, повинуясь вдохновению, а много раз повторяет одно и то же по одному эскизу. Марина Николаевна уверяет, что возможно:


«У каждого мастера свой почерк, и я по работе всегда узнаю, кто ее делал. Тем более что у нас нет образцов, от которых нельзя отступить ни на шаг. В каждой росписи есть общие принципы написания отдельных элементов и их компоновки, но художник всякий раз создает свой собственный образ. Взять нашу голубую хохлому – ее в любом случае будешь писать по-своему: свою травку, свои ягодки, в своем стиле оформишь рисунок. В сувенирных колокольчиках и матрешках можно добавить от себя детали узора, по-своему написать личико, изменить колорит. Какая-то мера свободы художнику обязательно нужна, иначе работать будет просто неинтересно».


Авторскую оригинальность работы подчеркивает и подпись мастера на ней, и если на серийных изделиях подписи может и не стоять, то высокохудожественные вещи всегда подписаны (они и в исполнении сложнее, и оцениваются дороже). Иногда поставить подпись на изделии просит заказчик – чтобы видно было, что это ручная работа.

Среди мастеров «Надежды» шесть человек имеют звание «Мастер народных художественных промыслов Вологодской области». Кто-то получил образование в Губернаторском колледже народных промыслов (ранее – профессиональное училище № 15), а кто-то учился ремеслу прямо на фабрике. Стажисты работают на предприятии по 30–35 лет. Мастера имеют возможность показать свое искусство на конкурсах народных промыслов, один из самых значимых – выставка-конкурс «Ладья» в Москве, и «Надежда» там всегда представлена. В 2018 году за достойное представление Вологодской области на Всероссийском смотре-конкурсе народных художественных промыслов России «Молодые дарования – 2018», который проходил в апреле, художник Ирина Пахолкова была поощрена Благодарственным письмом Департамента культуры и туризма области, а по итогам данного конкурса стала стипендиатом по линии Министерства культуры России.

Проходят конкурсы и на областном уровне: недавно по итогам конкурса профессионального мастерства среди молодых работников организаций народных художественных промыслов, организованного Департаментом культуры и туризма области в октябре 2018 года, премий были удостоены три художника «Надежды» и резчик.

Ольха да осина

Именно в руках токаря и резчика начинает свой путь любая вещь, изготовленная в «Надежде», хотя покупатель, видя эти нарядные изделия, восхищается прежде всего мастерством художника, выполнившего роспись. Работа эта тяжелая и трудоемкая, и нигде в Вологде токарному делу не учат – приходится учиться, что называется, на ходу. Предприятие не закупает резные и токарные формы – всё изготовляется здесь по эскизам главного художника. Большинство токарей тоже работают давно: ремесло требует опыта, за год ничему не научишься.


«Дерево мы закупаем сами, сами обрабатываем, готовя полуфабрикат, – объясняет Марина Николаевна. – До недавнего времени у нас было подразделение в селе Устье – токарный цех, но его пришлось закрыть из-за нерентабельности. В качестве сырья используем, по сути, бросовый материал – ольху и осину, подлесок, который не годится для распиловки на доски. Древесина хвойных пород для сувениров непригодна – она выделяет смолу, а береза слишком тяжелая. Каждое изделие точится из цельного куска дерева, кроме бочек со вставным донышком. Ольха не бывает толстой – максимум 20 см в диаметре, поэтому идет на изделия малого и среднего размера. Осину ищем большую – короба, например, делаются из нее. Формы наших изделий – самые разные, есть такие, которые полностью вырезаются вручную: ковшики, ложки, утицы. Мы работаем только с сырой древесиной. Вы удивитесь, но трудоемкая роспись – пожалуй, самый короткий этап в изготовлении нашей продукции, много времени требует сушка вырезанного изделия: чтобы готовая чашка попала в магазин, должно пройти полтора месяца, из них месяц уйдет на сушку».


Как придумать то, что купят

Как утверждается к производству то или иное изделие? Генератор творческих идей на предприятии – главный художник, и на нем лежит огромная ответственность, ведь нужно предугадать, насколько успешно новая вещь будет продаваться.


«Предварительно разрабатываю форму, делаю эскиз, – рассказывает Марина Юкина. – Первое изделие я, как правило, расписываю сама, но иногда выполнение образца поручается сильному художнику. Стараешься найти тот вариант, который хорошо пойдет в работе и будет иметь спрос. Бывает, что на образец уходит неделя, но ты точно знаешь, что «попадешь в цель» – это уже интуиция. Надо представлять, насколько трудно будет художникам работать по этому образцу: одно дело – создать единичный шедевр и совсем другое – повторить изделие при массовом производстве».


У «Надежды» есть постоянные оптовые покупатели, в первую очередь молочные комбинаты области: значительную долю выпускаемой продукции составляют бочата под сливочное масло. Однако большинство постоянных клиентов предприятия – из других регионов России. В Вологде изделия мастеров «Надежды», помимо магазина на фабрике, всегда представлены в магазине «Вологодские сувениры». Продаются они и в Великом Устюге – там у туристов пользуется спросом «дедморозовская» тематика. Самое горячее время для предприятия – зима: к новогодним праздникам поступает множество заказов на сувениры, елочки, разнообразных Дедов Морозов, футляры под алкоголь и конфеты.

Работа под заказ – не всегда рутина. В кабинете у Марины Николаевны среди множества интересных вещиц стоит совершенно необыкновенная – высокая шкатулка-карусель с борецкой росписью, и недавно на предприятии выполнили 50 таких каруселей под заказ. Бывает, что «Надежда» берет и частные заказы – среди них встречаются особенно интересные.


«Сложные заказы дают толчок к творчеству, – говорит Марина Юкина. – Всегда бы их брали, будь у нас побольше времени. Например, нам приносили расписать самовар, а однажды мы делали упаковку под эксклюзивное вино. Иногда «человек с улицы» наталкивает на такую идею, которая сама по себе никогда бы и в голову не пришла».


Максимально разнообразно продукция «Надежды» представлена на ярмарках и выставках. Здесь важно не только показать весь ассортимент предприятия, но и учесть разные финансовые возможности покупателей: кто-то приобретет большую авторскую работу, а кто-то – сувенирный колокольчик.

Как изделия ручного промысла выдерживают конкуренцию с более дешевыми сувенирами, изготовленными путем штамповки или с применением деколи – переводной картинки? Ведь далеко не всякий оценит разницу в исполнении, а отличие в цене все заметят. В борьбе за покупателя главный козырь «Надежды» – качество. По профессионально выполненной росписи видно, что рисунок написан человеческой рукой – он живой, легкий, а разные изделия, повторяющие один эскиз, неуловимо отличаются друг от друга, и каждое по-своему интересно.

Что впереди?


«Мы никогда не жили легко, – делится Марина Юкина, чей стаж на предприятии отсчитывается с 1980 года. – Сколько лет я тут работаю, всегда над нами довлеет тревога: как бы нам не закрыться... Предприятие неприбыльное, нам всё дается непросто, и мне кажется, так обстоят дела в любом промысле. В лучшие времена у нас работало до 40 художников. Возможно, дело в том, что сегодня в промыслы не так охотно идет молодежь, а старые мастера уходят. Однако мы настроены на развитие. Вот уже третий год «Надеждой» руководит Александр Вячеславович Песков, молодой энергичный директор – при нем и магазин преобразился, и молодые сотрудники стали получать доплаты. Поощряется участие работников предприятия в профессиональных конкурсах, хотя это и нелегко – отпустить человека на выставку или дать ему время для создания выставочного изделия, когда нужно выполнять план».


Недавно перед «Надеждой» открылись новые перспективы. Помещения на улице Энгельса, 52, в которых располагаются цеха, предприятие использует на условиях аренды. После визита на предприятие мэра Вологды Сергея Воропанова городские власти приняли решение предоставить «Надежде» льготу в 94% на аренду помещений. Освободившиеся средства можно будет потратить на обучение мастеров, ремонт помещений и приобретение нового оборудования – то, что используется сейчас, износилось и устарело, некоторые станки не менялись более 30 лет.


«Я как главный художник планирую работу на много лет вперед, – подчеркивает Марина Юкина. – Конечно, хочется выпускать побольше дешевой продукции, не перегруженной росписью, – легкие изделия, вписывающиеся в современный интерьер. Возможно, есть перспектива у расписных украшений, например, крупных бус или брошей. Сейчас популярны и различные аксессуары в этно-стиле, я думаю над тем, как расписывать, например, дамские сумочки. Наши вологодские росписи позволяют осуществить множество разнообразных идей – было бы время, силы и рабочие руки».



В свежем номере:

Плюсануть
Поделиться
Класснуть
Запинить